2020 год ознаменовался волной возмущения, протестами и атаками на памятники. Поэтому уместно будет разобраться, куда же уходит корнями расизм. Конечно, легко зациклиться на современной истории и принимать во внимание лишь широко известные явления вроде американского Ку-Клукс-Клана и немецкого нацизма (кстати, в прошлом году исполнилось ровно сто лет нацистской НСДАП — Национал-социалистической немецкой рабочей партии). Но откуда все это пошло изначально? Как давно в мире существуют расисты? Можно ли найти следы расовой идеологии в Средневековье или даже в античности?

Вопрос масштабный, а ответ на него надо уместить в маленькую статью. Кроме того, все еще очень не хватает исследований. Однако уже ясно, что XIX век, который часто называют колыбелью современного расистского мышления, был временем, когда под уже имеющееся отношение к этому вопросу среди как простых людей, так и интеллектуалов в каком-то смысле подводили научную базу. Западные ученые разделили народы на расы, наделив их определенными характеристиками, и эта тенденция достигла кульминации (или, точнее говоря, начала достигать) в расовой биологии 1920-х и 1930-х годов. Но зародилось все гораздо раньше.

Для начала скажу пару слов о понятии как таковом. Термином «расизм» обозначают комплекс предрассудков, который постепенно развился в образ мышления. Предрассудки в конечном итоге основаны на различиях во внешности людей. Эти вариации, по мнению расистов, свидетельствуют, что у людей разное происхождение и разная ценность. Согласно логике расизма, видимые, внешние признаки говорят о невидимых, внутренних свойствах.

Внешние наблюдаемые различия между расами — например, цвет кожи — предположительно, свидетельствуют о разных психических свойствах народов, расовых психотипах. А они в свою очередь считаются очень важным, иногда даже определяющим фактором при формировании культур, которые расы порождают. Поэтому расистам кажется, что, например, китайская, арабская и западная культуры органически и биологически разделены. Расисты наших широт обычно располагают различные культуры в иерархическом порядке, помещая западную на самый верх.

Слово «раса», судя по всему, начали использовать в Европе в начале XVI века, вскоре после того, как Колумб открыл Америку, а Васко да Гама нанес на карту морской путь вокруг Африки. Людям понадобился термин для определения видимых и невидимых различий между народами. Сказать точно, что послужило конкретным толчком, мы не можем. Было ли это непосредственным следствием географических открытий или результатом внутреннего социально-экономического развития Европы, где появились классы и сословия?

Проблема в том, что практически нет исследований, посвященных европейскому расизму до XVI века. Традиционно считалось, что средневековая ксенофобия была больше связана с религией. Люди считали опасным того, кто не был приверженцем христианской веры. Из-за такой точки зрения ученые подробно изучали отношения христиан и мусульман, а также христиан и иудеев, не связывая при этом такого рода ксенофобию с конфронтацией, которая позднее сформировалась у нас с культурами Азии, Африки и Америки. Что же касается других ксенофобских взглядов в Средние века, ученые, как правило, удовлетворялись общим предположением, что люди в целом скептически относились к жителям других городов и земель.

Поэтому сейчас довольно трудно разобраться, как западные европейцы относились к чужакам в Средние века и эпоху Возрождения. Кроме того, например, отношение к мусульманам Ближнего Востока в разных странах и в разные эпохи очень отличалось. Церковь относилась к мусульманам резко отрицательно, тогда как знать часто прекрасно ладила с воителями по другую сторону религиозной границы.

Зато все ученые едины во мнении по поводу того, что произошло на следующем этапе — после XVI века. Европейцы стали расистами в современном понимании не потому, что считали азиатов, африканцев и коренных жителей Америки странными на вид и по поведению. Речь шла о последовательном усвоении привычки: европейцы обращались с чужаками все более уничижительно, по мере того как получали над ними власть. А этот процесс начал по-настоящему набирать обороны в XVIII-XIX веках на волне трансатлантической работорговли, глобального торгового капитализма и затем империализма.

Логика была настолько же злобной, насколько и простой: более слабые люди, которых легче завоевать, подавить и подчинить, по всей вероятности, просто сделаны из более плохого теста, чем победители…

А когда эти предрассудки стали общепринятыми, их переняли интеллектуалы XIX и начала XX веков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.