Утром 18 мая 1965 года на площади Мардже за старыми стенами Дамаска повесят человека в белом мешке, на котором жирным шрифтом будет написан текст, начинающийся со слов «Во имя арабского народа Сирии…». Труп провисит шесть часов, и это будет значить, что военный суд вынес смертный приговор израильскому шпиону Эли Коэну (Камаль Амин Табет).

Начало пути

Эли Коэн родился в еврейском квартале Александрии, в семье сирийских евреев, иммигрировавших из Алеппо 26 декабря 1924 года. В юности он изучал инженерное дело, но учебу так и не закончил. В 1944 году он присоединился к молодежной сионистской организации Александрии, благодаря чему попал в поле зрения офицера еврейской разведки Абрахама Дара, приезжавшего в Египет для вербовки агентов и помощи евреям в эмиграции. Организации было поручено саботировать американские и британские объекты в Египте в 1950-х годах, чтобы столкнуть страны друг с другом.

Коэн и его семья не эмигрировали в Израиль. Он продолжал свою деятельность в упомянутой организации до тех пор, пока не был арестован египетскими властями в рамках дела Лавона. Затем его освободили, и он уехал из Египта в Израиль, однако позже вернулся в страну, где египетские спецслужбы продолжали следить за ним. Когда началась трехсторонняя агрессия, он был снова арестован и освобожден и поэтому в 1957 году в очередной раз отправится в Израиль. Там он получит документы, что является гражданином этого государства и работает в министерстве обороны. Наконец, он станет работать на «Моссад», где будет принято решение о его отправке на сирийскую территорию.

Чтобы успешно выполнить миссию, Коэн должен был хорошо знать Сирию и внутреннюю обстановку в стране, поэтому он принялся активно изучать ее историю, экономику, географию и благодаря специалистам выучил сирийский диалект. Кроме того, он изучил информацию об Аргентине, испанский язык и уехал туда в 1961 году, чтобы основать в Буэнос-Айресе компанию по импорту и экспорту и стать известной среди сирийских мигрантов фигурой. Они знали его как сирийского бизнесмена по имени Камаль Амин Табет, чья семья мигрировала из Алеппо в Александрию, а затем в Аргентину. Его считали националистом и патриотом своей страны. Кроме того, он сумел наладить контакт с сирийскими дипломатами и принялся рассказывать им о своей мечте — возвращении на родину.

Сообщения из Дамаска

10 января 1962 года под вымышленным именем он впервые прибыл в Дамаск по приказу израильской разведки, представившись сирийским бизнесменом, заинтересованным в экспорте местных товаров в Европу. Он основал транспортную компанию с целью установить отношения с политической и военной элитой Сирии и имел большую сеть контактов, что позволило ему стать очень влиятельной фигурой в стране.

Первое сообщение в Израиль он отправил после двух месяцев пребывания в Дамаске, и письма посылались на протяжении трех лет по два послания в неделю. В период между 15 марта и 29 августа 1964 года он отправил своему руководству более сотни писем, содержащих информацию о заседаниях правительства, влиятельных фигурах в армии и партии, а также количестве танков в Кунейтре.

Против покойного президента Сирии Амина аль-Хафеза были выдвинуты обвинения, что он содействовал въезду Коэна в Сирию и развитию его связей в стране. Ранее, будучи военным атташе, он встречался с ним в Аргентине, но Аль-Хафез это отрицает. По его словам, Коэн покинул Аргентину до того, как туда прибыл он.

Израильских агент установил дружеские отношения с официальными лицами страны и часто расспрашивал их об оружии и его боевых возможностях, пока, наконец, не смог лично посетить один из военных объектов неподалеку от Кунейтры и увидеть проект военного укрепления. Он смог сфотографировать его с помощью точной камеры и отправил снимки в Израиль. Также Коэн сообщил о проекте по отведению воды на реке Иордан, в то время как Израиль планировал использовать ее воды в пустыне Негев. Говорили, он был членом высшего руководства страны и советником министра обороны и мог заполучить даже пост президента республики. Ему приписывались и другие должности, но это безосновательное преувеличение.

Когда Эли Коэн жил в Дамаске, столичное радио взяло у него интервью как у молодого сирийца, покинувшего родину в юном возрасте, и человека, чье сердце наполнено любовью к своей земле.

Он был арестован 12 января 1965 года. Существует множество версий произошедшего, но во всех присутствуют одни и те же имена и окружение. Израильский шпион стал символом позора для сирийцев, и если один из них хотел оскорбить другого, он называл его Коэном, имея в виду его коварство и талант плести интриги.

Рефаат аль-Хагган и египтяне

Жак Битон (Рефаат аль-Гамаль, также Рефаат аль-Хагган) увидел сделанную в Израиле фотографию Коэна с еврейкой, и когда он спросил ее о нем, она ответила, что это муж ее сестры. Египтянин встретил его на специальном вечере, где присутствовали представители «Моссад», а также увидел фотографии Коэна на Голанских высотах, в связи с чем отправил сообщение в Египет, который, в свою очередь, уведомил обо всем сирийцев.

По одной из версий, личность израильского шпиона была раскрыта в результате сотрудничества египетских и сирийских спецслужб: египетская сторона получила в распоряжение фотографии Коэна, сделанные во время посещения Голанских высот, узнала его и передала информацию сирийцам.

Связь посольств

Когда автомобиль сирийской спецслужбы с устройством для определения источника сигналов проезжал мимо дома Камаля Амина Табета, из здания было перехвачено сообщение на азбуке Морзе, однако при обыске никого подозрительного обнаружено не было.

Тем не менее офицеру-связисту Мохамеду Ведаду Баширу было известно: посольства передают сообщения на определенных частотах, а радиограмма, перехваченная автомобилем, машина, была послана на другой частоте. Поэтому спецслужбы провели обыск в посольствах в данном районе, на что получили специальное разрешение. Сигнал был обнаружен снова, и местоположение передатчика было точно установлено, поэтому Коэна поймали с поличным, когда он пытался выпить яд.

Индийская жалоба

Сирийская служба безопасности получила жалобу от радистов в посольстве Индии. По их словам, что-то мешало им посылать сообщения руководству в Дели, в связи с чем сирийское правительство обратилось за помощью к Советскому Союзу: оно получило новое устройство, сумевшее определить источник посторонних сигналов.

В квартире шпиона

Военная разведка обнаружила неизвестную радиочастоту, не зарегистрированную в отделении радиосвязи. Однако определить местонахождение передатчика и характер сигнала не удалось, пока не стало известно о наличии в Западной Германии передовых устройств, способных определить точное местоположение устройства. Они были доставлены в Сирию, и началось отслеживание источника сигналов. Отдел разведки арендовал квартиру в доме, из которого исходил сигнал, и разместил в ней патруль службы безопасности. Его главной задачей было поочередно отключать электричество в квартирах здания на несколько секунд во время передачи сообщений. В результате такой работы удалось установить источник сигнала — квартиру Коэна.

На следующий день во время отправки очередной радиограммы патруль во главе с начальником разведывательного управления полковником Ахмедом Сувайдани совершил рейд. Табет отрицал наличие у него какого-либо устройства, но в выдвижном ящике стола под бумагами был найден радиопередатчик.

Секрет в нацисте

Как сообщал Салах Далили, глава военного трибунала, приговорившего Коэна к смертной казни, израильский разведчик должен был найти Алоиса Брюннера, помощника нацистского офицера Адольфа Эйхмана, который был похищен в Аргентине и перевезен в Израиль. Согласно имеющейся у «Моссад» информации, он находился в Дамаске, поэтому Коэну поручили его выследить.

Сионистский шпион провел шесть месяцев в поисках Брюннера в сирийской столице, но безрезультатно. После возвращения в оккупированную Палестину его миссия была приостановлена, поэтому Коэн предложил израильской разведке вернуть его в Дамаск, где он сможет установить отношения с местными бизнесменами и официальными лицами и тем самым получит доступ к важной для Израиля военной информации.

По словам Далили, Каир не имеет никакого отношения к раскрытию личности Эли Коэна и сирийское правительство направило официальное письмо египетским властям с просьбой контролировать ситуацию в СМИ и они опровергли свой вклад в поимку шпиона. Как утверждал глава военного трибунала, деятельность Коэна была раскрыта благодаря индийскому посольству.

Часы Коэна и его останки

В августе 1959 года Коэн женился на еврейке иракского происхождения, которая опровергла версию «Моссад» о специальной операции по возвращению часов агента. По ее словам, супруг приобрел их на открытом аукционе и она направляла письма сирийским властям с просьбой вернуть его останки, на что получила такой ответ: «Это произойдет, когда придет время». Израильские эксперты оправдываются тем, что не знают местонахождение останков шпиона.

После казни тело Коэна было похоронено на еврейском кладбище в Дамаске без каких-либо соответствующих ритуалов. Затем останки перемещали с одного места на другое, пока израильская пресса не объявила об их нахождении в Латакии. Согласно имеющейся информации, останки будут переданы в Израиль при посредничестве России, но последняя все отрицает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.