Американский специалист по послевоенной истории международных отношений проливает новый свет на то, как хоккей, включая суперсерию Канада — СССР 1972 года, оказался главным полем борьбы за власть в «восточном блоке» и международных интриг холодной войны.

Историк из Нотрдамского университета Джон Соарес (John Soares), в настоящее время — внештатный научный работник Карлтонского университета, изучил канадские, американские и европейские архивы и выяснил, насколько подчас высоки были политические ставки в хоккейных матчах времен холодной войны, в частности, в том спорном матче 1969 года, из-за которого коммунисты провели смену режима в контролировавшейся Советами Чехословакии.

По плану Соарес должен на следующей неделе устроить презентацию в Оттаве, где выступит с предварительным обсуждением своих открытий и расскажет о книге, которую собирается написать. Воспользовавшись своим назначением в Карлтонский университет, Соарес будет активно изучать канадские дипломатические документы времен холодной войны в Канадском управлении библиотек и архивов.

Роль, сыгранная хоккеем в эпической борьбе коммунизма с капитализмом, как признает Соарес, — «это такая тема, которой историки-специалисты по холодной войне в США уделяли не очень много внимания».

Но Соарес воспитывался на северо-востоке США, в семье, где буквально болели хоккеем, и он «с ранних лет понимал, что хоккей имел космическую важность», а значит, вероятно, его стоило исследовать научно.

Этот день настал, когда, занимаясь общими исследованиями холодной войны, Соарес обнаружил архивные документы, из которых следовало, что победа сборной Чехословакии над Советским Союзом на Чемпионате мира по хоккею в 1969 году по сути дела изменила ход политической истории Европы во время реформаторского движения 1968–69 годов, известного под названием «Пражская весна», когда лидер чехословацких коммунистов Александр Дубчек попытался ослабить контроль Москвы над страной, невзирая на яростное и все более зловещее сопротивление со стороны своих кремлевских кураторов.

«Я обнаружил документы, в которых говорилось о том, как праздновали победу Чехословакии над Советским Союзом и как это повлекло за собой ужесточение контроля над прессой и активизацию сторонников жесткой линии в Праге» — и свержение Дубчека в апреле 1969 года, как рассказал Соарес в интервью для Postmedia News. Сотни тысяч людей вышли на улицу, чтобы отметить победу Чехословакии, и вскоре веселье переросло в беспорядки, направленные против советского присутствия в стране.

Согласно документам посольства США, американские наблюдатели подозревали, что беспорядки «были, вероятно, устроены чешской тайной полицией, чтобы создать предлог для свержения Дубчека», — о чем также говорит Соарес.

«Сама игра стала для чехословацкого народа важным поводом порадоваться своей национальной особенности и самостоятельности, но она также имела последствия в плане смены политического руководства: ушли реформаторы, и Чехословакия взяла тот курс, который больше радовал Кремль», — рассказывает он.

Соарес отмечает, что на более ранних этапах холодной войны чехословацким хоккеистам, которые должны были отправиться на чемпионат в Великобританию, не давали играть, потому что коммунисты боялись, что они бегут из страны. Отношение к игрокам, которые перед «реабилитацией» и возвращением на лед жили как политические заключенные, подчеркивало ту важность, которую придавали игре с точки зрения национального самосознания Чехословакии. Конечно, об этом канадцы знают все.

Историческая суперсерия Канада — СССР 1972 года, которую в итоге канадская сборная выиграла благодаря забитому на последней минуте Полом Хендерсоном (Paul Henderson) голу в восьмом и последнем матче, сыгранном в Москве, продемонстрировала то, «насколько важен был хоккей для национального самосознания Канады, и то, насколько важно для канадцев было разгромить Советский Союз — и разгромить коммунистическую систему», — так считает Соарес.

Непреходящая значимость решающего гола, забитого Хендерсоном, была продемонстрирована недавно, когда его свитер с номером 19 был продан с аукциона более чем за 1,2 миллиона долларов.

Но, как отмечает Соарес, в то время участие Канады в международных соревнованиях по хоккею бывало несколько проблематичным.

В то время как лучшие канадские спортсмены играли на профессиональном уровне, страна часто отправляла в Европу команды новичков, где они изрядно пугали всех своим агрессивным, а зачастую и драчливым стилем игры, принятым в этой стране.

«Еще до того, как началась дипломатическая подготовка к суперсерии, были такие канадские дипломаты, которые очень сильно беспокоились, что будет, если канадские команды начнут играть в Европе и выступать в мировых первенствах», — сказал Соарес, имея в виду «телеграммы и меморандумы» из канадских посольств, например, в Германии и Чехословакии, в которых представители консульств утверждают — «нам надо удостовериться, что европейцы понимают, как канадцы играют по собственным правилам... чтобы они не приняли физический, мощный канадский стиль за неспортивное поведение и преднамеренную грязную игру».

Есть даже протокольные свидетельства попыток Оттавы поучить европейских спортивных корреспондентов на примере книг и фильмов о канадской хоккее, чтобы они не были так сильно шокированы, видя игроков страны кленового листа в действии.

Канадские дипломаты в Европе знали, что «именно канадская хоккейная команда привлечет к Канаде больше всего внимания за этот год, так что необходимо произвести хорошее впечатление и проследить, чтобы хоккеисты и дипломаты не играли друг против друга, чтобы первые не поставили себя слишком уж злыми и хулиганистыми».

Бывший премьер-министр Пьер Трюдо (Peirre Trudeau), по словам Соареса, хотел воспользоваться хоккеем и прочими видами спортивного и культурного общения, чтобы выстроить более тесные связи с Советским Союзом и начать проводить внешнюю политику, отличную от США.

Во время суперсерии 1972 года, в которой, по словам Соареса, болельщики обеих стран впечатлились навыками, продемонстрированными игроками соперничающей команды, было несколько примечательных «моментов», которые с дипломатической точки зрения испортили общее впечатление.

Например, по его словам, был случай, когда кто-то из представителей сборной команды, рассердившись на отзыв игрока, швырнул стулом об лед. А канадский нападающий Бобби Кларк (Bobby Clarke), держа клюшку обеими руками, рубанул великого советского хоккеиста Валерия Харламова и сломал ему лодыжку.

В то же время, по словам Соареса, были случаи, когда «советские игроки били или пытались бить канадских ногами по голени» в отместку за грубую игру.

«Чего-то подобного можно ждать, когда хоккеистам предлагают играть роль дипломатов», — считает историк.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.