Путь России к победе на Чемпионате мира по хоккею среди юниоров (World U20 Championship) в Баффало был одновременно и тернистым, и впечатляющим. Чтобы завершить успех, потребовались непостижимые качества, которые, как считалось, обычно не присущи российским игрокам. Но времена меняются.

Фанаты в Баффало и перед экранами телевизоров могли наблюдать их снова и снова. Россия была на волоске от вылета в отборочных раундах, реально могла остановиться на четвертьфинале, была в трех минутах от поражения в полуфинале и практически проигрывала и в самом финале, в борьбе за золотую медаль, после его первых двух периодов.

Россия пробралась в финальный раунд, будучи третьей в отборочной группе, возрождаясь после слабого старта, в начале чемпионата она проиграла Канаде и Швеции. И только победа над Чехией спасла ее в плейофф.

Ее камбэк в четвертьфинале в игре против Финляндии был настолько же неожиданным, насколько и зрелищным. Проигрывая 1-3, они умудрились сравнять счет, забив две шайбы в последние четыре минуты основного времени, после чего единственный несовершеннолетний игрок команды Евгений Кузнецов забил еще один гол, на седьмой минуте добавленного времени.

И после всего лишь 17 часов отдыха Россия встретилась со Швецией и вновь сделала камбэк. Сергей Калинин вывел счет на уровень 4-4, когда до истечения основного времени оставалось всего 87 секунд, расчистив тем самым путь к победе по буллитам.

Ну и, наконец, в итоге, в игре за «золото» с Канадой, Россия сделала свой самый грандиозный камбэк. Канада лидировала 3-0 после того, как доминировала в первых двух периодах, и никто, действительно никто не видел никакой возможности для того, чтобы игра повернулась в другом направлении. А она все же повернулась, когда русские забили пять шайб за 16 минут.

Как вообще это могло произойти? Как этого могла добиться Россия, хоккейные команды которой никогда не славились мощными камбэками, которые североамериканцы зачастую называют «волевой победой».

Одной из причин может быть то, что изменился российский хоккейный дух. Российские игроки пережили сложные (хотя и успешные в плане хоккея) советские времена, и при этом на их время пришлась и переходная фаза от советской эпохи к современной России, которая характеризовалась хаосом во многих аспектах жизни в 1990-е годы.

Это касалось и хоккея - с низкими зарплатами и тенденцией среди первоклассных игроков как можно скорее сбежать в какую-нибудь зарубежную лигу, от НХЛ до Швейцарии, от Дании до Италии.

Все игроки команды-победительницы юношеского чемпионата родились, когда СССР находился в процессе распада. Они знают об этой стране лишь из учебников истории.

Когда они были подростками, они уже играли в хоккейных организациях в условиях изменившегося хоккейного ландшафта в России, игроки там уже были настоящими профессионалами и лучшие из них могли зарабатывать даже больше, чем где бы то ни было еще в Европе.

Ведущая отечественная лига стала более профессиональной в 2000-х, ее клубы снова начали выигрывать европейские клубные трофеи после глубокого кризиса российской лиги времен 1990-х. Позднее восходящий тренд укрепило и основание КХЛ в 2008 году.

Когда этим спортсменам было по 13 лет, они наблюдали восход суперзвезды, Александра Овечкина, который стал ведущим игроком российской лиги и помог России завоевать «золото» на юношеском чемпионате мира в 2003 году. Потом появился Евгений Малкин.

Они видели по телевизору, как мужская национальная сборная нашла свой путь обратно к славе, выиграв на чемпионатах мира 2008 и 2009 годов, завершив 14-летний период без побед. С тех пор они знали, каково это для их страны - выиграть «золото» и больше не испытывать нужды слушать истории о славных старых временах от отцов и дедов, о том, насколько более успешными были их поколения.

«Когда мужская сборная выиграла Чемпионат мира в 2008 и 2009 годах, в России начал расти интерес к хоккею», - говорит Валерий Брагин, который тренировал юниорскую сборную и привел их к победе.

Возможно, это объясняет, почему эти ребята отличаются от тех, что были несколько лет назад. У таких игроков, как Евгений Кузнецов, Владимир Тарасенко и Максим Кицын, детство прошло в более стабильной обстановке. Как в смысле общей жизни в России, так и в смысле развития хоккея.

Но кроме всех этих перемен есть еще кое-что более важное, что произошло в период между развалом Советского Союза в 1991 году и сегодняшним днем. Конец советской эпохи стал также концом централизованности российского хоккея. Был и до сих пор есть Центральный спортивный клуб армии (более известный как ЦСКА (Москва)), но он потерял возможность набирать выдающихся игроков, как в былые времена.

Клуб «Динамо» (Москва) впоследствии выиграл несколько российских чемпионатов, последний в 2005 году, но большинство титулов начало уходить в клубы из других регионов с тех пор как «Лада» (Тольятти) стала первым немосковским чемпионом в истории российского/советского хоккея в 1994 году.

В российском клубном хоккее в последнее десятилетие доминируют команды из обширных регионов Центральной России - от сталелитейного Магнитогорска на границе Европы и Азии до Казани в Татарстане или Омска в Сибири.

Это клубы, которые не играли существенной роли в советское время, и лучшие игроки которых уходили в армейскую команду в Москву. Теперь они неожиданно стали конкурировать за ведущих спортсменов и за национальный титул, получая финансовые средства в основном от местной промышленности или региональных правительств. И они начали взращивать игроков, лучший пример тому - Малкин из Магнитогорска.

Эта молодежная команда, которая выиграла «золото» - отражение нового формата российского хоккея, с сильными клубами со всей страны и с московским хоккеем, который превратился из доминирующего в борющегося за свое место под солнцем.

Из 22 игроков (российской юношеской сборной) только пять выросли в Москве или в окрестностях. В целом семь человек - из западной части России. Оставшиеся 15, влючая большинство ведущих спортсменов, - из Центральной России или из восточных районов страны, от Казани, столицы Татарстана, до Хабаровска у Тихого океана.

У этих игроков менталитет отличается от менталитета москвичей, таких как прошлогодний капитан Никита Филатов. Они демонстрируют усердный, напряженный, командно-ориентированный и послушный подход, который может потребоваться в этих регионах.

И они не обязательно очень мечтают об НХЛ, вместо этого концентрируясь на развитии в России, а не на том, чтобы стать юниорской звездой в Канаде.

Тренер Брагин, выросший в Москве бывший игрок советской юношеской сборной, смог соединить эти разные менталитеты, превратив их в одну команду, что редко можно было встретить со времен прекращения существования СССР. Во время тренировок и в матчах наблюдался такой уровень сыгранности, способности к сотрудничеству и радости, которого никто не видел раньше.

Брагин хвалил своих игроков, и особенно капитана Владимира Тарасенко, который вышел из раздевалки во время игры за «золото», несмотря на травму. «Он настоящий волевой парень и настоящий капитан. Он вышел на лед, несмотря на то, что испытывал боль при каждом движении», - отметил тренер.

В самом деле, общаясь с Тарасенко, не чувствуешь никаких проблесков эгоизма или высокомерия. Ты слушаешь игрока, который достаточно скромен, который избегает громких слов и предпочитает говорить о команде, а не о себе.

«Дело не во мне, дело в команде, - говорил Тарасенко перед финальной игрой. - Каждый парень в нашей команде может быть лидером в тот или иной момент».

Или, как сказал Денис Голубев после того как забил решающую шайбу в игре против Швеции, «не важно, кто забивает голы. Дело не во мне, дело в команде. Мы отчаянно хотели выиграть в основном потому, что Россия не выигрывала юношеского мирового первенства последние семь лет».

Или, как прокомментировал Кузнецов после победы в финале: «Мы прогрессировали как команда с каждой игрой, и мы хотели, чтобы наша страна гордилась. В конце мы были просто лучшей командой. У нас есть русский характер, вот почему мы никогда не сдавались».

Валерий Брагин не только соединил этих игроков в одну сильную бригаду, он также сумел мотивировать их в нужный момент. После первого перерыва в игре за «золото» он был настолько зол, что даже сломал тренерский планшет в раздевалке. «Команда не играла так, как должна была. Я просто разбудил их и рассказал, как им надо играть», - комментирует он.

И в конце это сработало. А по ходу дела игроки показали такой характерный хоккей, которого эксперты до того не видели у российской юношеской команды. Каким-то образом эти российские ребята стали «более канадскими» в игре, где разные стили поведения на льду сливались в последние несколько десятилетий.

И это что-то такое, что не обязательно плохо. Безусловно, выиграть «золото» - это неплохо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.