Пока США наращивают усилия, пытаясь помешать Ирану превратиться в ядерную державу, в Исламскую Республику толпой устремляются европейские компании. Сделки, заключаемые этими фирмами - немалое подспорье для режима, целенаправленно работающего над созданием ядерного оружия и оказывающего финансовую помощь террористическим организациям ХАМАС и "Хезболла".

Австрийскому нефтяному гиганту OMV не терпится приступить к реализации подписанного в апреле 2007 г. соглашения стоимостью в 22 миллиарда евро относительно производства сжиженного газа на базе иранского месторождения Южный Парс. На годовом собрании акционеров, состоявшемся в мае 2008 г., глава компании Вольфганг Руттенсторфер (Wolfgang Ruttenstorfer) заявил, что OMV займется этим, как только в США произойдут 'политические изменения'. Третий по величине банк Австрии - Raiffeisen Zentralbank - также активно действует в Иране, и, как отмечается в статье Глена Симпсона (Glenn Simpson), опубликованной Wall Street Journal в феврале прошлого года, даже взял на себя операции, выполнявшиеся крупными европейскими банками, прекратившими деятельность в этой стране. А в конце января Паоло Скарони (Paolo Scaroni), глава итальянской топливно-энергетической компании Eni SpA, заявил в интервью Associated Press, что его фирма продолжит выполнение своих контрактных обязательств в Иране и не испытывает давления извне в плане свертывания контактов с иранским энергетическим сектором.

Наибольшими возможностями для давления на Иран - из-за гигантского объема коммерческих связей с этой страной - обладает экономический локомотив Европы, Германия. Тем не менее, очевидные опасности, которыми чревато превращение Ирана в ядерную державу, не мешают немцам 'вознаграждать' Тегеран объемом товарооборота в 4 миллиарда евро (данные за 2008 г.); таким образом, Германия остается крупнейшим торговым партнером Исламской Республики среди европейских стран. С января по ноябрь прошлого года германский экспорт в Иран увеличился на 19,5% по сравнению с аналогичным периодом 2007 г. По данным германского Управления по контролю над экспортом, в прошлом году среди сделок, заключенных в рамках этих процветающих торговых связей, было 39 контрактов на поставку продукции 'двойного назначения' - т.е. оборудования и технологий, которые можно использовать как в мирных, так и в военных целях.

Один из примеров недееспособности политики Берлина по Ирану связан с деятельностью энергетического и технологического гиганта Siemens. На прошлой неделе, в ходе годового собрания акционеров в Мюнхене, на котором я присутствовал, руководство компании озвучило данные о том, что в 2008 г. общий объем ее коммерческих операций с Ираном составил 438 миллионов евро, и 290 сотрудников Siemens, работающих в этой стране, будут и дальше активно действовать в нефтегазовом, инфраструктурном, и коммуникационном секторах иранской экономики.

Встревоженные акционеры и представители германо-австрийской политической организации 'Нет бомбе' - широкой общественной коалиции, пытающейся остановить военную ядерную программу Ирана - засыпали главу Siemens Петера Лешера (Peter Löscher) вопросами о сделках корпорации с тегеранским режимом. Сотрудник пресс-службы организации поинтересовался, почему Siemens ведет деловые операции с государством, известным нарушениями прав человека и прав трудящихся - от угнетения женщин и убийства геев до репрессий против религиозных и этнических меньшинств. Он напомнил, что во времена нацизма компания использовала рабский труд заключенных из лагеря смерти Освенцим, и спросил, как может Siemens, с учетом этих фактов из собственного прошлого, поддерживать 'антисемитский террористический режим', угрожающей стереть Израиль с политической карты мира.

В присутствии 9500 акционеров, собравшихся в Олимпийском дворце, г-н Лешер ответил: 'Одним из главных приоритетов Siemens является соблюдение закона и этнических принципов, в том числе в правозащитных вопросах'. Тем не менее, после дальнейших расспросов представителя 'Нет бомбе' он признал, что прошлой весной Siemens и его партнер Nokia поставили Ирану ультрасовременное оборудование для слежения за работой средств связи.

По словам экспертов в области информационных технологий, изготовляемые этими компаниями 'мониторинговые центры' используются для отслеживания разговоров по мобильным и стационарным телефонам, а их 'единые платформы для средств наблюдения' позволяют иранской тайной полиции получать данные о финансовых трансакциях и авиаперелетах. Кроме того, эти технологии можно применять для слежки за меньшинствами и диссидентскими организациями в Иране.

Действия Siemens, занимающей первое место среди германских фирм по объему товарооборота с Ираном, позволяют судить о масштабах экономического партнерства между двумя странами. Такие немецкие фирмы, как Mercedes-Benz, на чьем сайте есть данные иранского генерального дистрибьютора, и страховой гигант Munich Re, также остаются равнодушными к нарастающим призывам к экономической изоляции Ирана. Вчера в беседе со мной сотрудник пресс-службы Munich Re подтвердил, что компания страхует грузы, проходящие транзитом через Иран. Фирма впервые делает такое публичное признание.

С Ираном заключаются все новые и новые сделки. Так, в январе газета Hannoversche Allgemeine сообщила, что германская промышленная компания Aerzen заключила контракт на сумму в 21 миллион евро, предусматривающий поставку газовых воздуходувок и компрессоров винтового типа для металлургического завода в Исфахане.

И все это происходит в то время, когда Иран мощными темпами ведет работы по обогащению урана для атомной бомбы. А состоявшийся во вторник запуск первого собранного в Иране спутника побудил представителя пресс-службы французского МИДа Эрика Шевалье (Eric Chevallier) указать на тревожную связь между иранской военной ядерной программой и развитием спутниковых технологий.

Эксперты по вопросам торговли и безопасности утверждают, что Ирану было бы трудно заменить высокотехнологичное германское оборудование продукцией конкурентов - например, Китая и России. В то же время, риторические призывы канцлера Ангелы Меркель, полагающей, что методами морального давления можно убедить частные компании к большей 'осмотрительности' при заключении новых контрактов с тегеранским режимом, нисколько не помешали ее правительству в минувшем году одобрить более 2800 коммерческих сделок с Ираном.

В этой сфере остро необходима транспарентность. Германское Федеральное управление по контролю над экономикой и торговлей (BAFA) отказывается предоставлять данные о содержании этих контрактов. Кроме того, министр экономики Михаэль Глос (Michael Glos), которому подчиняется BAFA - его считают одним из сторонников экономических связей с Ираном - должен обнародовать названия фирм, завязывающих торговые контакты с государством, спонсирующим террористические организации вроде "Хезболлы" и ХАМАС. Чтобы германские фирмы не попали в 'черные списки' компаний, которым запрещены операции на территории США, их укрывают за стеной секретности.

Администрация Меркель щедро субсидирует инвестиции в иранскую экономику, предоставляя немецким компаниям гарантии по кредитам на общую сумму в 250 миллионов евро. Накануне 27 января - Международного дня памяти Холокоста - немецкая деловая газета Handelsblatt сообщила, что Берлин намерен упразднить все кредитные гарантии по сделкам с Ираном. После того, как это сообщение растиражировали крупнейшие СМИ, глава пресс-службы г-жи Меркель без лишнего шума заявил, что ничего подобного правительство делать не собирается. Это позволяет предположить, что Берлин цинично распространил через Handelsblatt 'утку', чтобы улучшить свой имидж за рубежом и снять напряженность в отношениях с Израилем, чья безопасность, по словам Меркель, для Германии 'не может являться предметом переговоров'.

Есть и другие признаки того, что германская политическая элита считает Иран 'обычным' торговым партнером. В конце февраля, через десять дней после торжеств в честь аятоллы Хомейни и созданного им 30 лет назад радикально-исламского государства, в Иран должен приехать бывший федеральный канцлер Герхард Шредер (Gerhard Schroeder). Шредер, выступающий против антииранских санкций, планирует присутствовать на церемонии создания фонда поддержки научных исследований; можно с уверенностью сказать, что он не воспользуется этой возможностью для критики процветающих торговых отношений между Германией и Исламской Республикой.

Одним словом, заявляя о том, что он стремится обуздать ядерные амбиции Ирана, Берлин пока что почти ничего не делает на практике, чтобы помешать ему создать атомную бомбу. В то же время, принятие в Германии закона о запрете торговли с Ираном в сочетании с немедленным упразднением кредитных гарантий правительства существенно затормозило бы иранскую военную ядерную программу, а то и привело бы к ее полной остановке. Кроме того, это стало бы важнейшим примером, побуждающим другие страны ЕС к аналогичным шагам в отношении собственных компаний.

Джонатан Вайнталь - корреспондент Jerusalem Post в Берлине

________________________________________________

США - Иран: кто сжимает кулаки, а кто протягивает руку? ("The International Herald Tribune", США)

Россия, Иран и чистая прибыль ("The New York Times", США)

Почему улыбается Махмуд Ахмадинежад? ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.