Сегодня в Афганистане находится больше американских военнослужащих, чем Красная армия держала на пике советского вторжения и оккупации этой страны. По информации комиссии Конгресса США, по состоянию на март этого года, США содержали в Афганистане 52 тысячи военнослужащих и 68 тысяч подрядчиков - и это число уже наверняка выросло, учитывая карт бланш, выписанный президентом Обамой на операцию, которая уже получила название 'война Обамы'.

Это означает, что сегодня в Афганистане воюют 120 тысяч американских военнослужащих. Это число выше, чем пиковое значение советского военного присутствия, которое в определенный момент их катастрофической девятилетней войны составляло 115 тысяч человек. На этой неделе генерал Маккристал, которого Обама назначил командующим американскими войсками в Афганистане, призвал прислать в страну еще десятки тысяч американских военных. На пике советской оккупации, западные эксперты разведки оценивали присутствие Советской армии в Афганистане на уровне 115 тысяч человек - но, как и в случае с Америкой, чем больше войск они туда посылали, и чем дольше оставались, тем обреченнее становилась советская военная миссия.

Мы двигаемся в сторону той же ловушки с потерями личного состава, в которую попались Советы. Это лето оказалось для американских войск самым смертельным в восьмилетней войне. Хотя число американских военнослужащих, убитых в боях в Афганистане, может показаться небольшим - лишь немногим более 800, и большинство из этих смертей произошли после 2007 года - Советы тоже понесли сравнительно низкие потери. Между декабрем 1979 года и февралем 1989 года в Афганистане было убито лишь 13 тысяч советских солдат, что, казалось бы, незначительно по сравнению с 20 миллионами советских граждан, убитых во время Второй мировой войны, и многими миллионами тех, кто умер во время Гражданской войны и сталинского террора. В отличие от Америки, у русских есть репутация людей, терпеливо относящихся к ужасающим потерям, - и, однако же, война в Афганистане уничтожила Советскую империю. Что лишь еще раз подтверждает, что примитивное сравнение цифр ничего не объясняет в современной войне, особенно если речь идет о войне, которая является оккупацией чужестранной среды, каковой является Афганистан.

Почему никто до сих пор не указал на то, что число американских военных превышает число советских солдат в Афганистане? По какой-то необъяснимой причине крупные СМИ решили поиграть с цифрами и исключить военных подрядчиков США из общего числа американских военнослужащих. Это бессмысленно с логической точки зрения - ведь мы по-прежнему учитываем гессенских солдат, участвовавших на стороне британцев в нашей Войне за независимость (1776 год). Такое ощущение, что единственное, на что еще способны американцы - это подделка официальной отчетности. За последнее десятилетие мы довели до совершенства умение удалять из официальных отчетов все неподходящие цифры, и это превратилось в инстинктивный рефлекс.

Но точно так же, как эти фокусы с подсчетами не отменили несостоятельность всех этих банков и фондов, так и фокусы американских СМИ с подсчетом войск, в которых подрядчики выводятся за скобки, не могут сделать так, чтобы катастрофа в Афганистане рассосалась сама по себе. Мы уже вложились гораздо сильнее в нашу афганскую войну, чем это сделали в свое время русские, и по мере того, как мы движемся к девятому году боевых действий - волшебное число, когда Советы вывели свои войска, а их империя развалилась, - президент Обама тащит страну все глубже в эту катастрофу. (Более того, если добавить к американским войскам всех военнослужащих НАТО - какими бы бесполезными они не были в бою - число западных войск уже значительно превышает число советских военнослужащих, находившихся в стране во время 'войны, которую нельзя было выиграть'.)

Почему-то война в Афганистане избежала внимания со стороны большинства американцев. Люди просто предположили, что, так как Обама - порядочный парень, который соображает лучше, чем Буш, он должен знать, что он делает в Афганистане, а его намерения просто-напросто не могут быть плохими - так что зачем обращать на это внимание, когда у нас и дома столько проблем? Кроме того, война - это больше не та тема, на которую люди любят поговорить. Благодаря Бушу и Чейни, любые разговоры о войне превратились в сплошную неприятность, независимо от того, поддерживаете ли вы правых или левых. А американцы не любят неприятности - нет, Америка всегда 'движется вперед', подальше от неприятностей. Ничто не расстраивает американцев больше, чем проигранные войны, что помогает объяснить, почему мы так далеко ушли от обсуждения Афганистана. Проблема состоит в том, что нельзя уйти от чего-то, пока оно остается проблемой - но только попробуйте объяснить это нации людей, живущих в мире иллюзий.

Помните, как долго американцам потребовалось после Вьетнама, чтобы 'двинуться вперед' и вновь обрести аппетит к военным действиям? Потребовалось десятилетие, прежде, чем мы вновь смогли разговаривать о Вьетнаме, и, возможно, потребовалось бы и дольше, если бы не прекрасная работа Роберта Дюваля (Robert Duvall), сыгравшего подполковника Билла Килгора в фильме 'Апокалипсис сегодня' и расшевелившего жажду крови в новом поколении американцев. Затем мы страдали от 'вьетнамского синдрома' - когда абсолютно рациональное неприятие нападения на далекие страны выдавалось за душевную болезнь. Однако в этот раз все будет еще хуже: учитывая, что в этом десятилетии мы проиграли уже дважды, а американские псевдоимпериалисты вырвали поражение из когтей победы, неудивительно, что никто в этой стране не хочет разговаривать про Афганистан.

Так как мы уже давно 'двинулись вперед' по отношению к Афганистану, это означает, что наша агония поражения в этой стране будет гораздо болезненнее, чем что-либо, испытанное до сих пор. Больше всего разочаровывает то, насколько очевидна эта катастрофа: Обама ведет Америку к предсказуемому сиквелу истории о том, как 'сверхдержава проигрывает в адской трясине Третьего мира'. Он удваивает число военнослужащих в войне, которую мало кто понимает, в войне, которая становится все более непопулярной по мере того, как увеличивается число убитых и раненых; он инвестирует все больше в коррумпированный режим, который только что украл выборы таким бесстыдным образом, что сторонники жесткого курса в соседнем Иране просто сгорели бы от стыда. Афганское министерство обороны направляет смертников-террористов взрывать американских журналистов, что заставляет вспомнить старый диалог: 'Кто тут вообще главный?' - 'Я думал, что ты.' И теперь американские правые - которые остались единственной мало-мальски реальной оппозицией в этой стране - превратились в этакого коллективного Уолтера Кронкайта (прославленный американский журналист, посетивший во время войны Вьетнам и призывавший к окончанию войны - прим. перев.), и Джордж Уилл (George Will) призывает Запад вывести войска прямо сейчас, чтобы ограничить вред от поражения. Джордж чертов Уилл - это совесть нашей нации? Должно быть, Маркс именно это имел в виду, когда говорил о трагедии, превращающейся в фарс.

И все это время русские, должно быть, наслаждаются падением Америки больше, чем кто-либо другой, учитывая все наше злорадство во время их собственного падения: в непрерывном шоу Тома и Джерри с участием наших стран грядущее поражение Америки принимает форму российской мести за месть Америки за то, что Россия сделала Америке во Вьетнаме.

Что напоминает мне об интервью, которое я пару лет назад провел с Петром Гончаровым, бывшим высокопоставленным советником Генштаба марионеточного афганского режима. В то время я еще жил в Москве и работал над историей, призванной парировать популярный в то время неоконсервативный миф о том, что иракская война на самом деле не была такой уж ужасной, потому что там погибли 'всего' четыре тысячи американцев. Многие российские националисты по-прежнему утверждают, что могли бы выиграть войну в Афганистане, и что дела шли не так уж и плохо, учитывая низкий уровень человеческих потерь - однако Советская империя все равно развалилась именно там. Мне было интересно понять, почему война в Афганистане развалила даже такое полицейское государство как Советский Союз, и какие уроки могла вывести из этого Америка.

И тут произошло нечто странное, потому что первое, что сказал мне Гончаров, когда мы познакомились, было: 'Я просто хочу сказать, что американцы в Афганистане все делают идеально. Вы все делаете правильно там, где мы поступали неверно. Вы не допускаете никаких наших ошибок, и, учитывая мой опыт там, я могу лишь похвалить вас.' Гончаров рассказал мне, что он был высокопоставленным советником объединенного Генштаба афганского режима в 1986-1989 годах, а сегодня он является ведущим обозревателем по афганскому вопросу в государственном новостном агентстве РИА 'Новости'. Его не интересовала моя цепочка вопросов и рассуждений о том, почему низкие военные потери могут быть столь разрушительными для супердержав. Вместо этого он хотел говорить лишь о том, каким великим человеком является Джон Маккейн. 'Все, что он предлагает по поводу войны в Афганистане, это совершенно верно. Он действительно знает, о чем говорит,' - сказал мне Гончаров. Затем, его веселое лицо поменяло свое выражение и стало недоуменным, почти угрюмым: 'Но мне надо вас спросить: неужели возможно, что американцы выберут Барака Обаму? Потому что это будет катастрофа для всего мира. Если Обаму выберут президентом, и он выведет войска из Афганистана, весь мир заплатит эту цену, гораздо хуже, чем ту, что мы все заплатили после советского вывода войск. Разве может быть, чтобы Обама на самом деле победил? Не могу поверить, что Америка так поступит.'

Теперь мы знаем, что на самом деле произошло: Барак Обама выиграл кресло президента, но с точки зрения военного наследия Буша, это мог быть и Маккейн. Потому что политика Обамы в отношении войны в Афганистане неотличима от политики Маккейна, и поэтому Маккейну не остается ничего, кроме как хвалить то, как Обама ведет эту войну. После этого интервью с Гончаровым я все время пытался понять, почему он готов был поддержать еще одного республиканского президента, учитывая то, в какую катастрофу Америку вверг Буш: хотел ли он из мести, чтобы Америку затянуло в Афганистан, и она бы развалилась, как это сделала в свое время его страна? Или же Гончаров был искренен, как мне и показалось? Я думаю, что Гончаров действительно хотел, чтобы Маккейн выиграл, потому что для военного человека, как Гончаров, Маккейн был понятен. В любом случаем, каким бы умным и благородным не был бы Гончаров, он доказал то, что Обама доказывает сейчас: мы никогда не учимся на своих ошибках, как бы нам не хотелось думать иначе.

Назовите это 'афганский синдром': двадцать лет назад Афганистан был российским 'Вьетнамом'; сегодня Афганистан становится американским 'Афганистаном'. Обама идет навстречу этой катастрофе как один из обреченных персонажей в фильме 'Крик': все, включая героев, знают, что это будет катастрофа; все читали сценарий так часто, что могут рассказать его наизусть. И, тем не менее, Обама вновь ведет страну в эту ловушку. И его даже нельзя сравнить с Линдоном Джонсоном, который хотя бы смог подарить миллионам американцев [систему медицинского страхования] Medicare. А что оставит за собой Обама? Программу государственных и частных инвестиций для спасения 'проблемных активов'? Защиту бонусов менеджеров [страховой компании] AIG?

Обсудить на форуме

______________

Мы - не Советы в Афганистане ("The Weekly Standard", США)

Сомневаясь в Афганистане ("Foreign Policy", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.