Тех, кто надеялся, что международное сообщество, наконец, подойдет серьезно к вопросу о вводе санкций против Ирана, упорно отказывающегося повиноваться резолюциям Совета безопасности ООН, заголовки газет этой недели должны были определенно разочаровать. «На фоне попыток протолкнуть санкции Китай сближается с Ираном», – объявила в пятницу The New York Times. «Китай приветствует связи с Ираном», - сообщила в четверг Wall Street Journal. Как заметил Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer) в своей колонке, опубликованной в пятничной Washington Post, его собственная газета написала в среду: "Россия не уступает в вопросе о санкциях; Клинтон не смогла переубедить оппонента".
Разумеется, все это не должно было стать новостью в свете того, что произошло 1 октября на встрече в Женеве между так называемой «шестеркой» и Ираном. В ходе этой встречи иранские представители дали согласие на начало процесса, в итоге которого Иран может впустить иностранных инспекторов и начать посылать в Россию слабо обогащенный уран для дальнейшего обогащения. Россия и Китай возлагают на этот процесс свои надежды, считая, что он избавляет их от необходимости даже говорить о санкциях, не говоря уж о том, чтобы их вводить.
В том, что русские вместе с китайцами выступают против санкций, нет ничего нового. По настоянию Москвы и Пекина были серьезно смягчены несколько резолюций против Ирана, принятых во времена Буша. Сейчас эти столицы не хотят даже думать о возможности принять меры против Тегерана на уровне ООН. Как выразился после встречи с госсекретарем США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) министр иностранных дел России Сергей Лавров, это было бы «преждевременно». Премьер-министр Владимир Путин, находившийся в этот момент в Пекине, за тысячи километров от Москвы, добавил, что не стоит «пугать иранцев » разговорами о санкциях. «Если мы сейчас, еще не сделав конкретных шагов, уже будем анонсировать какие-то санкции, - заявил Путин, - то мы тем самым не будем создавать благоприятных условий для того, чтобы они закончились в позитивном ключе. Поэтому я считаю, что говорить об этом еще рано».
Несмотря на то, что Россия явным образом отказалась сотрудничать, в интервью программе «Доброе утро, Америка» на канале ABC Клинтон с оптимизмом заявила, что, если санкции будут необходимы, «Россия нас поддержит». По-видимому, основывается ее оптимизм на том, что ей, как утверждают американские чиновники, сказал во вторник российский президент Дмитрий Медведев. Те же самые чиновники с энтузиазмом восприняли слова Медведева, который, прибыв в прошлом месяце в Нью-Йорк для участия в сессии Генеральной ассамблеи ООН, раскритиковал санкции, но заявил, что они могут оказаться неизбежными. К сожалению, те из нас, кто больше не работает в правительстве, судят о российской позиции, полагаясь  на то, что говорят Путин и Лавров. Если же исходить из их заявлений, а также из того факта, что в России по вопросам такой важности решения принимает, скорее Путин, чем Медведев, то оптимизм Клинтон будет выглядеть прискорбно неуместным.
В Москве в присутствии Лаврова Клинтон также заявила: «Мы сегодня ни о чем не просили. Мы рассматривали ситуацию и положение дел. Сейчас, на мой взгляд, для этого самое подходящее время». Возможно ли такое? Она притащилась в Москву за 5 000 миль и не попросила поддержать санкции? Может ли это быть правдой? Впрочем, спрашивала Клинтон или нет, а Лавров с Путиным дали ей ясный ответ – отрицательный. Положение с Китаем ничуть не лучше. На этой неделе прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества, в рамках которого китайские официальные лица принимали вице-президента Ирана Резу Рахими (Reza Rahimi). По итогам встречи пресса сообщила, что стороны «поддерживают тесные контакты, а сотрудничество между ними в областях торговли и энергетики расширяется и углубляется». Похоже, ожидать, что китайцы поддержат санкции тоже не стоит.
Вероятно, это объясняет, почему ни Россия, ни Китай не были приглашены на посвященную обсуждению возможных перспектив санкций встречу, которую организовали США с 10 союзниками. Если бы Россия и Китай получили приглашения, это наверняка привело бы к разногласиям и спорам, однако то, что они были исключены из обсуждения, практически означает, что они не станут поддерживать санкции. Возможно, дело в том, что администрация Обамы планирует обойти Совет безопасности ООН в котором у России с Китаем есть право вето. Может быть, она уже сбросила их со счетов. Что же в этом случае означают заявления Клинтон и ее коллег?
Проблема и с Москвой, и с Пекином состоит в том, что в отношениях с Ираном у них слишком многое стоит на кону, и они не хотят этим жертвовать, вставая на сторону США и прочих членов «шестерки». Поэтому, они охотно предоставят Западу роль злодея, оказывающего на Иран давление. Более того, они не чувствуют со стороны Ирана угрозы, несмотря на недавно вскрывшуюся информацию о ядерном объекте в Куме – при том, что русских она, по слухам, очень удивила и они были явно недовольны тем, что их не оповестили заранее.
Между тем, время идет, и Иран продолжает работать над своей ядерной программой. Можно только надеяться, что администрация знает, что делает, и сейчас втихомолку, за сценой, обеспечивает санкциям поддержку. Общеизвестные факты, однако, этому противоречат.
Автор - старший научный сотрудник Фонда Маршалла «Германия – США» (German Marshall Fund of the United States), в администрации Джорджа Буша занимал посты заместителя госсекретаря по демократии, правам человека и труду и помощника заместителя госсекретаря, отвечающего за отношения с Россией, Украиной, Белоруссией и Молдавией.