Готовясь бросить союзника волкам, мы всегда следуем устоявшемуся ритуалу. Для начала мы внезапно обнаруживаем, что человек, которого мы поддерживали, на самом деле никогда не соответствовал с моральной точки зрения статусу друга и партнера Соединенных Штатов.


Когда Чан Кайши, воевавший с японцами еще за четыре года до Перл-Харбора, начал проигрывать коммунистам Мао, мы не винили себя за вероломство - мы винили его. Это он был некомпетентным и продажным.


Китай потеряли не мы, а он.


Когда в Южном Вьетнаме начали совершать самоубийства буддийские монахи, у нас сразу же раздались крики:

«Президент Зьем, - которого еще недавно мы называли «вьетнамским Джорджем Вашингтоном», - диктатор, он - католик в буддийской стране и не понимает собственный народ».


И вот Белый дом уже намекает генералам – избавьтесь от Зьема, и вы получите его власть плюс поддержку США. В итоге Зьема и его брата убили - за три недели до убийства Кеннеди.


Когда элита устала от войны, в которую втянула страну, вдруг выяснилось, что в Сайгоне правит «растленный и диктаторский режим Тхиеу-Ки», который, разумеется, просто не заслуживает защиты.


Точно также мы поступили с Лон Нолом, нашим человеком в Пномпене.


«Быть врагом Соединенных Штатов зачастую опасно, но быть их другом просто смерти подобно», - заметил как-то Генри Киссинджер (Henry Kissinger).


Армия Южного Вьетнама, и правительство в Сайгоне, те, кто бежал из коммунистического Китая на лодках, и миллионы жертв Пол Пота могут подтвердить это перед судом истории.


Постоянные нападки на президента Афганистана Хамида Карзая (Hamid Karzai) - еще в 2002 году он присутствовал на президентском докладе в Конгрессе в качестве почетного гостя, и принимал аплодисменты конгрессменов, сидя рядом Лорой Буш (Laura Bush), - которого теперь называют порочным лидером порочного режима и братом получавшего деньги от ЦРУ наркоторговца, свидетельствуют о том, что наш ритуал вот-вот опять начнется. Братьям Карзай, вероятно, следует вспомнить о судьбе братьев Зьем.


На прошлой неделе госсекретарь Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), отправившись в Пакистан налаживать отношения с этой страной, ухитрилась оскорбить пакистанцев так, как никто и никогда еще не оскорблял союзников во время войны. На встрече с редакторами местной прессы Хиллари задали вопрос о том, почему беспилотники Соединенных Штатов так активно охотятся за террористами на территории Пакистана.


Что же она ответила? «Пакистан был надежным убежищем для «Аль-Каиды» еще с 2002 года. … Мне трудно поверить, что никто в вашем правительстве не знает, где они прячутся, и не мог бы добраться до них, если бы действительно этого хотел».


Таким образом, она обвинила правительство, армию и спецслужбы Пакистана в том, что они либо трусы, либо выступают в войне с террором на стороне бен Ладена и «Аль-Каиды». Заявила она об этом через несколько часов после самого кровавого из длинной серии терактов, унесших жизни сотен пакистанцев, что делает оскорбление еще более тяжким.


Не стоит забывать и о том факте, что сейчас пакистанская армия, зачистив от талибов долину Сват, ведет в Южном Вазиристане ключевое для этой войны сражение.


Если администрация Обамы и Конгресс согласны с Клинтон, зачем же тогда они выделяют пакистанскому режиму очередную помощь на сумму в 7,5 миллиардов долларов?


Более того, даже формально эти обвинения очевидно ложны.


Если бы в пакистанских спецслужбах, армии или правительстве знали точное местонахождение бен Ладена, мы бы тоже его знали. В Пакистане многие нам симпатизируют точно так же, как многие симпатизируют «Аль-Каиде».


Если бы у пакистанцев были точные сведения о бен Ладене или укрытиях «Аль-Каиды», они передали бы их нам, хотя бы потому, что мы готовы заплатить за это огромные деньги.


Неужели госсекретарь Клинтон считает, что в Пакистане есть чиновники, владеющие информацией, которая могла бы их озолотить, но отказывающиеся ей делиться из чистой лояльности к шайке террористов, которые убивают пакистанцев столь же охотно, сколь и американцев?


Никто не спорит с тем, что среди союзных афганскому режиму - и нам - полевых командиров есть военные преступники, что высокопоставленные афганские чиновники покровительствуют наркоторговцам, и что Карзай сфальсифицировал выборы.


То, что пакистанские спецслужбы пронизаны элементами, лояльными талибам, которым они в свое время помогали прийти к власти в Кабуле, и что многие пакистанские военные считают, что им следовало бы защищать свою страну от Индии, а не воевать за Америку в Вазиристане, также не вызывает сомнений.

 

Но какой толк в том, чтобы оскорблять людей, связавших с нами свою судьбу, многим из которых – а также их семьям и друзьям - придется, если мы проиграем, заплатить куда более ужасную цену, чем нам?


Если мы намерены оставить этих людей на произвол судьбы, как уже не раз делали в прошлом, давайте, хотя бы, скажем им и самим себе правду. Мы не знали, во что ввязываемся. У нас не хватает мужества долго вести войну. Извините, что мы вас в это втянули. Вы зря нам доверились. Вам следовало быть осторожнее.