На протяжении большей части 2009 года трубопроводное соглашение между Ираном, Пакистаном и Индией пробуксовало на месте. Однако последние признаки свидетельствуют о возможности появления нового варианта этого трубопровода.

 

На протяжении большей части 2009 года трубопроводное соглашение между Ираном, Пакистаном и Индией пробуксовало на месте. Однако последние признаки свидетельствуют о возможности появления нового варианта этого трубопровода.

 

Трубопровод ИПИ (Индия-Пакистан-Иран) предполагал поставку иранского газа в восточном направлении в Пакистан и Индию. С самого зарождения этой идеи она сталкивалась с многочисленными сложностями и терпела неудачи. Так, например, Соединенные Штаты неизменно отговаривали Пакистан и Индию от заключения соглашений с Ираном. Тегеран же изматывал Исламабад и Нью-Дели, не соглашаясь на ценовые условия.

 

Похоже, что сегодня Индия готова выйти из этого проекта, оставив Иран наедине с Пакистаном. Падение интереса Индии к этому проекту вызвано целым рядом факторов, наиболее существенный из которых состоит в сохраняющейся напряженности в индийско-пакистанских отношениях в связи с террористическим нападением на Мумбаи в 2008 году. В Нью-Дели передумали насчет экстренности заключения этого соглашения и по причине обнаружения газа на индийском месторождении в бассейне Кришна-Годавари. Кроме того, это могло также стать реакцией Индии на собственные соображения по поводу закупочных цен на иранский газ, а также на нажим со стороны США не вступать в деловые отношения с Ираном.

 

По мере убывания интереса со стороны Индии, интерес Пакистана к соглашению начал возрастать. Исламабад столкнулся с острым энергетическим кризисом: порядка 50 процентов потребности Исламабада в энергоресурсах покрывается за счет природного газа, и стране срочно необходимо заполучить новые источники энергоресурсов.

 

Проект ИПИ все больше представляется единственным жизнеспособным вариантом, способным обеспечить быстро растущие потребности в необходимые сроки. По одним оценкам, если ИПИ или какой-нибудь другой вариант не будет реализован до 2012 года, Пакистану грозит дефицит энергоресурсов. В июне Пакистан подписал соглашение о закупке порядка 21 млн. кубометров газа в день, что достаточно для производства 5 тыс. мегаватт электроэнергии, но даже близко не отвечает потребностям страны. В августе Экономический координационный совет страны дал добро на трубопровод ИПИ, однако его сооружение будет зависеть от иностранных подрядчиков.

 

Другие варианты – самым заметным из которых является маршрут поставки туркменского газа в Пакистан по территории Афганистана – продолжают буксовать на месте по причине политических факторов, главным образом из-за деятельности талибов в Афганистане.


К возможной радости Пакистана, необходимая зарубежная помощь трубопроводу Иран-Пакистан, похоже, может обрести конкретные очертания. Подконтрольная Кремлю компания "Газпром" особенно стремится поспособствовать развитию иранско-пакистанского энергетического сотрудничества, которое послужит российским политико-экономическим интересам. Кремль давно заинтересован в том, чтобы отвернуть поставки иранского газа от Европы с тем, чтобы Тегеран не конкурировал с Москвой на европейском экспортном рынке.

 

Более того, ирано-пакистанский трубопровод ограничит возможность Туркменистана диверсифицировать свои поставки и тем самым освободиться от своей нынешней энергоэкспортной зависимости от России. Еще одним плюсом ирано-пакистанского маршрута для Москвы станет возможность поломать планы США переориентировать потоки центральноазиатских энергоресурсов в страны Южной Азии.

 

Стремясь заручиться российской поддержкой, Иран пригласил представителей "Газпрома" принять участие в летних переговорах с Пакистаном. В итоге Тегеран дал добро на роль "Газпрома" в сооружении этого трубопровода.

 

Вашингтон продолжает оказывать сильнейший нажим на Пакистан, побуждая его отказаться от строительства этой ветки. Американские чиновники намекнули, что могут приостановить выделение финансовой помощи стране, если Исламабад будет и дальше развивать этот проект. Некоторые структуры внутри пакистанского руководства, особенно влиятельный аппарат разведки ISI, подвергли сомнению необходимость деловых контактов с Ираном. Но поскольку мотивы разведывательного ведомства остаются не вполне ясными, никто не может сказать, насколько решительной является это противодействие с его стороны.

 

Определенно известно лишь то, что в американо-пакистанских отношениях наличествует значительная напряженность. Данный факт подчеркнул и прошедший в сложной обстановке в конце октября трехдневный визит в Исламабад госсекретаря США Хилари Клинтон. Клинтон припасла резкие слова в адрес пакистанского руководства, обвинив его в недостаточно активных действиях по сдерживанию исламских радикалистов. Представители же Пакистана неоднократно подвергли Клинтон острой критике. Особенное раздражение Пакистана вызывают ракетные удары американских беспилотников по предполагаемым целям боевиков.

 

Другой данностью является потребность Пакистана в закупке энергоресурсов. В случае неспособности Исламабада обеспечить свои потребности в энергоресурсах возникает большой риск превращения страны в источник нестабильности для соседних государств, в том числе и для центральноазиатских стран. В конечном итоге, за трубопроводом Иран-Пакистан стоят геополитические мотивы, а сам этот вопрос имеет серьезное значение для Ирана и для стран Южной и Центральной Азии.

 

Стефан Бланк - профессор Военного колледжа армии США. Взгляды, выраженные в этой статье, никоим образом не являются выражением взглядов вооруженных сил США, министерства обороны или американского правительства.