Что хуже: воображать, будто война предлагает легкое решение мучительных проблем, либо, зная, что это не так, все же делать ставку на войну?

После 11 сентября руководство США придавало особое значение  первому подходу. Президент Джордж Буш начал "глобальную войну" для искоренения воинствующего джихадизма. Теперь президент Обама намерен придерживаться второго подхода. Наращивая группировку войск в Афганистане, он пытается "завершить дело", начатое, а затем практически брошенное Бушем.

Проведением войны Буш намеревался преобразовать Большой Ближний Восток. Несмотря на огромные людские и материальные потери, эта затея провалилась. Выбрав на смену Бушу Обаму вместо Джона Маккейна (John McCain), американский народ признал, что этот провал окончательный. Избрание Обамы должно было стать новым началом, шансом на "перезагрузку" отношения Америки ко всему миру.

Избранный президентом курс в отношении Афганистана говорит о том, что он вполне может безрассудно промотать предоставленную ему возможность. Вместо того чтобы осудить и отказаться от наследия Буша, Обама, очевидно, намерен спасти то, что имеет какую-то ценность. В Афганистане президент будет приносить в жертву все новые людские и материальные ресурсы, надеясь уменьшить или как-то ослабить тот ущерб, который нанесли годы правления Буша.

Это кажется невероятным, но Обама в силу вышесказанного идет по стопам Ричарда Никсона. Во время предвыборной гонки за пост президента в 1968 году Никсон обещал положить конец войне во Вьетнаме. Но после избрания он проигнорировал свое обещание. Никсоном завладела навязчивая идея сохранить образ Америки как жесткой и решительной державы, так как на кон, по его мнению, была поставлена репутация и авторитет США. Поэтому президент решил продолжать и даже расширять войну. Это привело только к увеличению потерь и расходов американского общества, но никакого результата не дало.

Если четкое знание того, когда надо остановиться во имя сокращения потерь, считается признаком государственной мудрости, то Никсон этот экзамен провалил. Вьетнамская война оказалась безнадежной.

Шансы Обамы на исправление положения в Афганистане выглядят столь же безнадежными. Чтобы добиться хоть какого-то подобия успеха, пусть даже самого скромного, афганскому правительству понадобиться собраться, сосредоточиться и создать более мощные и дееспособные силы безопасности. Союзники, которые уже направляются к выходу, должны будут увеличить свои воинские контингенты. Американцам, страдающим от экономических неурядиц, придется набраться терпения, поскольку администрация швыряет в Центральную Азию сотни миллиардов долларов. Еще больше терпения понадобится американским военным, на собственных плечах несущим все тяготы и лишения этой непрекращающейся войны, которая кажется вечной. И что самое главное, для достижения успеха надо будет убедить афганцев в том, что присутствие десятков тысяч хорошо вооруженных чужаков в их стране это не иностранная оккупация, а проявление любви к ближнему со стороны  Запада.

Похоже, президент понимает, насколько слабые у него шансы. Та неохота, с которой он идет на трансформацию афганской войны в "войну Обамы", ощутима просто физически. Канули в Лету те дни, когда апологеты войны из Белого Дома рычали "а вот мы им сейчас зададим", а чиновники в сшитых на заказ костюмах и ярких галстуках били себя в грудь, обещая пойти на любые жертвы. Президент четко дал понять, что он заинтересован в "подготовке к уходу" и в "стратегии вывода войск".

А если самый могущественный и влиятельный человек в мире хочет уйти, почему он просто не встанет и не уйдет? Для тех, кто обещает изменить методы работы Вашингтона, Афганистан, казалось бы, создает конкретную возможность выполнить данное обещание. Почему же Обама не использует этот шанс?

Афганистан показал нам, что вместо того, чтобы изменить Вашингтон, Обама превратился в его заложника. Президент стал жертвой двойного заблуждения, которое в последние месяцы овладело умами американского политического класса. Первое заблуждение является отражением весьма своекорыстной интерпретации первопричин 11 сентября. Суть ее в том, что события, происходящие в Афганистане, крайне важны для безопасности и благосостояния американского народа. Второе заблуждение является продуктом своекорыстного толкования войны в Ираке. Оно заключается в том, что Соединенные Штаты обладают той мудростью и теми средствами, которые необходимы, чтобы вывести Афганистан из мрака на свет.

Согласно первому заблуждению, события 11 сентября произошли из-за того, что американцы не обращали внимания на Афганистан. Предполагается, что навести там порядок крайне важно для предотвращения новых террористических нападений на США. Для Вашингтона такое объяснение привлекательно вдвойне. Оно отвлекает внимание от полной некомпетентности государственных ведомств, не сумевших предотвратить события 11 сентября, а также устраняет необходимость думать о том, как американская политика на Ближнем Востоке на протяжении двух предшествующих десятилетий способствовала возникновению воинствующего джихадизма, настроенного против Запада.

Согласно второму заблуждению, война в Ираке заканчивается великой победой Америки. Забудьте о том, что аргументы в оправдание вторжения в марте 2003 года оказались полностью несостоятельными: оружие массового уничтожения в Ираке не нашли, реальных связей между Саддамом Хусейном и "Аль-Каидой" не установили, никакая волна демократических преобразований по исламскому миру не прокатилась. Не обращайте внимания на то, что в Ираке и сегодня сохраняется насилие, ежедневно дающее о себе знать.

Усиление группировки, которое организовал генерал Дэвид Петреус (David H. Petraeus), дает сторонникам этой войны возможность сменить тему и говорить о том, что тактика противоповстанческих действий, использованная в Ираке, может дать такие же результаты и в Афганистане. При этом совершенно не учитывается тот факт, что эти страны похожи друг на друга не больше, чем Северная Дакота и Южная Калифорния.

Итак, война, начавшаяся как прелюдия к Ираку, сейчас превращается в его продолжение. За это время не было извлечено почти никаких существенных уроков. Усиливать группировку войск в Афганистане - значит игнорировать очевидные уроки полностью дискредитировавшей себя "глобальной войны с террором" Джорджа Буша. Посылая американские войска на бесконечные войны в далекие страны, Америка больше воспламеняет, чем гасит то недовольство, которое ведет к усилению воинственного антизападного джихадизма.

Когда едешь не в том направлении и не по тому шоссе, всегда возникает соблазн проехать еще немного вперед. А вдруг впереди появится какой-нибудь проселок, по которому можно будет сократить путь? Вдруг на пути стоит бабушкин дом?

Но любой вывезший свою семью в путешествие отец, столкнувшись с такой проблемой ориентирования, скажет вам, что поддаться такому искушению значит ошибиться. Если ты заблудился, воспользуйся первым же съездом и разворачивайся в обратном направлении. И то, что Обама, совершенно очевидно являющийся заботливым и добросовестным отцом, не соблюдает это основополагающее правило, вызывает тревогу.

Делая вид, будто он ликвидирует оставшийся после Буша беспорядок, Обама на самом деле продолжает идти его курсом. Безусловно, решительно положить конец опрометчивой затее - значит создать риск и неопределенность. Это также означает признание ошибок. А здесь требуется мужество. Но без таких поступков и признаний все разговоры о переменах так и останутся пустопорожней болтовней.

Эндрю Басевич - профессор истории и международных отношений Бостонского университета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.