На широком проспекте Дарул Аман, ведущем к зданию афганского парламента, стоит заброшенное здание. От артобстрелов и воздушных налетов 1990-ых годов крыша здания провалилась, а атмосфера внутри покинутого строения, превратившегося в пристанище для местных наркоманов, стоит самая неприятная.

Но скоро всему этому может прийти конец. По словам посла РФ в Афганистане Андрея Аветисяна, российское правительство выразило желание отремонтировать бывший российский культурный центр в рамках своей программы по восстановлению 150 промышленных, коммерческих и культурных зданий, на содержание которых Москва выделяла средства во время своей десятилетней оккупации Афганистана.

С тех пор, как в 1989 году советские войска покинули Афганистан, Москва с крайней настороженностью относилась к своему участию в делах Кабула. Но сегодня осторожная позиция Кремля, похоже, претерпевает изменения. Российские власти не только вступили в сотрудничество с НАТО и США в вопросе доставки грузов военного назначения в Афганистан, но, похоже, намерены активизировать оказание гуманитарной, торговой и военной помощи этой стране.

"Последние восемь лет мы играли не слишком активную роль в Афганистане, возможно, потому, что Россия искала свое место в современной афганской ситуации, – сказал Аветисян в интервью EurasiaNet. – Мы ждали своего момента… И этот момент, похоже, настал, потому что наконец мы наблюдаем в Афганистане не только боевые действия, но и определенные шаги, направленные на то, чтобы восстановить страну, отстроить ее экономику, сделать что-то в области образования".

"И это очень хорошо, потому что мы всегда говорили нашим западным друзьям: одной борьбой с терроризмом победы здесь не одержать", – добавил посол.

Хотя у России и сложилось непростое отношение к присутствию на территории Центральной Азии и Афганистана американских военных баз, российские дипломаты уверяют, что весьма ценят такое сотрудничество. Москва видит гораздо большую угрозу в нестабильности в Афганистане, чем в близости западных вооруженных сил, дал понять Аветисян. "Мы поддерживаем присутствие здесь международных сил. Мы не заинтересованы в их поражении, потому что в противном случае иметь дело с этой проблемой в будущем придется нам. Полагаю, что в наших общих интересах объединить усилия, чтобы справиться с этой задачей", – отметил посол.

Афганские аналитики, похоже, приветствуют помощь со стороны России, также сходясь во мнении, что нестабильность на афганской земле представляет собой серьезную проблему для России.

"Для России важно, чтобы здесь установились мир и стабильность, – говорит бывший замминистра внутренних дел, а ныне глава кабульского отделения Института мира США Шахмахмуд Миахель (Shahmahmood Miakhel). – Большинство выращиваемых в Афганистане наркотиков транспортируются по территории России. Кроме того, Россию также беспокоит проникновение экстремизма на территорию Центральной Азии, Чечни и России".

"Если в Афганистане будет бушевать терроризм, это повлияет на весь мир, – добавляет высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел Абдул Рахим Оруз (Abdul Rahim Oruz), отвечающий за работу с Россией.

Сложности, с которыми в последние восемь лет сталкивается Запад в процессе решения задачи по обеспечению устойчивого экономического развития в Афганистане, заставили некоторых афганцев по-новому оценить советские инфраструктурные проекты. "Россия обладает опытом строительства инфраструктурных объектов в Афганистане. Некоторые из этих объектов были разрушены, другим требуется реконструкция, – говорит Оруз, с оптимизмом отнесшийся к инвестиционным планам России. – Например, если мы хотим отстроить Саланг [тоннель, связывающий северную и южную часть Афганистана], какой-нибудь другой стране понадобится начинать все с начала. Российские же специалисты, работавшие над ним, еще остались и могут заняться этим проектом".

Тоннель, открытый СССР в 1964 году, действительно является объектом, в восстановлении которого заинтересована Россия. Однако в своей новой роли Москва надеется на сотрудничество с западными государствами, для которых тоннель является одной из важнейших транспортных магистралей. "Мы обсуждаем с американцами возможность трехстороннего сотрудничества, – говорит Аветисян. – У нас имеется определенный опыт, и соответствующие российские компании уже подготовили технико-экономическое обоснование. Теперь мы пытаемся договориться об инвестициях, и если мы придем к соглашению, то тоннель Саланг удастся быстро восстановить, поскольку он является важнейшим звеном маршрута транспортировки грузов".

Российские компании, коих со времен падения коммунистического правительства в Кабуле в 1992 году практически не наблюдалось в стране, теперь надеются получить свою долю прибыльного афганского рынка. Небезопасная обстановка и высокая стоимость производства работ в Афганистане гарантируют включение в финансируемые донорами проекты высоких накладных расходов, что делает инвестиции прибыльным вложением для предпринимателей, не боящихся рисковать. "Здесь в Кабуле ко мне приходят российские бизнесмены, желающие основать здесь дело даже при обеспечении им минимального уровня" защиты, говорит Аветисян. – Особенность российского бизнеса заключается в том, что он не требуют столь высокого уровня безопасности, как западные или японские предприниматели".

Афганское правительство не прочь укреплять возродившийся интерес к своей стране со стороны России.

"Россия может и должна играть более активную роль в Афганистане, – говорит генеральный директор Центра стратегических исследований афганского внешнеполитического ведомства Давуд Морадян (Davood Moradian).

На взгляд Андрея Аветисяна, тяжелое наследие прошлого больше не отягощает российско-афганские отношения. "Что касается настроений в Афганистане к России, то они совершенно дружеские. Все мои коллеги, ежедневно встречающиеся с афганцами, рассказывают мне, что отношение к россиянам абсолютно дружеское, – говорит он, отвергая наследие прошлого, связанного с советской оккупацией. – Я не ощущаю ничего такого, и все афганцы – министры, депутаты, видные представители афганского общества – говорят мне то же самое: что эта страница уже закрыта".

Давуд Морадян предлагает совершенно иную оценку недавнего прошлого: "Мы ничего не забыли и не простили. Вопрос о том, что делать с прошлым, мы отложили на потом".

 

Аунохита Моджумдар является независимым индийским журналистом. Проживает в Кабуле.