Война против "Аль-Каиды" практически переместилась в Йемен. У США в этом регионе осталось совсем немного интересов в плане войны с террором.

Давайте разберемся в ситуации.

Багаж истории. У Пакистана от прошлого осталось два негативных момента в международном плане. Эпизод с А.К. Ханом в этом плане труднообъясним, и он по-прежнему осложняет все искренние попытки Пакистана играть роль ответственного ядерного государства. Он подрывает основы тщательно разработанной концепции Пакистана, в рамках которой тот стремится занять подобающее место в глобальной и региональной иерархии государств. Страны-соперницы, такие как Индия, играют на недоверии к позициям Пакистана, стараясь показать, что он отошел в сторону от того формального и неформального набора поведенческих стандартов соответствия, которые очень часто используются для подтверждения политической поддержки той или иной стране и ее статусу в определенной ситуации.

Второй негативный момент довольно сомнителен и требует доказательств. Заключается он в использовании негосударственных элементов в качестве доверенной силы для внесения перемен в контекст трудноразрешимых региональных проблем. Морально и политически мы в данных вопросах можем быть и правы; однако манера использования таких тактических ходов и уловок, а также то значение, которое мы им придаем в рамках достижения своих целей, весьма неубедительны в нравственном и правовом плане. Поэтому Пакистан оказывается в весьма невыгодном положении, поскольку о нем судят в свете именно такого исторического опыта, и любые аргументы в поддержку этих важных вопросов оказываются в значительной мере дискредитированными.

С другой стороны, США свое прошлое также существенно дискредитировали, особенно в массовом сознании. В двух случаях это приводило к важным поворотным моментам в истории пакистано-американских отношений, когда Соединенные Штаты бросали Пакистан на произвол судьбы, выжав из него максимум поддержки своим интересам, которые были ограничены по времени и по важности даже для США. Объявив Пакистан своим союзником в годы "холодной войны", Соединенные Штаты не только не помогли ему во время первой полномасштабной войны с Индией в 1965 году, но и ввели против него военные и экономические санкции, что привело к опасным экономическим последствиям для страны. Среди прочих многочисленных факторов этот момент стал главной причиной глубоко неравноправного распределения ресурсов между западным и восточным Пакистаном, что вызвало отчуждение у бенгальцев восточной части страны и привело к расчленению Пакистана в 1971 году.

Во втором случае Соединенные Штаты вновь завязали с Пакистаном дружбу, когда страна стала плацдаромом для американских усилий по вытеснению Советов из Афганистана. В результате изгнания Советов из Афганистана перестал существовать как государственное образование Советский Союз, пала Берлинская стена и объединилась Германия. Это привело к укреплению политических позиций Запада против усеченной России, а также к окончанию "холодной войны". Пакистан же в ответ на оказанную им услугу получил новорожденного ребенка на руки и хомут на шею: моджахеды, чье движение Пакистан помогал создавать и направлять на разгром Советов, а также пакистанское государство были брошены на произвол судьбы, вынужденные выживать в одиночку. Пакистан и США сегодня раскаиваются, видя последствия  этого плохо продуманного и безответственного шага. Они не сумели загнать джина афганского джихада назад в бутылку, и теперь завязли в этой непроходимой трясине непреднамеренных последствий, когда США не могут навести порядок в этом бардаке, чтобы спокойно уйти.

Теперь поговорим о новом контексте. США после 11 сентября вновь понадобилось содействие Пакистана. Усама и его приспешники после войны с неверными в Афганистане начали искать новую цель - и нашли ее на Ближнем Востоке в связях между США и Израилем. Со временем эта цель трансформировалась в международную программу борьбы против американского империализма со всеми его предполагаемыми пороками и злом, якобы причиненным большинству мусульманских стран. После событий 11 сентября американцы вновь пришли в этот регион в погоне за "Аль-Каидой", но на сей раз у них появились новые, дополнительные заботы. Это безопасность пакистанского ядерного арсенала и широко распространившиеся дурные предчувствия, вызванные опасениями в том, что арсенал этот попадет в руки "Аль-Каиды". Как таковой, пакистанский ядерный потенциал - это задача для США подразумеваемая и неявно выраженная. Когда и если борьба с "Аль-Каидой" будет завершена, либо ее объявят завершенной, пакистанский ядерный потенциал станет для США задачей номер один. То, какая из этих задач (или они обе) будет в перспективе больше интересовать американцев, определит уровень провозглашенного Америкой долгосрочного взаимодействия с Пакистаном. Если говорить об альтруизме и об утверждениях США по поводу предпочтительности стратегических взаимоотношений с Пакистаном, а не какой-то политической сделки, как было прежде, то здесь опять все зависит от того, увидит ли Вашингтон полезные результаты и отдачу в обоих случаях. То, что является четкой и конкретной целью, не может быть перенесено в стратегический контекст, который будет со временем определять взаимоотношения. С другой стороны, сохранение заинтересованности возможно, если продуктивное сотрудничество станет непреходящим побудительным мотивом для достижения благотворных целей.

Когда Мушарраф ответил на американские призывы стать на сторону США, у него было две конкретных цели. Первое: как-то использовать американское присутствие в регионе для урегулирования многолетней кашмирской проблемы с неуступчивой Индией. И второе: обезопасить пакистанский ядерный арсенал от любых враждебных действий, направленных на отказ Пакистана от своего ядерного оружия. Встав на сторону США в их последней войне, особенно в момент, когда они очень сильно зависели от Пакистана, успешно осуществлявшего тыловое и боевое обеспечение американских операций, Исламабад определенно рассчитывал на то, что мир выступит за сохранение им своего ядерного потенциала.

Но произошло ли это? Этот вопрос будет звучать еще довольно долго.

Каков же прогноз? Война против "Аль-Каиды" практически уже переместилась в Йемен. У США в этом регионе осталось совсем немного интересов в плане войны с террором. Они хотят добиться хотя бы какой-то стабильности в Афганистане, чтобы с достоинством уйти оттуда. Они хотят продолжить охоту за Усамой и его помощниками, если кто-то из них еще остался в этом регионе. Через применение силы они хотят ослабить "Талибан" и лишить его способности вернуть себе власть, оставив эту власть в руках уже действующего светского руководства. Они также хотят лишить талибов возможности предоставлять "Аль-Каиде" убежище, если таковое ей понадобится.

Соединенные Штаты, скорее всего, до середины нынешнего века сохранят свои позиции господствующей мировой державы. Это еще сорок лет. Американское лидерство в технологии, инновациях и систематизации новейших достижений поможет этой стране сохранять свое господство в мировом порядке. Китай будет дышать США в затылок, заняв второе место, когда совместятся все факторы и он сможет в полной мере реализовать потенциал своей национальной мощи. Потребительская культура в Китае будет идти по стопам США; рост покупательной способности огромной массы его населения будет съедать те производственные преимущества, благодаря которым Китай так быстро растет в настоящее время. Следовательно, Соединенные Штаты сохранят свое значение в современном мире. И Пакистан должен находиться на правильной стороне - на стороне США. Создание эксклюзивных отношений с Китаем будет великой глупостью с его стороны, и очень дорого ему обойдется. И поправку в нашем общенациональном дискурсе надо делать в верном направлении.

Америка заинтересована в том, чтобы Пакистан в своем национальном развитии шел уверенным и стабильным курсом. Пока его ядерное оружие в безопасности и сохранности, а страна стоит в стороне от хаоса, велики шансы на то, что американцев с их страхами и опасениями удастся успокоить. Пакистан не меньше заинтересован в гарантированной безопасности своего ядерного потенциала, поскольку он дает стране безусловную возможность добиваться благополучия, сохраняя в то же время прочный стратегический партитет, который обеспечивает долговременный мир в регионе. Это тот постоянный дивиденд, который сохраняется с тех пор, как Индия и Пакистан стали ядерными державами.

Такая точка совпадения интересов вполне достижима, если Пакистан обеспечит и сохранит ту внутреннюю и внешнюю стабильность, которая внесет ощутимый вклад в региональное и общемировое развитие, процветание и дело мира. Повышение уровня соответствия Пакистана нормам международного порядка, причем более позитивным путем, чем это делается в настоящее время, даст ему возможность занять законное место в глобальной иерархии. Тогда Пакистан сможет сделать заявку на паритет такого рода, какой предоставлен другим членам международного ядерного клуба. Короче говоря, страна, примирившись с собой и с остальными, и начав движение к экономической устойчивости и прогрессу во всех социально-политических сферах, убедит мир в способности ответственно сохранять, поддерживать и подтверждать свой статус члена этого элитного клуба. По всей вероятности, именно этим будут определяться перспективы пакистано-американских отношений. А это самая настоятельная необходимость для Пакистана.

Шахзад Чаудхри - вице-маршал авиации в отставке, а также бывший посол.