Пока внимание США было приковано к Гаити, едва живому государству, находящемуся душераздирающе близко к нашему дому, едва живое правительство Афганистана под руководством Хамида Карзая находится буквально на прицеле у поднимающего голову «Талибана». В понедельник талибы продемонстрировали, что даже административный центр Кабула — самое безопасное место в стране, где расположены и президентский дворец, и центральный банк, — на самом деле чудовищно уязвимо. Погибло совсем немного афганцев, но ранения из-за взрывов самоубийц получили десятки человек, и теперь не только афганцы, но и тысячи американских и европейских гражданских лиц изменят свои расчёты, и отнюдь не в малой степени: стране необходим капитальный ремонт всех институтов. Ведь незадолго до этого — прошлой осенью — нападению подверглось здание ООН, из-за чего содрогнулись все постоянно проживающие в Афганистане иностранцы (они жизненно необходимы стране), а несколько сот из них уехало домой.


Перестрелка произошла на площади Пуштунистана — подходящее название, напоминающее о приграничных пуштунских землях, где среди суровых пейзажей происходили самые тяжёлые бои на афганской земле. Война в Афганистане строилась на том великом заблуждении, что терроризм распространён только в спорных регионах востока и юга страны, а крупнейшие города её находятся в безопасности. Отметим, что обустройство и расширение «островков» безопасности вокруг крупнейших городов страны — это центральный мотив стратегии генерала Стэнли Маккристала (Stanley McChrystal) в борьбе против мятежников. Но теперь, в ответ на усиливающееся военное и дипломатическое давление США, талибы учатся и развиваются, и именно города становятся мишенями в принимающей особенно жестокие формы психологической войне.


В каком-то смысле мы наблюдаем афганский вариант тетского наступления 1968 года во Вьетнаме, когда вьетконговцы совместно с коммунистами Севера одновременно напали на все административные центры Южного Вьетнама во время двухдневного прекращения огня — тогда в стране отмечался местный новогодний праздник. Контрнаступление южновьетнамских и американских войск принесло тогда оглушительную победу, но коммунисты добились главного — ослабили решимость противника и доказали, что расточаться никуда отнюдь не собираются. Приходится предположить, что атака стала лишь первой в череде многих, а цель талибов — нарастить их темп сейчас, в период между президентскими и промежуточными выборами в США.
Самое ужасное, что причиной атаки стали попытки афганского правительства начать диалог с талибами — от рядовых членов движения, которых союзные силы уже несколько лет уговаривают дезертировать, до несколько донкихотской попытки Хамида Карзая предложить мулле Омару, который и стоял за подъёмом «Талибана» и тесно связан с Усамой бен Ладеном, оливковую ветвь. Талибы же придумали отличнейший способ сказать «спасибо, не надо» — устроили войну в паре метров от собственной постели президента Карзая.


Самое обнадёживающее, если можно так выразиться, в произошедшем в понедельник — это то, что афганские войска сумели сдержать и отразить нападение без прямого вмешательства американцев. Ведь сила талибов частично коренится в якобы имеющейся у них легитимности — они борются против оккупантов — а процесс укрепления служб безопасности Афганистана, так необходимый для долгосрочного успеха, идёт с мучительной медлительностью.


Остаётся без ответа вопрос о том, достиг ли какой-либо цели Карзай со своей попыткой договориться с талибами. Пока что на нашу сторону перешло крайне мало талибов, но есть вероятность, что позиция их руководства пошатнулась и они захотят продемонстрировать, что перевес у них, а не у официального правительства. Стратегия «порыва», выдвинутая президентом Обамой, находится в стадии реализации, и пройдёт ещё несколько месяцев, прежде чем США начнут действовать в полную силу. Достигнут ли США своих стретегических целей — неизвестно, но рано или поздно в спорных провинциях появится большое количество морских пехотинцев, и тогда погибнет множество боевиков «Талибана», а значит, есть большой смысл поднимать боевой дух актами террора до того, как это случится. Некоторые официальные лица США, в их числе — министр обороны Роберт Гейтс, совершающий сейчас турне по странам Южной Азии, остудили пыл сторонников диалога с «Талибаном», в мягкой форме предположив, что перед началом переговоров афганские и американские войска должны будут нанести талибам большие потери.


Факт остаётся фактом: бои в Афганистане не сняли с повестки дня проблему Гаити, а значит, встаёт интересный вопрос — что должно случиться, чтобы Афганистан опять стал интересовать американских избирателей, точнее — чего должны добиться талибы, чтобы США захотели вывести свои войска из страны? Возможно, достаточно будет просто дождаться, пока новости не перестанут поступать с такой скоростью, но покуда внимание американцев прочно приковано к состоянию экономики, «порыв» Обамы может быть реализован благодаря наличию необходимого жизненного пространства. К сожалению, это и есть единственное хорошее, что можно найти в новостях о жестоких боях понедельника.


Рейхан Салям сотрудничает в фонде New America Foundation и является соавтором книги «Большая новая партия»