В начале этого месяца афганский президент Хамид Карзай опроверг утверждения о повсеместно распространённом взяточничестве в его правительстве, заявив корреспонденту "Аль-Джазиры", что "западные средства массовой информации безо всякой меры раздувают слухи о коррупции в Афганистане".

Возможно, Карзаю следует поговорить с Антонио Марио Костой (Antonio Maria Costa), отвечающим в ООН за борьбу с наркотиками и преступностью. Его управление опубликовало во вторник доклад, в котором делается вывод о том,  что за прошлый год афганцы заплатили взяток и откатов на 2,5 миллиарда долларов, что равно 23 процентам валового внутреннего продукта страны. Доходы от коррупции превышает лишь бурно развивающаяся опийная торговля, прибыль от которой ежегодно составляет оценочно 2,8 миллиарда долларов. "Иными словами, это просто шокирует, наркотики и взятки стали в Афганистане самыми крупными источниками доходов", - пишет в предисловии к этому документу Коста, возглавляющий Управление ООН по борьбе с наркотиками и преступностью (UNODC).

Этот доклад, основой для которого послужили интервью с 7600 афганцами, является очередным свидетельством того, что в своей политике по Афганистану, какой бы она ни была, США будут вынуждены сотрудничать с правительством, сталкивающимся с повсеместной коррупцией. В сложившихся условиях, пишет Коста, "в Афганистане почти невозможно воспользоваться той или иной социальной или государственной услугой, не "подмазав" оказывающего ее чиновника: взятки властям превратились в норму жизни".

По данным UNODC, средний размер взятки составляет 159 долларов. По западным меркам сумма весьма скромная, но для страны, где доход на душу населения составляет 425 долларов, это огромное бремя. Это, отмечает Коста, сродни "гнетущему налогу на население, которое и без того одно из самых бедных в мире". Он также отмечает, что масштабное увеличение финансирования в рамках оказания помощи вкупе с быстро растущими доходами от наркотиков "создало новую касту (так!) богатых и влиятельных людей, действующих вне рамок традиционных властных/племенных структур, и взвинчивающих стоимость своих услуг и преданности до таких высот, которые несопоставимы с низким уровнем развития страны".

По данным исследования, 59 процентов афганцев называют коррупцию самой большой проблемой, которая тревожит их даже больше, чем дестабилизация обстановки и широко распространившаяся безработица. "Это действительно вызывает гнетущее впечатление", сказал мне в среду Коста, находившийся в это время в Праге, - со стороны мне казалось, что обстрелы, гибель людей и бедность назовут самыми серьезными проблемами страны. Но нет, [афганцы] говорят, что самая серьезная проблема это коррумпированное руководство. Это очень мощный сигнал. Возможно, мы недооцениваем важность государственного управления в борьбе с другими серьезнейшими бедами этой страны – я имею в виду наркотики, развитие и так далее".

Американские и прочие представители возложили на Карзая большие надежды, полагая, что он справится с повсеместной коррупцией. Наверняка, этот вопрос займет важное место, когда мировые лидеры соберутся на следующей неделе в Лондоне на конференцию по будущему Афганистана. Сейчас, говорит Коста, члены афганского правительства не выполняют свою часть работы в борьбе со взятками. Это неудивительно, поскольку афганские чиновники, как на местном, так и на государственном уровне, больше всех выигрывают от взяток и откатов. Вот вывод доклада UNODC:

…В прошлом году около 25 процентов граждан Афганистана были вынуждены как минимум один раз дать взятку полиции и местным чиновникам. От 10 до 20 процентов жителей платили взятки судьям, прокурорам, врачам и членам правительства. Взятки стали настолько привычным делом, их столь часто требуют (и платят) для ускорения тех или иных административных процедур, что более трети населения (38 процентов) считает это нормой.

Широко распространенная коррупция, говорит Коста, создает среди афганцев "впечатление, что легче купить судью, чем нанять адвоката". А по данным опроса UNODC, афганцы считают, что проблема коррупции не ограничена только их правительством. 54 процента опрошенных заявили, что, по их мнению, международные и неправительственные организации "тоже продажны, и находятся в стране, только чтобы обогащаться".

Коста сказал мне, что большие суммы денег, выделяемых на развитие, "съедаются" за счет "операционных издержек" (то есть, их тратят организации, предоставляющие помощь и осуществляющие проекты развития). Наряду с той "непрозрачностью", которой окутан процесс закупок, это приводит афганцев к мысли о том, что "мировое сообщество и неправительственные организации не так уж и чисты, как им хочется казаться".

Такие подозрения, несомненно, имеют под собой основания. В Афганистане зарегистрирована масса случаев мошенничества и коррупции с участием подрядчиков, американских военных и прочих. Среди тех, кого обвиняют в коррупции, бывший представитель управления ООН по проектным услугам в Афганистане Гэри Хелсет (Gary Helseth), который якобы использовал предназначенные на восстановление афганской инфраструктуры средства для обеспечения собственного роскошного образа жизни. А по данным специального генерального инспектора США по реконструкции в Афганистане, лишь в четвертой части расследуемых им коррупционных дел фигурируют афганцы. В остальных делах есть как минимум один подозреваемый с Запада.

Коста сравнивает афганскую проблему коррупции с "раком", которые изъедает плоть афганского общества. Он говорит, что лечение должно быть как профилактическим, так и хирургическим. Необходимо усиливать главное антикоррупционное ведомство Афганистана, но не только. По словам Косты, афганских руководителей надо заставить декларировать свои финансовые доходы. "Посмотрим тогда, как высокопоставленные чиновники cмогут себе позволить покупать модные машины и шикарные виллы, получая зарплату менее 500 долларов в месяц!" Кроме того, Коста предлагает при назначении на должности провинциальных губернаторов и руководителей уездов включить в процедуру проверки опрос на полиграфе. А что касается хирургических средств, то он говорит так: "Нам надо отстранить от власти всех этих типов – губернаторов, политиков, членов парламента и всех остальных, кто подмочил свою репутацию. Но делать это надо не при помощи голословных обвинений, а с доказательствами их злоупотреблений в руках". Коста при этом добавляет: "Коррупция это крайне злободневный вопрос, в котором руководство страны должно показать себя. Афганцы, и особенно сам президент, должны создавать обстановку добропорядочности и нетерпимости к коррупции".

Хотя Карзай неоднократно обещал побороть коррупцию, западные руководители и аналитики в частном порядке выражают сомнения в его решимости. Его заявления "Аль-Джазире", когда президент попытался сгладить остроту проблемы, усиливают эти сомнения еще больше. Если Карзай не в состоянии даже признать масштабы проблемы, как США и их международные партнеры могут положиться на него в ее решении?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.