В феврале укрытие талибов в Марже, в южном Афганистане, подверглось нападению в ходе крупнейшей операции этой войны. На прошлой неделе президент Обама прилетел в Афганистан и заявил: «Наши войска выдавили талибов из их цитадели в Марже… Соединенные Штаты Америки не бросают дело на полпути».

Но что это за «дело»? И, что не менее важно, должен ли президент Афганистана Хамид Карзай быть частью этого дела?

Посол США в Афганистане Карл Эйкенберри (Karl Eikenberry) сильно преуменьшил прошлой осенью, когда заявил Вашингтону, что «Карзай не является адекватным стратегическим партнером». Тем не менее, на данном этапе избавиться от г-на Карзая будет не просто, и любые крупные сдвиги явно поставят под угрозу план президента Обамы начать вывод американских войск будущим летом.

Однако наступление на Маржу, возможно, показало нам альтернативный подход к войне. К примеру, оно продемонстрировало, что наша проблема с Карзаем является частью более широкой неспособности увидеть, что наши планы для Афганистана являются чересчур амбициозными.

Коалиция следует политическо-военной стратегии, основанной на трех задачах. Первое, «очистить» населенные районы от партизан. Второе, «удержать» районы с помощью афганских сил. Третье, «создать» ответственное управление и развитие, чтобы обеспечить лояльность населения правительству в Кабуле. Чтобы добиться этого, войска коалиции направили в 25 провинций команды по восстановлению. Мы можем называть это противоповстанческой программой, но на самом деле это – государственное строительство.

Проблема с построением нового и улучшенного Афганистана состоит в том, что президент Карзай уже давно держит рычаги политической власти в своих руках, контролируя доходы провинций и назначения руководства, включая начальников местной полиции. Независимо от успехов коалиции на районном уровне, упрямый и переменчивый г-н Карзай является препятствием на пути к прогрессу.

Однако успех в Марже изменил динамику конфликта. Сегодня кажется, что запланированное наращивание в размере 30 тысяч дополнительных солдат, вероятно, добьется прогресса в «очистке и удержании» Кандагара и других контролируемых талибами районов к середине 2011 года. К тому времени соотношение сил будет таково, что на каждого солдата коалиции будет приходиться три афганских солдата и полицейских, а афганская армия по-прежнему будет рассчитывать на нашу огневую мощь и моральную поддержку.

В идеале, мы можем затем начать выводить крупные американские соединения, оставляя позади небольшие оперативные группы, совмещающие в себе боевые и консультативные функции, что приведет к новому соотношению – один американец на 10 афганцев. Это не только поможет вернуть наши войска домой, но и передаст ответственность за построение государства афганским силам.

В то же время, нам придется проводить политику в двух направлениях. Во-первых, с г-ном Карзаем следует обращаться как с символическим президентом и перекрыть все потоки информации и ресурсов, идущие напрямую к национальному правительству.

Президент Рональд Рейган поступил схожим образом с другим переменчивым союзником, президентом Филиппин Фердинандом Маркосом. В феврале 1986 года Рейган предупредил Маркоса, что если правительственные войска атакуют силы оппозиции, скрывающиеся в предместьях Манилы, это приведет к «невыразимому ущербу» для его отношений с Соединенными Штатами, что означало, что кран с помощью будет перекрыт. Когда его соотечественники увидели, как Маркос лишился престижа и поддержки, они отправили его в изгнание.

Во-вторых, коалиция должна настоять на том, чтобы афганские вооруженные силы играли главную роль в управлении районами и провинциями, включая распределение помощи и надзор над полицией. Мы должны напрямую работать с теми из местных и провинциальных лидеров, кто действует ответственно, и исключать из процесса тех, кто является марионетками Кабула.

Это в некоторой степени уже происходит в провинции Гильменд, где произошла битва при Марже, где коалиция независимо контролирует более 500 миллионов долларов в финансовой помощи на восстановление и зарплаты. Нам повезло, что губернатор провинции Гулаб Мангал (Gulab Mangal) хоть и является назначенцем Карзая, оказался инновационным партнером. В любом случае мы знаем, что помощь коалиции вовсе необязательно должна идти через Кабул.

Генерал Стэнли Маккристал, глава Центрального командования, похоже, уже рассматривает этот подход по мере того, как битва за Кандагар набирает обороты. В прошлом месяце он заявил журналистам: «Мы будем работать с политическими лидерами, чтобы постараться добиться целесообразных результатов». Среди возможных действий сил коалиции – «установление партнерских отношений в городе с национальной полицией Афганистана».

Хотя изолирование г-на Карзая может показаться многим огромным шагом назад, правда состоит в том, что у нас нет морального обязательства устанавливать в Афганистане демократию. Распространение свободы не обязательно приводит к системе «один человек, один голос», как показали прошлым летом 1,5 миллиона фальшивых голосов, отданных за г-на Карзая. Мы не может устроить в Афганистане демократию, если мы жаждем ее больше, чем сами афганцы.

Филиппины – а также Южная Корея – превратились в процветающие демократические страны в своем собственном темпе, значительно позже после того, как американская помощь помогла совладать со стоящими перед ними военными угрозами. Этого оказалось достаточно для предотвращения коммунистические захваты и оставить позади правительства, контролирующиеся сильной армией. Мы потратили десятки миллиардов долларов на различные проекты не для того, чтобы прививать демократические принципы.

Схожим образом, ослабленный Хамид Карзай может быть оставлен позади, чтобы управлять затрапезным правительством, в то время как мощная афганская армия, финансируемая Америкой, будет гарантировать, что к власти не придут талибы.

Конечно, это может привести к появлению в Афганистане пакистанской модели – армии, имеющей страну, а не страны, имеющей армию. Но мы не обязаны строить демократическое государство под руководством беспомощного лидера. Нам нужно защищать свои интересы и оставить государственное строительство афганцам.

Бинг Уэст был помощником министра обороны в администрации Рейгана. Он ведет репортажи с афганской войны с 2001 года.