У него за плечами почти полвека работы на дипломатическом поприще. Ричард Холбрук родился в Нью-Йорке в 1941 году в семье еврейских эмигрантов. Начав свою дипломатическую карьеру во Вьетнаме в 1962 году, он участвовал в разрешении одних из самых острых конфликтов последних десятилетий. Его главным профессиональным успехом было заключение Дейтонских мирных соглашений в 1995 году, положивших конец войне в Боснии и Герцеговине. Он сумел положить конец противостоянию, парализовавшему Европу. И вот президент Обама поручает этому мастеру разрешения сложнейших ситуаций титаническую задачу поиска выхода из афганского тупика. Полтора года спустя, проблема ещё более далека от разрешения, чем тогда, но Холбрук аргументирует это тем, что хаос, с которым они столкнулись, не поддаётся описанию.

- За последние 18 месяцев обстановка в Афганистане ухудшилась. Удастся ли Вам, как и на Балканах, добиться подписания мирного соглашения?

- Моя задача заключается в решении вопросов, связанных с гражданской жизнью в Афганистане и Пакистане. В Афганистане мы столкнулись с таким хаосом, который даже не могли себе представить. Было допущено множество ошибок. Не было средств. Вот именно это мы и пытаемся изменить. Сейчас отношения с Пакистаном улучшились, а в Афганистане мы увеличили численность войск втрое, с 31 300 до 100 000 военнослужащих. Увеличивают численность своих воинских контингентов и наши союзники, включая Испанию. Объём мер, предпринимаемых в гражданской сфере, также увеличился в три раза, как свидетельствует проходящая в Мадриде конференция. В её работе принимают участие и исламские страны, что очень важно для успешной деятельности во имя мира.

- Считаете ли Вы, что нанесение ударов с помощью беспилотных самолётов способствует заключению мирного соглашения?

- К сожалению, этого требует сложившаяся обстановка. Во главу угла мы ставим безопасность войск, включая испанские.

- Количество воздушных ударов, наносимых  по пакистанской территории, возросло в четыре раза. На прошлой неделе я брала интервью у премьер-министра Пакистана Юсуфа Резы Гилани, который заявил, что эти удары дают обратный результат и способствуют объединению умеренных и радикалов.

- Пакистан – суверенная страна, и мы уважаем его суверенитет. Отношения между нами значительно улучшились за прошедший год. Вот что я могу Вам сказать по этому вопросу.

- Вы добились заключения Дейтонских мирных соглашений. Ведёте ли Вы сейчас переговоры с талибами о достижении мира?

- Мы не ведём секретных переговоров с талибами. Переговоры должно вести афганское правительство, а мы его поддерживаем, но ставим два непременных условия: во-первых, в переговорах со стороны талибов не должны участвовать лица, связанные с Аль-Кайдой; во-вторых, талибы должны сложить оружие.

- Но отношения между США и президентом Афганистана Хамидом Карзаем ухудшились из-за коррупции в администрации последнего.

- Они значительно улучшились после поездки, совершённой Карзаем в Вашингтон в апреле этого года. Находящийся в Мадриде министр финансов Афганистана назвал это «историческим шагом».

-  То есть Вы хотите сказать, что предпринимается достаточно усилий для борьбы с коррупцией?

- В Афганистане существует коррупция, как и в любой другой стране. Сам Карзай не отрицает этого и утверждает, что в борьбе с коррупцией можно добиться более весомых результатов.

- В сегодняшнем номере New York Times говорится о том,  что некоторые охранные агентства, с которыми правительство США заключает договор о сопровождении караванов с грузами, дают взятки талибам и даже имитируют боевые столкновения, чтобы создать высокий риск на дорогах. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Об этом говорят уже несколько лет. Я же первый об этом и заявил.

- Новая стратегия требует от союзников огромных усилий по подготовке афганских сил безопасности. Вам не будет обидно, если потом они будут давать взятки талибам?

- Я был на многих войнах и должен сказать, что нигде нет чётких разграничительных линий. Я знаю, что генерал МакКристал держит этот вопрос на контроле, но он очень непростой, и в наследство нам досталась полная неразбериха. Мы делаем всё, что можно, чтобы держать ситуацию под контролем.

- Советский Союз вывел свои войска из Афганистана, потому что США снабдили моджахедов переносными зенитными ракетами «Стингер». У  Вас нет опасений, что в руках талибов окажутся средства для борьбы с воздушными целями?

- Этот вопрос меня весьма беспокоит, но я не думаю, что они получат зенитное оружие, поскольку находятся в изоляции. Ни Россия, ни Китай не будут  поставлять им эти средства.

- Голландия и Канада объявили о выводе своих войск из Афганистана. Вы не считаете это началом исхода союзников?

- В Голландии скоро состоятся выборы. Посмотрим, что скажет новое правительство. Что касается Канады, то, как мне кажется, это не окончательное решение. В любом случае, это внутренние вопросы, о которых мне не хотелось бы говорить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.