Когда члены Шанхайской организации сотрудничества соберутся 9 июня в Ташкенте на свой ежегодный саммит, расширение альянса будет одной из главных тем обсуждения.

Тот факт, что расширение – это вопрос, который сам по себе не исчезнет, - доказывает, что за свою девятилетнюю историю существования ШОС упрочила свою репутацию стабилизирующей силы в Центральной Азии. Три самых значительных наблюдателя ШОС – это Иран, Пакистан и Индия, и все три уже дали понять, что заинтересованы в полноценном членстве. Надеяться на членство Ирана, вероятно, слишком оптимистично, учитывая недавнее напряжение в отношениях Тегерана с Москвой, а также продолжающуюся полемику по поводу его ядерной программы. Но возможно, что и Индия, и Пакистан будут приняты.

Вероятно, Индию и Пакистан примут вместе или не примут вообще. Хотя в прошлом Москва с прохладцей относилась к членству Пакистана, сегодня у этой идеи, похоже, есть российская поддержка. Этот факт может лишь стимулировать Индию последовать примеру, чтобы не уступить дипломатическое преимущество своему давнему сопернику.

Существует также основание считать, что Узбекистан, играющий роль хозяина конференции, хочет, чтобы государства-наблюдатели, особенно Иран и Индия, включились в обсуждение усилий по стабилизации Афганистана. В этом свете присвоение Индии полного членства в ШОС имеет смысл. Подобный шаг со стороны Индии пошлет сигнал о том, что Нью-Дели хочет повысить свой авторитет в обсуждениях, связанных с Афганистаном. Это, весьма вероятно, порадует Россию и Китая, так как в ходе трехсторонней встречи министров иностранных дел, прошедшей в 2009 году, и Москва, и Пекин призывали Индию проявлять больше интереса к стабилизации Центральной Азии.

Некоторые из этих соображений относятся и к потенциальному включению Пакистана в ШОС. Членству Пакистана в организации уже давно мешает предполагаемая связь Исламабада с талибами, а также его неустойчивые связи с администрацией афганского президента Хамида Карзая. Москва давно подозревала Пакистан в ненадежности, но теперь, похоже, поверила в то, что Исламабад действительно готов сотрудничать по вопросам терроризма, экстремизма и сепаратизма. За изменением стратегии Кремля могут стоять и другие мотивы. Раньше Москва считала Пакистан самой опасной угрозой распространения ядерного оружия на планете. Но теперь она охотно пытается продать Пакистану ядерные реакторы. Таким образом, поддержка членства в ШОС может оказаться попыткой Москвы улучшить свои возможности по получению контрактов, связанных с атомной энергетикой.

Помимо существующего интереса к полному членству, проявляемого различными странами, вероятно, самым поразительным доказательством зрелости ШОС является тот факт, что впервые за эти годы Соединенные Штаты публично проявляют интерес к деятельности группы. Узбекистан оказывает США содействие в участии в саммите этого года. Годами Вашингтон держался от ШОС подальше, но в этом году его представители приедут в Ташкент. Готовность Вашингтона сотрудничать с организацией, несомненно, связана с усилиями по стабилизации Афганистана, но она также является отражением окрепших стратегических отношений между США и Узбекистаном. Еще слишком рано говорить, признают ли Соединенные Штаты ШОС в роли важного обеспечителя безопасности в Центральной Азии, но нет никаких сомнений в том, что группа под руководством Москвы и Пекина достигла своего совершеннолетия.