- В субботу в Афганистане погиб польский солдат, в тот же день спикер Сейма и премьер заявили, что следует как можно быстрее завершить афганскую миссию. Правильно ли они поступили? Не подтолкнет ли это талибов на очередные атаки?

- Эта смерть и смерть каждого солдата – это драма и для их близких, и для всего государства. Однако высказывания спикера и премьер-министра не были связаны с этой трагедией. Бронислав Коморовский (Bronisław Komorowski) уже давно говорил, что следует укреплять оборонительный потенциал Польши в нашем регионе Европы, а не заниматься формированием экспедиционной армии.

- Однако такое совпадение может быть воспринято талибами как подтверждение эффективности их стратегии.

- Связи между этим нет. Решение о возможном продлении миссии в Афганистане будет одним из ключевых из тех, что придется принять будущему президенту. Поэтому спикер Коморовский решил, что должен недвусмысленно сообщить общественности о том, какую позицию по этому вопросу занимает. Кроме того, Бронислав Коморовский одним из первых среди польских политиков объявил о выводе польских сил из Ирака. Он говорил это тогда, когда польские военные реализовали основные цели миссии, и их дальнейшее пребывание в Ираке не имело большого смысла. Аналогично и сейчас в случае с Афганистаном.

- Почему же спикер и премьер не дождались результатов новой стратегии НАТО в Афганистане? В последние месяцы силы Контингента международных сил содействия безопасности (ISAF) были значительно усилены, сейчас планируются новые действия против талибов и, возможно, все же удастся одержать победу.


- Поляки должны еще до выборов знать, какова позиция кандидатов на президентский пост по этому вопросу. Это вопрос элементарной вежливости, чтобы политики именно сейчас сказали об этом открыто. Поэтому очень хорошо, что спикер Сейма, представляя свой взгляд на миссию в Афганистане, расставил все точки над i. Я понимаю идею премьера и спикера так: Польша внесла огромный вклад в стабилизацию ситуации в Афганистане, и окончательный вывод польских военных из этой страны произойдет в согласии с союзниками.

- Вы вспоминали, что сейчас следует усиливать оборонительный потенциал Польши, но ведь нас не один год уверяли, что миссия в Афганистане – это инвестиции в безопасность Польши. Значит, эти две вещи несовместимы?


- Приоритетом польских вооруженных сил является оборона собственной территории: так наверняка считает не только спикер. Наша страна находится у границ НАТО, и у нас есть оборонительные обязательства в отношении наших союзников. Во времена экономического кризиса и стабильно высоких социальных расходов у Польши нет возможностей одновременно финансировать миссию в Афганистане и расширять оборонительный потенциал государства. В нашей стране пока не появится американский противоракетный щит, а инфраструктура НАТО не передвинется на восток, поэтому мы должны сами взять на себя груз расходов на оборону. Я считаю, что после того, как наши задачи в Афганистане будут выполнены, союзники с пониманием отнесутся к такой позиции Польши.

- В прошлом мы не раз слышали, что благодаря Афганистану польская армия изменится в лучшую сторону, и что у нас стало, как говорил министр обороны Богдан Клих (Bogdan Klich), "больше армии в армии". Это было неправдой?


- Нет, это была правда. Миссия в Ираке также способствовала тому, что большее число польских командующих и солдат увидело, в чем заключаются современные военные конфликты. Тем не менее, потребности в вооружении армии, защищающей свою страну, отличаются от потребностей армии экспедиционной. Эта дилемма хорошо видна на примере Турции, которая также является приграничным государством НАТО, но не принимала активного участия в стабилизационных миссиях в Ираке и Афганистане.

- Но в Афганистане находится турецкий контингент из 1800 человек.

- Наш – в полтора раза больше. Представляя свое видение оборонной политики, премьер и спикер Сейма отказываются от того способа мышления, который был характерен для польской политики в последние годы. Слишком многим ведь казалось, что военные обязательства страны не заключаются в оборонительных усилиях Польши, а лежат на наших союзниках в НАТО. Сейчас польская армия в первую очередь умеет действовать за границей, а не оборонять собственную территорию. Поэтому я рад, что спикер и премьер склонились к мнению (которое я выражаю уже давно), что Польша должна взять на себя больше ответственности за свою безопасность. Мы должны понимать, что безопасность стоит денег, и будет ошибкой ожидать, что другие будут нести расходы на нее за нас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.