Прибывающего с визитом в Индию президента Медведева ожидает несомненно радушный прием. Большинство индусов с теплотой вспоминает о той поддержке, которую Советский Союз оказывал Индии в критические моменты ее истории. Советский Союз / Россия также сыграли неоценимую роль в усилении индийского потенциала в ядерной, космической, оборонной области, а также в промышленной сфере, что, в конечном итоге, обеспечило Индии надежную безопасность.

В дополнение к той исторической роли, которую Советский Союз сыграл во время Бангладешского кризиса, поддержав Дели, Россия отказалась участвовать в санкциях против Индии после проведения ею ядерных испытаний в 1998 году. Вместо этого Россия в том же году подписала с ней соглашение о военно-техническом сотрудничестве сроком на десять лет, подав сигнал о том, что будет поддерживать отношения с Индией, несмотря на громкий хор международного неодобрения по поводу ядерных испытаний. Москва также объявила о своем решении поставить в 1998 году ядерные реакторы для Куданкуламской АЭС, хотя педантичное применение правил Группы ядерных поставщиков исключало такие поставки.

Стратегическое партнерство сохраняется по сей день, хотя проходит это незаметно и буднично. Россия продолжает оказывать помощь и содействие стратегическим отраслям Индии, и между двумя державами существует основополагающая стратегическая близость.

Однако в геополитическом порядке произошли драматические изменения, и на стратегическом ландшафте обеих стран появились новые приоритеты. В ответ на это Индия и Россия взяли на вооружение «многовекторную дипломатию», в которой заметное место занимают прагматические национальные интересы, а идеология решительно отодвинута на задний план.

Некоторые существенные перемены произошли и в отношениях России с Западом. Россия добивается создания модернизационных партнерств, благодаря которым она хочет укрепить свою экономическую и инновационную базу. Запад откликнулся на эти устремления положительно. Кульминацией такого сближения стала перезагрузка между Россией и США, важные решения Совета Россия-НАТО, принятые на уровне глав государств, а также многочисленные меры стран-членов ЕС по укреплению отношений с Россией. Самой интересной в этом ряду мерой стала российско-польская перезагрузка. Единственное исключение в сближении России и Запада составляют напряженные отношения  между Москвой и Токио.

Но поистине революционным событием стала договоренность России и НАТО на саммите в Лиссабоне 20 ноября 2010 года, когда они заявили, что не являются угрозой друг для друга, и что безопасность России и НАТО это взаимосвязанные явления. Стороны договорились также о сотрудничестве в области противоракетной обороны.

Российский эксперт по внешней политике и директор московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин сделал следующие весьма интересные наблюдения по этим вопросам: «Сотрудничество между Соединенными Штатами Америки и Россией по противоракетной обороне … может радикально изменить стратегические отношения  между двумя странами – даже больше, чем соглашения СНВ. С чисто технической точки зрения сотрудничество в области ПРО лишает возможности одну сторону рассматривать другую в качестве потенциального военного противника. Соединение систем обороны просто устраняет угрозу ядерного нападения. Если двум странам удастся наладить сотрудничество в области ПРО, контроль вооружений утратит свое значение. Контроль вооружений лишь регулирует вражду или остаточную вражду, а стратегическое сотрудничество предлагает новый подход. Такое сотрудничество стало бы для России функциональным эквивалентом членства в НАТО. Но на этом пути есть колоссальные трудности…».

Зазвучали сообщения о намеках со стороны России о том, что она готова рассмотреть вопрос о членстве в НАТО. Авторитетная «Независимая газета» процитировала слова директора департамента внешнеполитического планирования российского МИД Александра Крамаренко, который заявил, что Россия вступит в НАТО, если получит такое приглашение, поскольку членство в этой организации открыто для тех стран, которые разделяют цели и ценности альянса.

Роль слона в посудной лавке здесь играет Китай. Усиление Китая сопровождается укреплением его отношений с Россией (Москва наладила прочное партнерство с КНР, пока Запад занимался усилением давления на нее). Открытие первого российского нефтепровода, подающего нефть на китайский рынок, заставило европейские умы задуматься о необходимости более предупредительного и прагматичного отношения к России.

Главная идея консервативного стратегического мышления в США заключалась в том, что крайне важно поддерживать неустойчивый баланс сил в Европе, препятствовать возрождению Германии и ее новому превращению в ведущую державу, а также мешать созданию альянсов между крупными европейскими странами, такими как Россия и Германия. Американское стратегическое мышление также было сосредоточено на необходимости  сдерживать Россию и сохранять раскол в Евразии. Эти идеи в общем плане высказывали такие стратеги, как Генри Киссинджер, Стивен Уолт (Stephen Walt) и Джон Миршаймер (John Mearsheimer).

Возможность появления автократического и напористого Китая на месте России и усиления Пекином своей власти над Евразией, а также перспектива возникновения в центре Евразии «автократического альянса» государств, выступающих против демократий Запада и Востока (если в самом приближенном плане описать идеи Роберта Кагана (Robert Kagan)), поставили геополитические теории с ног на голову.

Интересно поразмышлять о реакции Китая на недавнее соглашение Совета Россия-НАТО. У России и Китая были идентичные позиции неприятия в вопросах ПРО и расширения НАТО. Но эти вопросы постепенно уйдут с повестки, если сотрудничество будет продолжаться, как и предусматривалось.

В связи с этим возникнет очевидный вопрос: против кого или чего направлена НАТО? Против угроз с юга, как альянс заявляет в контексте ПРО, или против угроз с более удаленного востока? Таким образом,  вовлечение России в орбиту НАТО стало бы просто мастерским ходом, который мог бы уравновесить, а то и перевесить силу притяжения России к Китаю.

Но усиление китайского влияния в Евразии будет иметь последствия не только для геополитического баланса сил, но и для вариантов действий Индии на евразийском пространстве, если Дели не начнет действовать с большим упреждением, например, изыскивая области стратегического сближения интересов с Россией в Евразии. Поскольку усиление России соответствует интересам Индии, партнерство России с передовыми экономиками следует всяческим приветствовать. Сильная и демократическая Россия способна помочь в деле поддержания мира и стабильности в Евразии. Это относится к Центральной Азии, к региону Афганистан-Пакистан, к Ирану и к нашему ближайшему окружению, где Россия никогда не пыталась  играть дестабилизирующую роль. Россия способна также помочь Индии в налаживании и укреплении взаимодействия со странами евразийского региона, где Дели рискует оказаться в физической изоляции. Для этого Москва может задействовать рычаги ШОС, форума «Индия-Россия-Китай» и прочих организаций.

После наметившегося возвращения Москвы в Афганистан Индия и Россия могут начать сотрудничество по Афганистану, по Центральной Азии и даже по Пакистану (с ним Кремль взаимодействует в рамках форума «четверки» в составе Афганистана, Пакистана, России и Таджикистана, который последний раз заседал в Сочи). Здесь они могут налаживать сотрудничество в области энергетики, транспорта, промышленности, коммерческого и культурного обмена. Отношения России с Пакистаном не следует воспринимать как игру с нулевым результатом, и Индия не должна отказываться от своих условий по поводу российско-пакистанского взаимодействия в том смысле, что погруженную во мрак невежества страну можно и нужно спасать от себя самой. При этом Индия должна знать о ходе развития российско-пакистанских отношений.

Еще одна область, в которой Россия и Индия могут укрепить сотрудничество, это создание международного коридора «Север-Юг». Россия стремится играть активную роль в Азиатско-Тихоокеанском регионе – и Индия должна подумать о том, как ей развивать сотрудничество с российским Дальним Востоком и с прибрежными государствами, находящимися на азиатских морских путях.

Отношения России и Индии развиваются хорошо, если не считать двустороннюю торговлю, инвестиции (объем товарооборота в 2009 году составил менее восьми миллиардов долларов) и контакты между людьми, которые существенно сократились даже по сравнению с и без того низким уровнем советского периода. Для таких важных взаимоотношений подобное состояние дел, мягко говоря, неблагоприятно.

Индии необходимо изыскивать новые возможности и области для экономических взаимоотношений. Известно, что в настоящее время  рассматривается целый ряд инициатив для придания нового импульса  силы экономическому и технологическому партнерству. Но Индии следует задуматься о том, что она лишь импортирует технику и оборудование из экономически развитых стран, не экспортируя туда ничего стоящего, кроме, пожалуй, деталей автомобилей, лекарственных препаратов и прочей мелочи. Наша экспортная корзина решительно устарела по сравнению с китайской. А этот факт свидетельствует о серьезных недостатках в экономической структуре Индии.

Индии тоже нужна модернизация и обновление. Россия это единственная страна, передающая Индии ключевые стратегические технологии. Но нашим государствам не удалось пока перенести важные военные технологии в область гражданского производства, чтобы обеспечить мощный экономический рост за счет за счет их применения. Американская, японская и китайская модели интеграции гражданской и военной промышленности подают важный пример для наших стран. Россия по-прежнему  находится на самых передовых позициях в атомной энергетике, в космической и оборонной отрасли, а также в сфере нанотехнологий. Индия обладает живой культурой и духом предпринимательства, а также рядом компаний мирового уровня. Двум странам следует подумать о партнерстве в сфере высоких технологий 21-го века  в новых областях гражданской экономики. Для изучения этих возможностей по созданию новых основ взаимовыгодного сотрудничества обеим странам нужно свежее, творческое мышление. Одной из наиболее очевидных областей сотрудничества является инновационный город Сколково, находящийся в Подмосковье и являющийся детищем президента Медведева. В состав учредительного совета этого проекта входит Ратан Тата (Ratan Tata), а Вивек Вадхва (Vivek Wadhwa) вносит в него свой вклад.

Индии необходимо также принять упреждающие меры по укреплению и развитию контактов между людьми за счет изучения русского языка и отправки индийских студентов на учебу в Россию. Она должна гарантировать работу достойным студентам после их возвращения с учебы, а также предлагать стипендии для учебы в индийских вузах по специальности делового администрирования сотням молодых россиян, поскольку России надо учиться тому, как работает рыночная экономика. Это будет очень сильно способствовать развитию доброжелательности и налаживанию контактов с новым поколением талантливой российской молодежи.

Это ценные отношения, приносящие Индии пользу на протяжении долгих лет, несмотря на  трудные и меняющиеся обстоятельства. Индия должна приложить дополнительные усилия для сохранения этих отношений на высоком уровне, как и прежде. Если у нас действительно принципиальная внешняя политика, то поддержание дружественных отношений со старым другом, который переживает довольно сложные времена, это первый и главный ее принцип. В конце концов, Россия доказывала в критические для Индии времена, что друзья познаются в беде. Мы можем ответить ей взаимностью, начав поиски новых измерений для нашей дружбы, которая в любом случае будет чрезвычайно выгодна для Индии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.