Ни одна другая страна не вызывает у индийцев, особенно у тех, кому за сорок и больше, столь сильных чувств ностальгии и доброжелательности, как Россия. В то же время, ни одна другая страна в своих стратегических отношениях с Индией не использует столь недостаточно свой потенциал и не требует постоянной реанимации таких отношений со стороны властей. Нью-Дели и Москва видят мир почти в одинаковом свете. Так почему же им постоянно приходится гоняться за тенью?

В совместном заявлении российского президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Манмохана Сингха говорится о так и не получившем четкого определения «привилегированном стратегическом партнерстве».

То, что мешает двусторонним отношениям, становится понятным из следующего раздела заявления, где говорится о стратегической задаче по увеличению объема двусторонней торговли до 20 миллиардов долларов в течение пяти лет. Эту цифру даже скромной назвать нельзя: объем товарооборота России с Китаем сегодня составляет почти 50 миллиардов долларов, а с Европейским Союзом почти 250 миллиардов.

Отношения портят и другие проблемы.

Индийские ВМС и ВВС все громче говорят о так называемой российской манере торговать оружием, когда Москва само оружие продает дешево, но потом требует непомерную цену за запчасти к нему.

Русские жалуются на сохраняющуюся у индусов уверенность в том, что они должны получать от России оружие по бросовым ценам, как в советские времена. По мнению Москвы, Нью-Дели просто бессовестно давит на нее, пытаясь получить авианосец «Адмирал Горшков» менее чем за миллиард долларов.

Еще одно препятствие это география. Российская экономика основана в значительной мере на экспорте нефти, газа и минералов. Но потребности Индии в таких ресурсах составляют ничтожно малую долю по сравнению, скажем, с Китаем или Японией.

Если взглянуть на карту, становится ясно, что нефтегазовый экспорт из России в Индию неприемлем и нерентабелен. Рядом с Россией находится жадно пожирающий энергоресурсы Китай, а Индия расположена в трех шагах от нефтеносного Персидского залива.

«Инвестиции, такие как на сахалинских газовых месторождениях, это единичный случай», - говорит автор исследования о российско-индийской торговле «Shadows of Substance» (Тени реальности) Хари Васудеван (Hari Vasudevan).

И наконец, нет почти никаких контактов между гражданскими обществами двух стран. В исследовании Игоря Котина из Санкт-Петербургского государственного университета говорится о том, что общая численность индийцев в России составляет около 40 тысяч человек, причем большинство из них это студенты-медики, которые вернутся домой. Россия просто исчезла с карты мира для целого поколения индийцев. То же самое можно сказать об Индии и о россиянах.

А это привело к тому, что сотрудничество частного корпоративного сектора между двумя странами сведено к минимуму. Индийские корпорации являются авангардом продвижения страны за рубеж - и этот авангард обходит Россию стороной. Индийские бизнесмены говорят, что в России неблагоприятный инвестиционный климат. Россияне жалуются, что в Индии коррупция сильнее, чем у них дома.

Такой дефицит доверия порождает утраченные возможности. В 2006 году Россия предложила отправлять в Индию на обработку свой огромный объем добычи алмазов, говорит Васудеван. Однако Индия не сумела найти необходимый капитал, чтобы этот проект заработал.

Медведев своим визитом создал предпосылки для преодоления этих препятствий. Во время визита были подписаны соглашения по визам, о коммерческих кредитах и о продвижении инвестиций в энергетику. Одно из самых замечательных достижений заключается в  том, что Москва открыла двери для индийских фармацевтических компаний. Российская отрасль по изготовлению лекарственных препаратов в 90-е годы сильно сократилась, и как показывают данные статистики, сегодня импорт лекарств из Индии в Россию составляет полмиллиарда долларов. Если это сотрудничество поощрять и развивать, то можно будет создать те самые корпоративные связи, которых сегодня между Россией и Индией не существует.

Важно понять, что сегодня первостепенным стратегическим императивом для России является модернизация ее экономики. Как отмечается в опубликованном в этом году исследовании компании Bloomberg, сегодня все в российской внешней политике нацелено на бизнес.

Москва знает, что ей необходимо устранить свою зависимость от сырьевого экспорта. Именно поэтому российские руководители, приезжая сегодня в Индию, посещают технологические инновационные центры и обхаживают индийских предпринимателей вместо того, чтобы встречаться с военной верхушкой.

«Главная задача это поставить существующий (экономический) потенциал на службу модернизации экономики… Эти вопросы были в центре внимания» в ходе визита Медведева, заявил посол Александр Кадакин.

Дело не в том, что у России нет стратегических интересов в Индии. Но эти интересы намного более расплывчаты, чем задачи по сохранению баланса сил из эпохи холодной войны. «Россия хочет, чтобы Индия проводила самостоятельную внешнюю политику, не скатываясь окончательно в западный лагерь» - говорит Нандан Унникришнан (Nandan Unnikrishnan) из фонда Observer Research Foundation.

Но Москву также беспокоит распространение китайского влияния в Центральной Азии и в российском дальневосточном регионе. Россия останется союзницей Индии в Совете Безопасности, всякий раз налагая вето по ее просьбе, а также как и прежде будет одной из активнейших ее сторонниц на всех международных форумах.

Но Москва больше не намерена субсидировать индийскую безопасность. Русские сегодня напрямик говорят о том, что двум странам необходимо отказаться от ностальгии по советской эпохе и приступить к строительству новых взаимоотношений.

Лучше всех это могут понять руководители индийских корпораций. Именно они способны наладить такие связи, которые хочет создать Москва. Но они сегодня находятся вне зоны контактов с Россией. Вот и получается, что надежды входят в противоречие с потенциалом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.