Китайский премьер-министр Вэнь Цзябао во время своего знаменательного визита в Индию (откуда он отправился в Пакистан, где неожиданно были достигнуты важные двусторонние договоренности) в попытке сгладить прошлые обиды - и, в первую очередь, преодолеть взрывоопасные и чреватые дезинтеграцией препоны, чинимые Соединенными Штатами и Великобританией по обе стороны Гималаев - выдал затейливую метафору: индийский слон и китайский дракон должны станцевать танго.

Не торопясь принимать столь вольное предложение китайского дракона, индийский слон решил станцевать танго с русским медведем, и очень синхронно.

Визит российского президента Дмитрия Медведева стал последним в целой веренице визитов пяти постоянных членов Совета безопасности ООН в Индию, которая с начала XXI века представляется самым притягательным полюсом в силу геостратегической важности Индийского океана, где, по мнению адмирала Альфреда Тайера Мэхэна (Alfred Thayer Mahan) (отца северо-американского флота и стратегии его мирового господства, как наследника флота Великобритании), и будут решены судьбы планеты (см. «La jornada» 19/12/10).

Никто лучше умудренной опытом и вставшей на путь модернизации России не знает цену выхода к «теплым морям», особенно к играющему ключевую геополитическую роль Индийскому океану, за который она боролась на протяжении всей своей истории.

Индия и Россия вспомнили о преимуществах своего тесного сотрудничества, прерванного во время распада СССР и активно возобновленного усилиями царя и бога глобальной геоэнергетики Владимира Путина – он и бразилец Лула да Силва, по нашему скромному мнению, являются двумя лучшими геостратегами начала XXI века, сумешими правильно оценить и разыграть нефтяную карту, чего, к сожалению, никак не удается сделать недалеким мексиканским неолибералам: этим, в значительной степени, и объясняется возрастающее влияние России и Бразилии на фоне свободного падения «неолиберальной Мексики».

Может, свою роль сыграл эффект БРИК (акроним от названия четырех быстро развивающихся стран: Бразилия, Россия, Индия и Китай), переименованный в БРИКС после присоединения ЮАР (см. «La jornada» от 26/12/10)? Вряд ли дело только в нем, потому что двусторонние индийско-российские отношения всегда были очень плодотворны (исключая уже упомянутый перерыв), но он явно способствовал быстрому взаимопониманию между Индией и Россией в момент, когда становится очевидным, что БРИКС – гибкий экономический блок, который - пусть пока и не слишком агрессивно – уже начинает протягивать геополитические щупальца по морю и под землей.

Недаром британский премьер Дэвид Кэмерон и президенты Франции, Николя Саркози, и Соединенных Штатов, Барак Обама, один за другим явились в Индию в сопровождении многочисленных делегаций бизнесменов. И совсем не случайно, что Медведев, буквально наступая на пятки китайскому премьеру, появился там спустя четыре дня после его отъезда.

Сразу же, всего через два дня после теплой встречи русского медведя и индийского слона, китайский дракон пригласил ЮАР войти в состав БРИКС.

Таковы тенденции новой геополитики в начале XXI века, когда до сих пор спавшие мировые гиганты расширяют сферы своего влияния вследствие ослабления позиций США. Наступили времена созидательной регионализации, сопутствующей деглобализации.

Одним из явлений, характерных для постмодернистской эпохи, является патология, которую эндокринологи называют акромегалией: телесный гигантизм стран и их связей как следствие многомерности (территория, население и экономика) главных крупных игроков. Что же ожидает маленькие и средние по размеру страны?

Под прикрытием трехстороннего глобального треугольника Индии, Бразилии и ЮАР (так называемой группы ИБСА)  - который соединяет южную Атлантику и Индийский океан - Россия и Китай смогут комфортнее чувствовать себя  в водах, в которых три века подряд господствовали ВМФ Великобритании и США.

Если программа действий стран G7 хорошо скоординирована  - за исключением Германии, которая все больше зависима от российских энергоносителей и торговли с Китаем (см. «La jornada» 24/12/10) – налицо также четкое взаимодействие временного графика и алгоритма действий БРИКС.

В наше время метарыночные, то есть стратегические, отношения сопровождаются «трансфером технологий», в случае стран БРИКС - это и внутренний обмен технологиями, и обмен со странами G7: Франции с Бразилией и Россией, Германии с Россией и в ближайшем будущем с Китаем.

Опытные аналитики отметили, что Россия была очень щедра в передаче технологий Индии, приводя в качестве примера продажу сверзвуковых истребителей пятого поколения.

Взаимопонимание, наступившее между русским медведем и индийским слоном, проявляется в совместимости их интересов: первый поставляет энергоносители и ядерную энергию (острая тема, из-за которой Дели не подписывает Договор о нераспространении ядерного оружия); второй – информационные, фармацевтические и биотехнологии.

Помимо создания совместного научно-технологического центра и развития системы банковский отношений Илья Крамник, военный обозреватель РИА Новости (21/12/10) отмечает «продолжение давней истории военно-технического сотрудничества России и Индии»: от авианосца «Адмирал Горшков» до сверхзвукового боевого истребителя пятого поколения Т-50.

Индийский премьер-министр Манмохан Сингх высоко оценил «привилегированное и уникальное стратегическое сотрудничество» между Индией и Россией, которое так раздражает техасско-израильский мозговой центр  Stratfor.

Со своим примитивным и ностальгирующим по однополярности взглядом на мир Stratfor (23/12/10) полагает, что Индия использует Россию в качестве противовеса Китаю и уверяет, что «Москва задерживает выполнение условий контрактов на поставки крупных партий оружия Индии, что несколько снижает оптимизм, связанный с подписанным Медведевым и индийским премьером Манмоханом Сингхом договором о совместной разработке истребителя-«невидимки» пятого поколения и строительстве от 250 до 300 таких истребителей до 2030 года (стоимость контракта теоретически оценивается в 30 миллиардов долларов)». Как их это задело!

Не слишком добросовестная международная аудиторская компания KPMG, которая только и занимается, что подсчетом чужих денег, сообщает, что «с настоящего момента до 2016 года Индия намерена потратить 112 миллиардов долларов на покупку военной техники», что является «одним из крупнейших в мире заказов» (AFP, 21/12/10). Пока же Индия собирается купить 125 многоцелевых истребителей среднего размера на сумму 12 миллиардов долларов, и российские МиГ-35 конкурируют за контракт с авиационными гигантами Европы (Dassault) и США (Boeing y Lockheed Martin).

При всех многополюсных заигрываниях Индии с США и Европой не следует упускать из виду фактор ее взаимовыгодного сотрудничества с Россией в сфере авиации и военно-морского флота, в то время как потребность в сухопутной технике обеспечивается индийской военной промышленностью и поставками из других стран.

На фоне высокой зависимостью Индии от импорта энергетических ресурсов (конкурентное преимущество России при заключении договоров на военные поставки) ВВС и ВМФ составляют, как отмечает Крамник, «основу кооперации» между русским медведем и индийским слоном.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.