Их судьба была решена в Москве. Учитывая долгую череду последствий, двоих убитых в Нигере молодых французов можно в полной мере назвать жертвами авантюры, в которую пустилось советское руководство, отдав приказ о вторжении в Афганистан. Для СССР речь шла о необходимости сохранить свое пошатнувшееся военное влияние. Для Рональда Рейгана Афганистан стал долгожданной возможностью нанести удар. Против интервенции выступили все арабо-мусульманские страны, многие из которых были связаны с СССР. Более того, было совершенно очевидно, что танкам Красной армии будет гораздо труднее маневрировать в афганских горах, чем на чехословацких равнинах.

За несколько недель Америка решила поймать «империю зла» в этой ловушке и придумала то исламистское созвездие, одним из последних светил которого стала «Аль-Каида в исламском Магрибе». Мобилизовав саудовские денежные ресурсы и пакистанские секретные службы, Белый дом организовал афганское сопротивление, предоставил ему тыловые базы при логистической поддержке Пакистана и международных исламских бригад, а также обеспечил приток волонтеров со всех концов Магриба и Ближнего Востока.

Такая изобретательная с политической точки зрения стратегия окупилась сторицей. Красная армия потеряла темп и попалась на крючок в Кабуле. СССР проиграл войну, и, когда Михаил Горбачев начал свою перестройку, чтобы попытаться спасти страну от краха коммунизма, одной из первых его задач стал выход из этой ловушки. Советский Союз отступил. Америка одержала победу, но она, тем не менее, очень скоро вышла ей самой боком, так как Вашингтон создал легенду, которая привела к появлению на свет «Аль-Каиды».

В сознании волонтеров, которые научились сражаться в Афганистане, не было и тени сомнения. СССР победили они, ислам, истинная вера. И если священная война, джихад, помогла взять верх над одной из двух сверхдержав, она вполне может сокрушить и вторую, ту самую Америку, которая в своей слепоте сформировала их ряды.

Вбив себе это в голову, волонтеры афганских бригад вернулись в свои страны, чтобы начать новую борьбу. Там их называли «афганцами». Работая в тесном сотрудничестве, которое впоследствии помогло им организовать теракты 11 сентября, они провели множество кровавых акций повсюду, и прежде всего в Алжире. По мнению джихадистов, Алжир был слабым звеном в союзе Запада и предавших ислам арабских режимов. Он стал их главным полем действий, так как единственная партия, которая находилась у власти с момента провозглашения независимости, потерпела крах во всем, в стране нарастал народный гнев (его отголосок можно было услышать на прошлой неделе), а армия украла победу у исламской партии, которая приняла правила предвыборной игры.

Вокруг «афганцев» сформировали отряды алжирских партизан, которые почти на 15 лет погрузили страну в ужас гражданской войны. Война не пощадила ни одну из сторон, однако на этот раз джихадисты проиграли. Как проиграл Усама бен Ладен в Афганистане. Алжирская армия разбила этих «афганцев», как американская армия после 11 сентября лишила бен Ладена страны, в которой располагался его генштаб. После падения Саддама в Ираке некогда могущественная «Аль-Каида» лишилась и там всей народной поддержки, так как гонения на суннитов прекратились. Великая джихадистская легенда дала течь, но все еще остается на плаву.

Преследуемые алжирские джихадисты нашли прибежище в трех странах (Мавритании, Нигере и Мали), которые не располагают достаточными военными ресурсами для того, чтобы дать им отпор. Укрывшись в Сахеле, эти головорезы «Аль-Каиды» по-прежнему способны создавать проблемы, о чем свидетельствуют два произошедших на прошлой неделе убийства. Терроризм ослаб и рассеялся, но все равно представляет собой глобальную стратегическую угрозу в Юго-Западной Азии. Так, пакистанские секретные службы продолжают покрывать исламистские сети с тем, чтобы сохранить влияние в Афганистане, стране, которую считают задним двором такой сильнейшей региональной державы как Индия.

Джихадизм может вырваться из рук своих пакистанских хозяев и создать себе новый бастион в двух этих странах. Это первая из проблем, которые поставили последствия советской авантюры 1979 года. Вторая же кроется в ярости, которая вылилась на улицы городов Магриба. Использование советской модели в арабском мире окончилось полным провалом. Позиции «умеренных» режимов шатки как никогда. Сторонников джихада становится все меньше. Иранская теократия также не выглядит особенно привлекательной, и сейчас очень сложно судить о том, что случиться с регионом в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.