Рецензия на книгу Родрика Брейтуэйта «Афганцы: русские в Афганистане в 1979-1989 гг.» (Afgantsy: The Russians in Afghanistan, 1979–89)


Это книга, которую нужно обязать прочитать каждого политика, каждого генерала, каждого дипломата, размышляющего о вводе или выводе войск из Афганистана. Это книга, которую мы должны были получить 10 лет назад, и которая нам сегодня необходима. Это книга, которую мы должны были получить 10 лет назад, и которая нам сегодня необходима более, чем когда-либо. Это небольшой шедевр.

Сэр Родрик Брейтуэйт (Rodric Braithwaite) выпустил доклад, который станет окончательным отчетом на английском языке о советском опыте в Афганистане — с осени 1979 года, когда геронтократы из Политбюро неохотно согласились откликнуться на афганскую просьбу вмешаться вопреки трезвому расчету русских, и до решения Горбачева остановить «кровоточащую рану» и вывести войска почти 10 лет спустя.

Брейтуэйт для решения этой задачи использует свои глубокие знания и любовь к России: ее языка, ее народа и ее израненной души. Помимо этого он умело использует свое понимание международных дел, опираясь на свой опыт более чем трех десятилетий в качестве дипломата, закончившего карьеру послом в Москве и советником по вопросам внешней политики премьер-министра Джона Мейджора (John Major). Он историк безупречный и строгий. И он пишет очень бегло, в легком стиле, что вызывает желание читать дальше и дальше.

Что особенно бросается в глаза, тем не менее, это его человечность. В каждой главе мы ощущаем его симпатии к десяткам тысяч советских граждан и многим тысячам несчастных афганцев, которым интервенция принесла страдания. Однако, как отмечает Брейтуэйт в своем послесловии, при всех страданиях, которые афганский эпизод принес умирающему Советскому Союзу, он был по советским меркам относительно небольшой войной. И Россия сумела, более или менее, залечить свои раны и двигаться дальше.

Для афганцев страдания продолжаются по сей день. Для них выезд на север последнего советского солдата по Мосту Дружбы через реку Амударья стал началом двух десятилетий бесконечной и незавершающейся смуты. Как предполагает Брейтуэйт, в конце концов, Советский Союз, мечущийся по трясине и сея вокруг большое насилие, нашел единственный разумный способ спасти себя: это политический подход, по которому афганским лидерам посоветовали забыть о коммунизме, отказаться от своих попыток навязать социализм, обратиться к исламу и работать с племенами. Афганский режим, вопреки ожиданиям, не только выжил, но и победил повстанцев, которых тогда поддерживали США, Великобритания, Саудовская Аравия и другие, в том числе Пакистан. Это правительство рухнуло, когда распался Советский Союз, и преемник Горбачева Борис Ельцин решил положить конец всякой российской помощи Афганистану — деньгами и всем остальным.

Каждый читатель извлечет собственные уроки из этой книги: о том, почему Советский Союз вошел в Афганистан, и почему многие в советской системе, в том числе некоторые храбрые генералы, предупреждали, что глупо делать это; о добрых намерениях Советов, которыми была устлана дорога в провинцию Гильменд в попытках модернизировать общество, которому, по крайней мере, в сельской местности не очень хотелось модернизироваться; об ошибках стратегии и тактики Красной Армии в стремлении успокоить (или, говоря современным языком, стабилизировать) обширные районы страны, которые они могли «зачистить», но никак не «удержать»; о жестокости и коррупции, поразивших советскую военную машину, и которыми ей отвечали ее противники. Есть уроки, касающиеся афганцев: об отсутствии потенциала и желания защитить собственную страну и управлять ею таким образом, как на то надеялись их зарубежные друзья; о любви, которая, несмотря ни на что, возникла у многих советских экспертов и консультантов к афганской земле и народам и их потрясающей истории и культуре. И о поэзии, и прозе, и музыке, на которые эта война вдохновила.

Когда я прибыл в Кабул в качестве посла Великобритании в 2007 году, посол России г-н Кабулов пошутил: он был там так долго, что город назвали в его честь. Как и многие из его соотечественников, он, казалось, разрывался между нежеланием, чтобы Запад потерпел провал в Афганистане (оставил страну, которая опять окунется в хаос и гражданскую войну), и нежеланием успеха Америки и НАТО в достижении того, чего не удалось России. «У меня очень теплые чувства по отношению к вам, — любил дразнить он. — Я вижу, вы делаете все те же ошибки, что и мы».

Книга Брейтуэйта предполагает, что это, на самом деле, не вся правда. Он проводит разумные параллели с другими интервенциями, до и после, которые говорят в основном сами за себя. Несмотря на все очевидные точки соприкосновения, есть много важных различий в попытках британского вмешательства в 19 веке и современном западном присутствии там.

Я закончил читать эту книгу в тот день, когда комитет Палаты Общин по иностранным делам представил доклад с рекомендациями, чтобы Великобритания попыталась убедить США принять более политический подход к Афганистану — такого рода, какой в конечном итоге принял Советский Союз. Это только усилило всеохватывающее чувство грусти, с каким я отложил этот виртуозный отчет об абсолютно ненужной трагедии, в которую вылились попытки Советской России переделать Афганистан по собственному представлению.

Конечно, книга несовершенна. Я заметил несколько опечаток и другие мелкие ошибки, которых бы при надлежащем редактировании не было. Но их можно исправить в последующих изданиях книги Брейтуэйта, чего она, безусловно, заслуживает.

А для тех, кому потребуется поднять настроение после прочтения книги «Афганцы», Британский музей только что подготовил духоподъемное мероприятие — поразительную выставку бактрийского золота и многого другого под названием «Афганистан: перекресток Древнего мира». Эту выставку, как и книжку, я крайне рекомендую.

Автор - бывший посол Великобритании в Афганистане

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.