С 1950-х годов пакистанские правительства, как военные, так и гражданские, оказываются фатально зависимыми от американского содействия, американской помощи. Пакистанские руководители всегда готовы прогнуться, чтобы получить очередную порцию помощи от Соединенных Штатов. Хиллари Клинтон и адмирал Маллен явно не испытывали недостатка в утвердительно кивавшей аудитории во время своего последнего визита в Пакистан.

Однако на уровне общего восприятия сторонники антипакистанского отношения к американской помощи, такие как конгрессмены Гленн, Саймингтон, Пресслер, Браун, Кенни-Лугар и другие, являются знаковыми именами в Пакистане, напоминающими стране о переменчивой истории американских санкций и ограничений.

В американском восприятии Пакистан находится практически на грани банкротства, и именно американская помощь обеспечивает для него возможность существования. Прямые и непрямые получатели американской помощи в Пакистане честно и усердно работают над тем, чтобы усилить это восприятие также и среди пакистанской общественности, однако статистика говорит совершенно другое. Ишрат Хусейн (Ishrat Husain), бывший управляющий Государственным банком, недавно высказал мнение, что американская помощь не способствует исправлению опасной и ненадежной финансовой ситуации в Пакистане каким-либо значимым образом, так как только «12-15% от ее общего количества идет на бюджетную поддержку…Если по оценкам общее количество экономической и военной помощи составляет порядка трех миллиардов долларов в год, то это дает лишь 7% общих валютных доходов страны… Увеличение экспортных доходов и денежные переводы в текущем году дали примерно в два раза больше этой суммы».

Кажется, что у каждого американского конгрессмена и у каждого исследовательского центра есть мнение по поводу того, что Соединенным Штатам нужно сделать со своей помощью Пакистану. Звучат призывы к замораживанию пакистанской помощи, а также и призывы к тому, чтобы продолжать идти избранным курсом. Примерно 75% выступают за сокращение помощи. Многие из голосов, звучащих в конгрессе, выступают за дополнительные условия и ограничения этой помощи.

Что касается значимости помощи, то данные Всемирного банка показывают, что за последние пять лет чистая официальная помощь в развитии из всех источников для Пакистана в среднем составляла менее 1,5% от валового внутреннего продукта (ВВП). В пересчете на душу населения помощь из всех источников в 2009 году составила всего 14 долларов! Эти факты не указывают на возможность катастрофы в случае, если поступление американской помощи прекратится.

Шахид Джавед Бурки (Shahid Javed Burki), бывший вице-президент Всемирного банка, придерживается точки зрения, что «сокращение гражданской помощи окажет влияние на рост ВВП Пакистана лишь в размере 0,14%». «Пока продолжается многосторонняя помощь, это не окажет воздействия на пакистанскую экономику», - говорит Сартадж Азиз (Sartaj Aziz), бывший министр финансов. Из тех полутора миллиардов долларов в год, авторизованных Актом Керри-Лугара-Бурмана, реальные поступления составили лишь 275 миллионов долларов в 2009 году и 676 миллионов в 2010. Сюда входят и помощь в связи с наводнением в размере 500 миллионов долларов. Поэтому было бы наивным предполагать, что прекращение американской помощи окажет серьезный эффект и может привести к стратегическому коллапсу. Но реальной проблемой для пакистанской платежеспособности было бы прекращение помощи со стороны международных кредитных институтов, таких как Всемирный банк и Международный валютный фонд (МВФ); при том, что оба они будут принимать решения с оглядкой на США. МВФ может отказать в удовлетворении запроса на помощь, и продолжать отказывать вплоть до получения финальной отмашки от США.

В целом ряде случаев американская помощь использовалась по принципу «кнута и пряника», чтобы побудить Пакистан делать то, что нужно Соединенным Штатам. Пряником служило обещание дополнительной финансовой помощи, а кнутом – угроза прекратить уже одобренную ранее помощь. Финансовые эксперты в Пакистане указывали, что из общей суммы помощи, одобренной Соединенными Штатами, лишь незначительная часть достигает национального казначейства; а значительная часть уходит на консультационные выплаты назначенным США агентам и наблюдателям.

Согласно откровенным оценкам, потери для пакистанской экономики от участия страны в войне с терроризмом достигли 70 миллиардов долларов. США с 2002 года предоставили Пакистану помощи на 20,7 миллиарда долларов, что составляет лишь около 0,1% от расходов американской казны на борьбу с терроризмом за тот же период. Немногим более двух третей из этой суммы в 20,7 миллиарда было направлено на военные нужды, оставшееся – на гражданские. Самая большая доля – 8,9 миллиарда долларов – ушла в «Фонд поддержки коалиции» (Coalition Support Funds). Вашингтон санкционировал выделение данной суммы для пакистанских военных в качестве компенсации за услуги, оказываемые от имени американских военных. Однако значительная доля этих средств остается неперечисленной. США ведут себя все более скупо в отношении распределения этих средств, 44% заявок в 2009 году остались неудовлетворенными, по сравнению с 1,5% в 2005 году.

Условия неопределенности, которые возникли как следствие «Операции Джеронимо», вынудили Пакистан запустить агрессивный пропагандистский план для мобилизации альтернативных ресурсов в области резервных источников. Китай и Россия в особенности обеспокоены возобновлением американской односторонности. Оба государства все более склоняются к восприятию затруднительного положения Пакистана и глубоко озабочены свежей американской склонности к одностороннему взгляду на вещи. Российская и китайская реакция на абботтабадский рейд пощадила пакистанский истэблишмент от разгула критики.

Недавний визит президента Пакистана в Россию был интересным. Хотя визит был ранее запланированным, его время оказалось многообещающим для Пакистана. Россия чувствует все больший дискомфорт в связи с индийско-американским сближением и осознает потенциальные негативные последствия диверсификации Индией своих внешнеполитических связей для российско-индийского партнерства. Пакистан сейчас занял центральное место в российских усилиях, направленных на то, чтобы играть более активную роль в Средней и Южной Азии, по мере того как Москва выступает за уменьшение влияния возглавляемых Америкой коалиционных сил в Афганистане. Москва сейчас рассматривает Исламабад как часть решения региональных проблем. Недавний визит генерал-полковника Александра Постникова, командующего сухопутными войсками России, в Пакистан, свидетельствует, что пакистано-российские отношения движутся в направлении прочной основы.

Вслед за официальным визитом президента в Россию, пакистанский премьер-министр посетил Китай. Наиболее ярким итогом этого визита была передача в управление Китаю порта Гвадар. Как сообщало издание The Statesman со ссылкой на агентство Press Trust of India, китайские власти предупредили Вашингтон «в недвусмысленных выражениях, что любая атака на Пакистан будет считаться нападением и на Китай», и посоветовали американскому правительству «уважать пакистанский суверенитет». Иран готов обеспечить нефть на основе отсроченных платежей, а также предоставить электроэнергию по конкурентоспособным ценам. Мы всегда можем рассчитывать и на Саудовскую Аравию, ОАЭ и другие дружественные страны в плане экономической поддержки.

Экономическая помощь развивающимся странам со стороны развитых всегда сопровождается разного рода условиями и ограничениями. Американская помощь Пакистану не исключение; однако это стало особенно щекотливым вопросом на фоне разного восприятия того, что скрыто ее сопровождает. Результатом вечной зависимости стало то, что Пакистан все больше становится государством в состоянии клиента или «арендованным товаром». Америка теперь способна накапливать все большее несбалансированное влияние на пакистанскую политику, результатом чего становятся подчиненные ассоциации.

Пакистанское военное руководство должно осуществить переоценку нужды в американском военном оборудовании на фоне все возрастающего размывания нашего национального суверенитета. Хотя американские системы и отличаются значительным техническим и технологическим превосходством, мы должны взглянуть на недавнее индийское решение отклонить американское предложение по самолетам F16 и F18 и найти альтернативные источники поставок. Если Индия может обойтись без американского оборудования, то мы тоже способны прожить без него.

Сейчас для пакистанской нации настало время осуществить проверку в реальных условиях и взглянуть свежим взглядом на асимметричность затрат и выгод и выявить различия между реальностями и мифами американской помощи.

Автор – аналитик по вопросам международной безопасности и текущих событий и бывший помощник главнокомандующего военно-воздушными силами Пакистана.