Озабоченность России по поводу Афганистана основана преимущественно на влиянии незаконного оборота наркотиков и экспорта исламского радикализма в своих приграничных территориях. Беспокоит также растущее экономическое присутствие Китая. Здесь, похоже, менее всего думают о своей ведущей политической роли.


Недавно группа ведущих неправительственных американских и российских политических аналитиков провела совместно длинный и напряженный день: в рамках политики перезагрузки они сверяли свои оценки по Афганистану и Пакистану. Аналитики обеих стран начали с того, что обозначили некоторые общие важные проблемы. Лейтмотивом прозвучала надежда на то, что Афганистан превратится в стабильное государство, способное к экономическому развитию и эффективному управлению. Исламский радикализм и его распространение за пределы Афганистана и Пакистана одинаково волнует обе страны, равно как и проблема незаконного оборота наркотиков через территорию Средней Азии.


По ходу дискуссии все более отчетливо проявлялись различия в приоритетах, как они видятся из Вашингтона и Москвы. Первое и наиболее яркое касалось присутствия США в Афганистане. Как ни странно, российские участники «встревожены» – это слово прозвучало неоднократно – в связи с перспективой скорого вывода американских войск и, казалось, удивлены тем, что большинство их американских коллег считают вывод американских военных к 2014 году вопросом почти решенным. С российской точки зрения, военное присутствие США помогло сократить поток наркотиков, экстремизма и другого нежелательного «экспорта» в Среднюю Азию, а оттуда и в саму Россию. Некоторые отметили, что они видят, как история повторяется, но их политические приоритеты не позволяют злорадствовать по поводу того, что США попали в то же болото, как и россияне два десятилетия назад.
   
Контроль за наркотиками
   

Большинство российских участников в качестве первоочередной задачи называют контроль за распространением наркотиков, а некоторые считают это главной проблемой России с Афганистаном. Упоминалось и о подозрениях «некоторых россиян» относительно того, что США закрывают глаза на незаконный оборот наркотиков, чтобы тем самым отвлечь мятежные племена от участия в военных действиях.


Также на первых позициях в российском списке проблем значится продвижение исламских экстремистов в Среднюю Азию, а оттуда рукой подать и до России. Российские ученые обеспокоены тем, что свобода передвижения, возникшая в постсоветские времена, облегчила мусульманам из России возможность посещать Афганистан и Пакистан и возвращаться оттуда радикально настроенными («возвращаться боевиками», по словам одного из участников). По новым российским законам у власти стало гораздо меньше информации, чем хотелось бы, о людях, подверженных влиянию радикализма и даже вовлеченных в него. Перемещение наркотиков и экстремистов способствует тому, что неоднократно упоминалось в качестве «уязвимости» России, которая может осложниться с выводом американских войск.


Продолжение беспорядков в Афганистане осложняет политику России по экономической и политической «реинтеграции прежнего советского пространства». Китай также был одним из пунктов повестки российской группы. Обсуждение началось с последствий китайских инвестиций в сырьевые отрасли Афганистана, но реальное беспокойство вызывает расширение китайского влияния в других странах региона. «Через двадцать лет они будут владеть Средней Азией», – сказал один из собеседников. Подтекст общих подозрений в отношении Китая был очевиден.


Некоторых российских ученых беспокоит слабость и нелегитимность афганского правительства с позиций, очень близких тем, что можно услышать сегодня в ходе дискуссий в Вашингтоне. С американской стороны были высказаны различные мнения по этому вопросу: один из экспертов по Афганистану, в частности, был настроен более оптимистично, а другие участники разделяют мрачные оценки своих российских коллег.


С американской стороны более серьезно прозвучали опасения по поводу Пакистана, в том числе беспокойство по поводу его экономики, а также повстанцев на территории самого Пакистана. Несколько российских участников высказались о бедах этой страны, но было ясно, что проблема Пакистана в качестве «Больного человека Южной Азии», так часто муссируемая в Вашингтоне, не занимает российские умы в той же степени. Озабоченность американцев по поводу экспорта исламского экстремизма в большей степени ориентирована на Западную Европу и США.

Индо-пакистанские отношения   

Члены американской команды пытались найти приемлемые идеи того, как повысить эффективность управления в государствах, которые  институционально слабы и находятся на грани развала. Эта общая идея вызвала относительно небольшой резонанс у российской группы, но один из присутствующих заметил, что если целью является «реструктурировать афганское общество», то этого невозможно сделать на расстоянии.


Все согласились, что цели Пакистана в Афганистане находились под сильным влиянием его желания устранить индийское влияние. Некоторые из российских участников пошли еще дальше, утверждая, что изменение индийско-пакистанских отношений имеет важное значение для стабилизации ситуации в Афганистане. Однако, не отмечается активных проявлений интереса российской дипломатии к индийско-пакистанским проблемам. Один из членов российской группы напомнил об отсутствие энтузиазма у Индии по поводу прозвучавшего ранее предложения сделать Горбачева посредником между Индией и Пакистаном. Россияне показали, что не ожидают особого прорыва в индийско-пакистанских отношениях, и их мало волнуют индийско-пакистанские военные столкновения в ближайшем будущем.


Был высказан ряд идей о сотрудничестве США и России по Афганистану. Отмечено участие России в создании альтернативных логистических маршрутов для Соединенных Штатов, и несколько американских участников говорили о возможности покупки у России вооружения для американских войск в Афганистане. Некоторые совместные мероприятия на самом деле уже проводятся, например, в области контроля над наркотиками. Но, в целом, эта часть обсуждения казались менее реалистичной, чем аналитическая часть. Несколько российских участников отметили, что Россия считает себя донором по оказанию помощи. Они выразили заинтересованность в активном участии в восстановлении Афганистана, но мало заинтересованы в оплате реконструкции.


Российские участники, похоже, не ожидают, что Россия будет в числе основных игроков в Южной Азии. Время от времени давали о себе знать отголоски экспансионистской политики прошлых лет наряду с ощутимым беспокойством о том, что Россия может быть застигнута врасплох при изменении политики США. Нынешняя российская политическая элита сосредоточила свое самое пристальное внимание на вопросах, которые более касаются ее собственных проблем. Афганистан и Пакистан занимают ее умы по тем аспектам, что оказывают влияние на соседние с Россией территории – это наркотики и радикализация, но имеющие отношение к этому страны находятся не только по соседству с ней, но и значительно дальше.
   
Терезита и Говард Шэффер – бывшие послы США, проработавшие много лет в Южной Азии. Они вместе создали интернет-ресурс southasiahand.com. Говард Шэффер преподает в Georgetown University, а Терезита Шэффер – внештатный ведущий научный сотрудник в Brookings Institution.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.