На прошлой неделе президент Франции отдал дань памяти семерым недавно погибшим в Афганистане солдатам. С учетом предусмотренного на 2014 год вывода французских солдат и необходимости добиться того, чтобы их жизни были отданы не напрасно, уход из страны должен сопровождаться ее политической и государственной реконструкцией при участии как деятелей международного уровня, так и талибов.  

Прежде всего, нужно признать, что присутствие наших войск в этой стране с 2001 года позволило предотвратить кровавые теракты на территории Франции, так как новая форма войны, с которой нам сегодня приходится иметь дело, не признает никаких границ.

В 1976 году в книге «Мировая гражданская война» («La guerre civile mondiale») я следующим образом описывал новую форму войны, с которой мы должны были столкнуться в будущем: «Если приглядеться внимательнее, концепция мировой гражданской войны кажется тесно связанной с реальной действительностью. В масштабах всей планеты, которая отныне воспринимается как некий законченный мир, она несет в себе идею братоубийственного конфликта, в котором сталкиваются граждане одного государства. Кроме того, необходимо признать, что существующая международная система несет в себе мощнейшую мировую составляющую, несмотря на возможные препятствия в виде блокад и конфликтов. Речь идет о войне без фронта, которая преступает границы и выходит из-под контроля военных, чтобы отстоять жизненно важные интересы в рамках процесса, который может идти вплоть до смерти… Так, с помощью угонов самолетов и террористических актов палестинцы попытались вовлечь весь мир в свою борьбу, и весь мир в своей совокупности стал для них полем боя». 

Отправившись сражаться в Афганистан против талибов, которые позволили «Аль-Каиде» устроить здесь убежище для того, чтобы тренировать и промывать мозги своим боевикам, мы принудили их к сражению на одной территории, нанесли им значительный ущерб и сократили тем самым риски терактов в нашей стране. Перед нами бесспорный факт: с тех пор в США и Франции не было совершено ни одного крупного теракта, несмотря на сохранение угрозы, которая потребовала (помимо операций за пределами наших границ) постоянной бдительности со стороны наших спецслужб (в первую очередь Центрального управления внутренней разведки) и населения.

Я убежден, что безопасность на нашей территории с 2001 года отчасти удалось добиться, именно благодаря нашим солдатам в Кабуле. 

Так, успех этой инициативы предполагает достижение соглашения всех внутренних и внешних сторон этого конфликта


Если мы не желаем, чтобы извечные противники любых военных действий завтра заявили, что «они погибли впустую», и хотим надолго снять риск террористической угрозы из Афганистана, для нас жизненно важно добиться осуществления инициативы по выводу войск. К тому же для ее успеха необходима политическая и дипломатическая составляющие. Основная задача в течение этого периода – продолжать по-максимуму сдерживать «международных» экстремистов «Аль-Каиды» и изолировать их от афганских талибов, перед которыми стоят преимущественно «национальные» цели и которые, так или иначе, сыграют ключевую роль в будущем Афганистана. 

Таким образом, успех этой инициативы предполагает достижение согласия между всеми внутренними и внешними сторонами конфликта. С одной стороны, в этот процесс должны быть вовлечены государства, у которых есть общая граница с Афганистаном: Пакистан, Китай, Иран, а также бывшие страны советской империи, а именно Туркмения, Узбекистан и Таджикистан. Кроме того, нельзя оставить в стороне великие державы, которые заинтересованы в том, чтобы вывод войск не привел к укреплению позиций радикальных исламистов. Прежде всего, это касается России и ведущих западных государств, которые отправили в страну своих солдат.   

В первую очередь будущее Афганистана волнует соседний Пакистан. Пакистанские военные, которые по сути держат в своих руках настоящую власть в стране, полагают, что Афганистан должен предоставить им стратегическое преимущество, которого им так не хватает в рамках противостояния с Индией. Они хотят, чтобы в Кабуле был установлен дружественный им режим, который отвергнет все индийские попытки наладить экономическое и военное сотрудничество. 

Со времени вторжения СССР Иран, где проживает два миллиона белуджей, принял на своей территории три миллиона афганских беженцев и намеревается полностью перекрыть свои границы с Пакистаном и Афганистаном не позднее 2015 года, чтобы остановить проникновение вооруженных бандформирований и наркотрафик. Для этого с 1990-х годов Иран начал строительство 1800-километровой стены вдоль своих границ.     

Китай в свою очередь недавно подписал стратегическое соглашение с Исламабадом и рассматривает Пакистан как способ подобраться к Ормузскому проливу, чтобы обеспечить тем самым бесперебойные поставки нефти и газа. Афганистан в Пекине также воспринимается как важный источник сырьевых ресурсов.

Афганские талибы, так или иначе, сыграют решающую роль в будущем Афганистана

Россия, которой куда больше нашего приходится иметь дело с исламским терроризмом, как никто другой заинтересована в том, чтобы в Кабуле сохранился сильный и не подконтрольный исламистам режим. С января 2009 года официальный представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин не раз говорил о том, что Москва готова восстановить в Афганистане 142 построенных еще во времена СССР промышленных объекта. Кроме того, в бывших странах советской империи у нее есть необходимые силы и точки опоры для того, чтобы содействовать стабилизации ситуации в Афганистане.

Так, Россия держит под своей «опекой» Таджикистан, где расквартирована ее 201-я мотострелковая дивизия (5000 человек, одно из крупнейших военных формирований на иностранной территории) и комплекс контроля космического пространства «Окно». Президент Узбекистана Ислам Каримов (так в тексте. На самом деле речь, по-видимому, идет о президенте Таджикистана Эмомали Рахмоне – прим. ред.) уступил ей военно-воздушную базу в Гиссаре на запад от столицы Душанбе. Отныне российские отряды специального назначения сотрудничают с узбекскими службами безопасности для того, чтобы дать отпор «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения»), которая расшила свое влияние на соседние с Узбекистаном и Россией государства. 

В августе 2010 года президент Дмитрий Медведев провел в Сочи встречу с президентами Таджикистана, Афганистана и Пакистана для того, чтобы обсудить вопросы регионального сотрудничества. Во время переговоров в частности были затронуты проблемы борьбы против терроризма, экстремизма и наркотрафика, а также перспективы восстановления Афганистана.

Вообще, задача по объединению всех этих международных деятелей и организации переговоров заинтересованных сторон ложится на плечи Европы, так как американцы явно в этом не заинтересованы. Они не желают связывать себе руки международными соглашениями и садиться за один стол с Ираном и возможно Россией, от которых, тем не менее, в значительной мере зависит будущая стабильность афганского государства.

Жертвы наших солдат – это подписанное кровью обязательство для французского президента. Оно говорит ему о необходимости успешно провести вывод войск, пусть даже это и может не понравиться нашему американскому союзнику.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.