В октябре 2011 года исполнится десять лет с тех пор как США и их союзники ввели свои воинские контингенты в Афганистан в целях разгрома режима «Талибана», террористической группировки «Аль-Каида» и поимки наиболее одиозных международных террористов во главе с Усамой бен Ладеном.

Успехи и просчеты

Можно сказать, что за этот период были достигнуты существенные успехи. В частности, после разгрома основных сил «Талибана» был начат процесс государственного строительства нового Афганистана. Созданы органы управления, армия и полиция. Оживилась экономика, создана банковская система. Стали реализовываться экономические проекты, такие как строительство железных и автомобильных дорог.

Вместе с тем, целый ряд ошибок США и Кабула в оценке потенциала талибов, их возможностей по восстановлению своих сил, а также просчеты в экономической и кадровой стратегии, в политике на афганском региональном уровне создали предпосылки для разворачивания параллельного процесса дестабилизации обстановки на значительных пространствах.

Прежде всего, не были приняты экстренные меры по недопущению создания талибами центров базирования в приграничных с Афганистаном пуштунских районах Пакистана. Это позволило «Талибану» взять стратегическую паузу для восстановления своих рядов, военно-технического потенциала, привлечь опытных боевиков и специалистов по разработке новой диверсионной тактики борьбы против международной коалиции.

Также была принята ошибочная модель реагирования на разворачивание индустрии производства наркотиков. По всей видимости, это объясняется тем, что выращивание наркотиков должно было в условиях отсутствия полноценной экономики в стране дать хоть какой-то доход значительной части населения Афганистана, тем самым предотвратив его переход на сторону «Талибана», который предлагает за услуги боевикам довольно солидные по афганским меркам деньги.

Из-за данной ошибки получили импульс сразу три процесса.

Незаконные генераторы доходов


Во-первых, благодаря наркотикам была создана теневая криминальная экономика, которая в 2010 году оценивалась экспертами в 23% ВВП Афганистана, или в 2,4 миллиарда долларов.

В свою очередь она стала одной из причин появления крупномасштабной коррупции. Если, согласно Integrity Watch Afghanistan, афганцы заплатили в 2006 году взяток на 500 миллионов долларов, то уже в 2009 году эта сумма достигла 1 миллиард долларов1.

По подсчетам Управления ООН по контролю за наркотиками и предупреждению преступности (UNОDC), в 2010 году афганцы дали чиновникам взяток на 2,4 миллиарда долларов, что эквивалентно доходам от продажи наркотиков. Как указывает глава UNODC Антонио Мария Коста, «наркотики и взятки – два крупнейших генератора доходов в Афганистане, вместе они составляют половину законного ВВП страны».

Средний размер взятки в Афганистане составляет 160 долл. при доходе на душу населения 425 долл. в год. Наиболее коррумпированными считаются полицейские и сотрудники таможни. «Transparency International» поставил в 2010 году Афганистан на предпоследнее 179-е место по уровню восприятия населением коррупции2.

Третьим следствием незаконного производства наркотиков стало появление у «Талибана» постоянного источника доходов в 300–470 миллионов долларов от продажи героина и опия, а также взимания налога с крестьян, выращивающих опиумный мак. Принимая во внимание, что эффективность использования талибами финансовых средств намного выше, чем у американских войск, поскольку они ведут партизанскую войну, то можно вполне логично предположить, что наличие подобных доходов позволяет им на постоянной основе поддерживать оптимальную численность своих отрядов и их военно-техническое оснащение.

Вполне очевидно, что США и Кабул попали в своего рода замк­нутый круг, вырваться из которого весьма сложно. Наращивание производства наркотиков и рост цен на них приводят к повышению доходов «Талибана», что прямо сказывается на росте его активности и, как следствие, увеличении потерь среди контингентов стран НАТО и афганских силовых структур. Если в 2008 году НАТО потеряло 283 человек убитыми, то в 2009-м  – 510, а в 2010 году – 708 человек, и это не считая раненых. Потери же афганской армии и полиции выросли за прошлый год на 38 и 276% соответственно3.

Вместе с тем, любые действия по силовому сокращению посевов, особенно в пуштунских районах, ведут к росту недовольства населения, и это создает привлекательную среду для вербовщиков из «Талибана». Предотвратить уход молодежи в ряды талибов можно, если создать рабочие места и доходы, способные обеспечить приемлемый жизненный уровень. Однако многие проекты тормозятся по причине коррупции.

Решимость Барака Обамы


В этой связи можно понять Вашингтон и лично Барака Обаму, который все же решился прервать это хождение по кругу и предпринять действия по разрубанию афганского гордиева узла посредством начала вывода американских войск из Афганистана в период с лета 2011 по 2014 годы.

К сокращению своего военного присутствия США подталкивают также проблемы в американской экономике, не имеющей возможности бесконечно финансировать огромные траты на афганскую операцию, конца и края которой не видно.

Так, согласно проекту бюджета на 2012 год, на операцию в Афганистане выделяется 107 миллиардов долларов и еще 2,2 миллиарда на программу материальной помощи местным жителям. Значительно сократятся расходы на операции в Ираке – до 16 миллиардов долларов. Таким образом, в 2012 году военные расходы снизятся по сравнению с 2010–2011 годами, когда они составляли 160 миллиардов долларов на обе страны.

По всей видимости, вопрос сокращения госрасходов будет носить долгосрочный характер. Президент США Обама 13 апреля 2011 года представил план, предусматривающий сокращение дефицита бюджета на 4 трлн. долларов в течение ближайших 12 лет. Оборонный бюджет к 2023 году предполагается сократить на 400 миллиардов долларов.

Безусловно, США не могут просто так взять и уйти из Афганистана, даже несмотря на испытываемые сложности, все-таки приобретенные такой ценой выгодные геополитические позиции в самом «сердце» Евразии, вблизи с углеводородными месторождениями Каспия, оставлять весьма жалко.

В этой связи Белый дом, перед тем как начать процесс вывода войск, решил в течение 2010 – первой половины 2011 годов существенно нарастить военную группировку в Афганистане и использовать свой перевес в живой силе и технике для нанесения окончательного удара по талибам, в первую очередь по их оплотам в провинциях Гельменд и Кандагар. Операции в этих регионах имели определенный успех и привели к заметному снижению активности талибов.

Однако, как указывали ранее эксперты, наращивание численности войск может привести к одновременному росту потерь среди военнослужащих НАТО, что 2010 год наглядно продемонстрировал. Схожая динамика потерь сохраняется и в первые четыре месяца 2011 года: в январе погибли 32 военнослужащих коалиционных сил, в феврале и марте – по 38, в апреле – 48. Всего – 156 человек4.

Скорее всего, потери НАТО будут возрастать в последующие месяцы, так как в Афганистане из-за открытия горных перевалов начинается новый сезон боевых действий. «Талибан» объявил о его начале с 1 мая.

Точечные удары

США также активизировали точечные удары по уничтожению лидеров талибов и «Аль-Каиды» в целях разрушить их систему управления. В частности, в Пакистане был убит Усама бен Ладен, а в Афганистане «номер два» «Аль-Каиды» Абдула Гани (Абу Хафс Неджда).

Ряд аналитиков полагают, что ликвидация видных лидеров «Аль-Каиды» может подтолкнуть «Талибан» к принятию приглашения официального Кабула начать мирные переговоры и приступить к совместной стабилизации ситуации, поскольку талибы давно уже тяготились своими связями с «Аль-Каидой», не дававшими им легитимировать свой статус в Афганистане. Но оправданны ли эти ожидания, покажет время.

Пока же вполне очевидно, что «Талибан» ощущает определенное тактическое преимущество, которое дает ему заявление о выводе американских войск. Определение точных временных рамок ухода контингентов США и НАТО позволяет талибам:

во-первых, почувствовать психологическую уверенность, ведь всегда сложно вести войну, не имея представления о том, сколько же она еще продлиться;

во-вторых, видеть в этом индикатор успешности своих действий. С военно-политической точки зрения «Талибан» имеет возможность варьировать уровень активности своих операций и политических контактов с Кабулом.

Возможный вывод американских войск может породить весьма интересную с позиции геополитики ситуацию в приграничных с Афганистаном регионах. Последние десять лет войска международной коалиции оттягивали на себя потенциал «Талибана», «Аль-Каиды» и других действующих в Афганистане и приграничных районах Пакистана группировок, играя стабилизирующую роль в Центральной и Южной Азии.

Варианты и сценарии

Сегодня же многие задаются вопросом относительно вариантов развития событий. В принципе возможны два варианта: полный вывод войск НАТО к 2014 году и сохранение ограниченного контингента войск, оказывающего помощь афганским войскам, взявшим на себя основное бремя ответственности за поддержание безопасности. Оба этих варианта имеются в виду в приграничных странах, и, исходя из них, скорее всего, они уже просчитывают возможные будущие меры реагирования.

При полном выводе американских войск официальный Кабул, при нынешнем уровне подготовки армии и полиции, вряд ли сможет эффективно на долговременной основе сдерживать талибов, даже с учетом военно-технической и финансовой помощи со стороны внешних сил. При наилучшем раскладе может повториться ситуация до американской операции 2001 года, когда талибам противостоял Северный альянс, состоявший из национальных меньшинств Афганистана.

Вполне возможен сценарий, когда уход американцев приведет к усилению позиций лидеров северных группировок, построенных на этнической и региональной основе, поскольку Х. Карзаю или другому лидеру схожего плана фактически не на кого будет больше опереться. Не исключено, что Афганистан вновь превратится в поле для геополитического соперничества внешних сил. Для Центральной и Южной Азии это будет означать, что создание южного сквозного энергетического и транспортного коридора опять будет отодвинуто на неопределенную перспективу.

В то же время, несмотря на твердое намерение Обамы вывести войска, в экспертной среде по-прежнему обсуждаются варианты, при которых рассматриваются виды сохранения американского присутствия, что отвечает интересам многих приграничных с Афганистаном государств.

Широкий резонанс вызвала статья Роберта Блэквила «План Б в Афганистане» в авторитетном журнале «Foreign Affairs» (№ 1, 2011г.). Р. Блэквил был послом США в Индии (2001–2003 гг.) и помощником Советника по национальной безопасности.

По его мнению, Вашингтон должен сохранить военное присутствие в Афганистане из соображений американских геополитических интересов в регионе Большого Ближнего Востока. Но поскольку США сложно контролировать всю территорию страны, из-за чего отмечается рост расходов и количества убитых и раненых солдат, то Р. Блэквил предлагает расчленить Афганистан на две части: север и запад (под контролем Кабула и Запада) и восток и юг (под контролем талибов).

Подобный взгляд уже подвергся острой критике, так как рекомендации автора приведут к серьезному расширению зоны контроля «Талибана», увеличению его материальных и человеческих ресурсов и с высокой степенью вероятности дадут толчок к дальнейшему наращиванию экспансии как в сторону севера Афганистана, так и в направлении пакистанского Пуштунистана.

Также не стоит игнорировать негативный информационный и пропагандистский эффект, который последует от ухода западных контингентов с юга и востока Афганистана.

Сторонники продолжения американского военного присутствия в Афганистане указывают, что сохранение контроля над всей территорией страны возможно также по схеме создания постоянных военных баз. В принципе некоторые представители военного командования США и НАТО не против подобного варианта сохранения присутствия в этом стратегически важном узле.

Так, находясь с визитом в марте 2011 года в Афганистане, американский министр обороны Роберт Гейтс заявил, что США очень заинтересованы в заключении с Кабулом соглашения, которое бы предусматривало продолжительные военные отношения и совместное использование объектов для подготовки войск и контртеррористических операций после 2014 года. По его словам, «это послужило бы барьером на пути проникновения иранского влияния, а также барьером на пути талибов и иных экстремистов, пытающихся пробраться в страну из Пакистана»5.

В случае если этот сценарий будет реализован, то Вашингтону вновь придется взвалить на себя бремя финансирования не только своих вооруженных контингентов, но также подготовку и снабжение афганских силовых структур, так как снижение количества американских войск должно будет сопровождаться пропорциональным наращиванием численности афганских военных для поддержания контроля над территорией страны. Реально ли это можно будет осуществить и как эффективно будут тратиться предоставляемые суммы в условиях высокой коррупции, сложно сказать. Пока опыт последних военных операций НАТО показывает, что афганские силовые структуры могут выполнять лишь вспомогательные функции.

Три новости

Между тем, выйти на очередной виток своей истории в Афганистане США могут только в случае, если им удастся, как упоминалось выше, кардинальным образом решить свои экономические проблемы и удержать позиции глобального финансово-экономического лидера, которые уже ставятся под сомнение рядом новых крупных игроков и международными финансовыми институтами. В этой связи можно отметить три ключевые новости последнего времени.

Первой стал опубликованный международным рейтинговым агентством «Standard & Poor's» прогноз по суверенному рейтингу США на уровне «Aaa» со «стабильного» на «негативный». Также были ухудшены прогнозы по рейтингам Федеральной резервной системы, а также Федерального резервного банка Нью-Йорка. В качестве причины названа неспособность американских законодателей прийти к компромиссу по поводу решения бюджетных проблем страны.

Согласно прогнозу агентства, по сравнению со своими коллегами по рейтингу, у США огромный дефицит бюджета и растущая неопределенность по поводу способов решения данной проблемы. Учитывая вышесказанное, агентство приняло решение изменить со «стабильного» на «негативный» прогноз по долгосрочному суверенному рейтингу США. Ряд аналитиков «Standard & Poor's» в своих комментариях указывают, что негативный прогноз по рейтингам США сигнализирует вероятность как минимум на уровне 33%, что долгосрочный рейтинг США может быть понижен в ближайшие два года6.

Второй новостью, вызвавшей эффект разорвавшейся бомбы, стал прогноз МВФ, согласно которому уже к 2016 году экономика Китая может обойти экономику США по размеру ВВП, причем прежде это ожидалось не ранее 2030 года. По оценкам МВФ, ВВП Китая вырастет в 2016 году до 19 трлн. долларов с 11,2 трлн. долл. в 2011 году. Для сравнения: ВВП США к этому времени составит 18,8 миллиарда долларов по сравнению с 15,2 трлн. долл. в 2011 году. Таким образом, доля ВВП США в мировой экономике к 2016 году сократится до 17,7%, а Китая – увеличится до 187.

И, наконец, третье сообщение – это происходящие изменения в глобальной кредитной политике. По подсчетам «The Financial Times», два китайских госбанка «China Development Bank» и «China Export-Import Bank» предоставили займов за рубежом в 2009 и 2010 годах на 110 миллиардов долларов. Для сравнения: Всемирный банк выдал с середины 2008-го по середину 2010 года только 100,3 миллиарда долларов.

Большая часть выданных кредитов пришлась на энергетические сделки по принципу «деньги в обмен на нефть», инфраструктурные проекты и закупку оборудования в Китае. И все это, конечно же, имеет также геополитическое измерение. Как указывают эксперты, Китай в конкурентной борьбе обходит Всемирный банк во многом благодаря более выгодным условиям кредитования и огромным золотовалютным резервам, превышающим 2,5 трлн. долларов8.


Так уйти или остаться?

Для США бремя финансирования афганских структур было бы облегчено, если бы Афганистан имел разработанные месторождения природных ископаемых и налаженный экспорт сырья. Пример позитивного эффекта для интересов США можно наблюдать в Ираке, номер два в мире по запасам нефти (143 миллиарда баррелей) и экспортирующем нефть на уровне 2,4 миллионоа баррелей в день, что формирует 95% доходов бюджета и оказывает стабилизирующее влияние на внутриполитическую ситуацию. Однако Афганистан пока не экспортирует сырье, хотя, по ряду оценок, он обладает значительными запасами природных ископаемых, такими как медь.

По данным неправительственной организации «Transparency International», Афганистан занимает второе место в мире по запасам меди (благодаря крупнейшему меднорудному месторождению Айнак в провинции Логар9), запасы которого оцениваются в 13 миллионов тонн. В 2008 году компания «МСС China Metallurgical Group» приобрела права на разработку данного месторождения сроком на 30 лет на условиях инвестирования в проект 3 миллиарда долларов. Начало эксплуатации намечено на 2012 год, а выход на проектную мощность – на 2014 год. В дальнейшем запланировано создание медеплавильного производства. По оценкам экспертов, разработка запасов месторождения может принести казне доходов в 88 миллиардов долларов, но только при условии, что ситуация с безопасностью в стране будет кардинальным образом улучшена.

Таким образом, подводя итог, можно констатировать, что США и НАТО стоят перед сложнейшим выбором – уйти или остаться, а если остаться, то в каких масштабах и как эти масштабы в случае их сужения скажутся на эффективности контроля за ситуацией.

Над выбором модели дальнейших действий все время будут нависать финансовые проблемы Вашингтона, входящие в противоречие с дорогостоящим стремлением сохранить свое геополитическое доминирование на пространстве Большого Ближнего Востока.

Нужно сказать, что выбор США их дальнейшей стратегии в Афганистане будет касаться не только их самих. Он также скажется на всей архитектуре безопасности в Евразии. И именно поэтому американские планы на афганском поле вызывают и будут вызывать в ближайшие годы повышенный интерес у всех «актеров» это сложной игры.

Рустам Махмудов,  эксперт Центра политических исследований

Примечания:

1 Уровень коррупции в Афганистане вырос вдвое за 3 года – данные опроса
2 Жители Афганистана потратили на взятки все доходы от наркоторговли
3 Никита Мендкович. «Талибан теряет позиции в Афганистане»
4 В различных частях Афганистана были убиты трое военных НАТО
5 Россия обеспокоена намерением США закрепиться в Афганистане
6 S&P изменило прогноз по рейтингу США на «негативный»
7 Китай обгонит США по объему ВВП
8 Китай обошел Всемирный банк по кредитам иностранным государствам
9 «Медь в Афганистане?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.