Это было бы трогательно, если бы не было так грустно: видеть (особенно на фоне прошедших в начале недели похорон четырех «погибших за Францию» солдат в лагере в Каписе) то, как все политические лидеры, начиная с Николя Саркози, говорят об ускоренном выводе войск из Афганистана. Приближение выборов сыграло здесь роль катализатора…

После недавней драмы президент, который всегда выступал как поджигатель войны и за четыре года увеличил французский контингент с 1700 до 4000 человек, все же пошел на попятный, приняв решение приостановить программу поддержки и подготовки афганской армии. Тем не менее, эта программа собственно и является причиной нахождения в стране французских подразделений. А также условием спокойного вывода западных солдат к 2014 году.

Читайте также: Может ли Россия помочь нам уйти из Афганистана?

Перспектива досрочного возвращения на родину французских войск, которые состоят в Международных силах содействия безопасности (ISAF), была воспринята не лучшим образом. В том числе и среди французских военных: некоторые их них полагают, что в таком случае их товарищи погибли «зазря».

«Если условия безопасности не будут четко установлены, то встанет вопрос о досрочном выводе французской армии», - заявил в пятницу глава государства во время выступления перед дипломатами. Как будто какие-то «гарантии безопасности» вообще применимы к военным в рамках наземного конфликта (в противовес отсутствию потерь в Ливии, где проводились лишь дистанционные операции с воздуха и моря).

Завоевать умы и сердца

Не сумев «завоевать умы и сердца» жителей этой долины, французский контингент взял на вооружение стратегию отступления. Такое решение было принято в Елисейском дворце после того, как в июле прошлого года пятеро солдат, которым было поручено обеспечить безопасность на встрече видных местных деятелей, погибли, попав в засаду в двух километрах от базы в Тагабе (провинция Каписа).

Первые из принятых мер были направлены на обеспечение безопасности… тех, кто занимается подготовкой людей, которые обеспечивают безопасность! Тем не менее, 29 декабря прошлого года на наблюдательном посту на юге долины Тагаб двое французских легионеров были убиты одним из их афганских товарищей.



Последние полгода большинство французских солдат практически не покидали своих укрепленных казарм и выходили за пределы базы только для сопровождения военных конвоев афганской армии в долине (но не на высотах). В пятницу на огороженной территории базы в Гване были убиты четыре солдата (15 ранены, восемь из них тяжело), которые заканчивали пробежку и не имели при себе оружия или бронежилетов.

Министр обороны Франции Жерар Лонге (Gérard Longuet) поначалу посчитал нужным сообщить, что стрелок (приписанный к базе афганский солдат) был связан с талибами: после вербовки в армию, он отправился в Пакистан, а затем вновь вступил в ряды национальных вооруженных сил. Тем не менее, как говорят источники в афганских спецслужбах, которым вторит президент Карзай, стрелявший утверждает, что действовал по личным мотивам. Его поступок стал ответом на появление фотографий американских солдат, которые мочатся на трупы талибов.

Еще по теме: Иллюзорная победа в Афганистане

Увеличение мощи афганских вооруженных сил (сегодня число солдат и полицейских приближается к 300 000 человек) представляется как «национальная» альтернатива присутствию иностранного контингента. В то же время такое форсированное наращивание личного состава, которое удается поддержать лишь путем предельно открытого и неизбирательного набора, не позволяет должным образом проверить личность, способности и мотивацию новобранцев (более четверти из них впоследствии дезертируют).

За и против

Сторонники досрочного вывода войск приводят следующие аргументы:

- это не наша война (это война сентября 2001 года, Буша, Бин Ладена и т.д.);

- французское общественное мнение всегда с недоверием или даже враждебно относилось к этой кампании;

- афганская армия и полиция такие же, как и афганское общество (прогнившие, коррумпированные и т.д.);

- кризис доверия между западными и афганскими военными существует уже давно: об этом говорится в опубликованном 20 января в The New York Times рапорте американского командования, в котором упоминается о 58 убийствах с 2007 года;

- в апреле прошлого года афганский полковник убил восьмерых американских офицеров в аэропорту Кабула.

Есть у предложения о досрочном выводе и немало противников:

- потери французских сил (86 человек за десять лет) относительно невелики, пусть даже в последние годы их число увеличилось;

- коалиция должна действовать в едином ритме, а не выводить войска в индивидуальном порядке;

- нельзя дать рухнуть режиму Карзая, которому только недавно с большим трудом удалось начать переговоры с «умеренными талибами»;

- что случится с афганцами, которые поверили ISAF, семьями, чьи дочери ходят в школу и т.д.?

- оставить провинцию Каписа просто нельзя: эта жизненно важная для снабжения столицы долина сразу же окажется в руках талибов;

- нужно уходить с высоко поднятой головой, а не давать сигнал о поражении, который будет выгоден для талибов и т.д.

Читайте также: Франция начинает вывод войск из Афганистана



Неукротимый народ

В этой связи в блогах пышным цветом расцвели различные реакции и размышления всех цветов и оттенков:

- «Чтобы отомстить за смерть сотен американцев убийством одного человека, стоило ли отправлять на эту бойню тысячи других людей?»

- «Да, мы, безусловно, несем там потери, но я считаю, что лучше бороться с этими фанатиками у них, в их долинах, в их деревнях, чем в наших вагонах метро, наших поездах и наших небоскребах».

- «Сражаться на их территории значит подталкивать их к тому, чтобы они сражались на нашей».

- «Кандидаты в шахиды отправляются в Афганистан вести свою священную войну. Исламистский интернационал тратит там силы. Куда они направят их в тот день, когда мы отдадим им страну?»

- «Я спросил у французского офицера причину нашего присутствия в Афганистане. Он ответил мне: нужно удержать экстремистов в Афганистане, Пакистане, Сахеле, одним словом, подальше от нашего населения. Это жертва военных для спасения мирных жителей».

- «Восточная поговорка гласит: «Берегись яда кобры, когтей тигра и мести афганца». Афганский менталитет: я против брата, брат и я против двоюродного брата, брат, двоюродный брат и я против всех остальных... Со времен Александра Македонского до уничтоженных в 1842 году в Хайберском проходе англичан, этот неукротимый народ, который еще никому не удавалось оккупировать или колонизировать, всегда борется до самой смерти, от детей до стариков. Прижавшись к скале, они стреляли по советским боевым вертолетам из винтовок Enfield 1914. Их рвали на части пули, но они попадали в вертушки. Куда там хваленым японским самураям!»

- «Такую ситуацию, когда все армии действуют на территории иностранного государства без подлинной легитимности, мы уже видели: победу в войне могут одержать лишь решительно настроенные войска, которые четко осознают поставленную перед ними задачу и пользуются поддержкой народа, что они призваны освободить. Такой подход может показаться излишне упрощенным, но именно определение «целей войны» и является залогом дальнейшей победы».

Еще по теме: Десять лет войны в Афганистане

Отступление или бегство?

- «Сказать противнику: «Чтобы не случилось за эти месяцы, мы оставим вас в покое, мы уйдем», значит пойти против разумной логики. И принести в жертву находящихся там военных».

- «Президент Карзай хочет, чтобы мы ушли и развязали ему руки для переговоров с повстанцами, то есть талибами».

- «Неудачи являются неотъемлемой частью любого военного уравнения: их нужно предвидеть заранее и с самого начала учитывать при расчетах. Представим, что из-за нехватки политического хладнокровия мы все же уйдем. Это будет не отступление, а настоящее бегство. И огромная победа талибов, этих боевиков в сандалиях: они одержат верх над 4-ой, 5-ой, 6-ой (?) армией мира, у которой есть ядерное оружие!!»

- «Армия Южного Вьетнама, которая была куда лучше вооружена и подготовлена, чем нынешние афганские войска, была разбита в пух и прах всего после нескольких недель наступления армии Севера, несмотря на присутствие опытных солдат. Мне вспоминаются снимки брошенного вдоль дорог оружия: танки, бронетехника, совершенно новые американские грузовики, каски, форма, ботинки. Солдаты Южного Вьетнама тысячами сбрасывали с себя военную одежду, чтобы смешаться с мирным населением. То же самое произойдет и при первом масштабном наступлении талибов!»

Одержимость пробежками

Кроме того, как напоминает Жан-Доминик Мерше (Jean-Dominique Merchet) в своем блоге Secret défense, вывод французских войск (если его сроки и правда решат передвинуть) будет непросто осуществить с политической (в первую очередь это касается американских друзей) и военной (защита конвоев, стоимость воздушной транспортировки и т.д.) точек зрения.

Чтобы закончить на менее мрачной ноте, хочу привести комментарий, по всей видимости, знающего читателя в блоге Secret défense по поводу стрельбы по военным бегунам:

«Нужно ли повторять, что если в стране идет война, от пробежек лучше воздержаться. В 1980-х годах на юге Ливана из-за этого уже погибли несколько солдат. Такая одержимость утренним бегом в независимости от места, как во время операций за границей, так и по сельской местности во французской глубинке, нелепа сразу по нескольким причинам:

- Противник с легкостью получает сведения о наших войсках…

- Бег в окружении истерзанного и несчастного населения является вызывающей демонстрацией западного здорового образа жизни.

- Наша слишком обтягивающая или наоборот слишком свободная спортивная форма может считаться провокационной в мусульманских странах.

- Такая мода на пробежки «группами за мной» пришла из воздушно-десантных войск после войны в Алжире. Утренний кросс стал традиционным во всех подразделениях.

В то время это делалось по двум основным причинам:

- Чтобы не дать личному составу растолстеть…

- Чтобы привлечь новобранцев к занятием спортом без инвентаря и опеки преподавателя физической культуры, к которым они привыкли в школах и лицеях!


Немного истории…

Солдаты Африканской армии не занимались бегом во время кампаний в Италии, Франции и Германии.

Дивизия Леклерка не бегала у Парижа, Рейна и Шварцвальда.

Боевые отряды коммандос и подразделения резерва не бегали кроссов посреди зизифусов, оливковых деревьев и пробковых дубов у поселков и селений во время войны в Алжире.

Не стоит забывать и о судьбе полковника Бижара, который едва не погиб под выстрелами террористов из Армии национального освобождения во время пробежки в портовой зоне в Аннабе…»