Принято считать, что позиции США в треугольнике Иран-Пакистан-Афганистан значительно ослабнут после того, как в 2014 году западные союзники выведут свои войска из Афганистана. В то же время за процессом внимательно следят и по возможности в нем участвуют Россия, Китай и Индия.


В начале мая этого года президент США Б. Обама и президент Афганистана Х. Карзай подписали в Кабуле договор о стратегическом партнерстве между странами после 2014 года. В связи с этим глава Соединенных Штатов отметил, что большая часть американских соединений покинут страну, хотя ходят слухи о том, что спецназ США останется в Афганистане надолго.

Но талибы все еще представляют собой реальную силу: несколько часов спустя после отъезда Б. Обамы шесть человек погибли (в том числе - дети) и двадцать были ранены в результате самоподрывов смертников в двух местах. Ответственность за теракты взял на себя Талибан. Однако военное командование США и НАТО заявило, что атаки талибов никак не повлияют на решение о выводе войск западной коалиции до конца 2014 года.

На фоне охлаждения отношений между Вашингтоном и Исламабадом специальный представитель США в Афганистане и Пакистане М. Гроссман 26 япреля этого года провел предварительные переговоры с начальником штаба пакистанских сухопутных войск А. Каяни по поводу возможности возобновления снабжения сил ISAF через территорию Пакистана. При этом американская стороны не питала особых иллюзий по этому поводу. Главной целью встречи было элементарное возобновление диалога между странами после того, как в ноябре прошлого года в результате удара авиации США погибли 24 пакистанских солдата, и транзит американских грузов был остановлен.

Читайте также: США столкнулись со стратегической авантюрой в Сирии

Новости про Иран в апреле-мае этого года напоминали калейдоскоп. 26 апреля начальник штаба армии Израиля Б. Гантаз заявил о том, что международные санкции начинают давать плоды, и Иран перестал стремиться к созданию ядерного оружия. По словам генерала, сейчас то время, когда Тегеран должен направить свою ядерную программу в мирное русло, или мировое сообщество (в том числе Израиль) предпримет меры. Однако президент Израиля Ш. Перес в интервью изданию «Maariv» выразил сомнения в том, что военная операция против Ирана принесет желаемый результат. Он не особенно верит и в эффективность санкций, но при этом считает, что начинать надо именно с них. Говоря о роли США, Ш. Перес сказал, что Вашингтон не склонен действовать против Ирана в одностороннем порядке, поэтому Обама хочет создать широкую коалицию, в которую вошли бы и Россия с Китаем.

В конце апреля появились сообщения о том, что руководство иранского корпуса стражей исламской  революции якобы предложило духовному лидеру страны аятолле Али Хаменеи прекратить работы по обогащению урана, а посол Ирана в Москве С. Сагади заверил, что Тегеран примет во внимание предложение России не развивать программу по обогащению урана взамен на отмену санкций в июле. Правда, представитель Госдепа США В. Ньюланд усомнилась в весомости этого заявления.

1 мая этого года министр обороны Израиля Э. Барак заявил о том, что его страна должна рассматривать все возможные сценарии развития ситуации вокруг иранской ядерной программы, так как у нее нет права на ошибку. А на следующий день бывший глава израильской военной разведки Ш. Газит сказал, что в том случае, если Израиль в одностороннем порядке нанесет удар по иранским ядерным объектам, они не будут уничтожены, но если это сделает возглавляемая Америкой международная коалиция, ядерная программа Ирана перестанет существовать.

Также по теме: Пора подвергнуть остракизму автократическое российское государство

Трудно сказать, чего больше во всех этих высказываниях – пропагандистской игры, пыли в глаза или анализа. Специальный помощник президента США по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями Г. Сеймур, комментируя ситуацию вокруг Ирана, осторожно отметил более конструктивный (чем раньше) настрой Тегерана и предложил подождать конца июня - начала июля, когда Америка введет санкции против иранского центробанка и начнет действовать бойкот ЕС на покупку иранской нефти. Видимо, Иран будут и уговаривать, и оказывать на него всевозможное давление.

Это - логичная осторожность, так как апокалиптическая катастрофа наиболее вероятна именно в этом неспокойном регионе. Внимание многих сконцентрировано на переговорах, связанных с иранским ядерным потенциалом, но 25 апреля сего года Пакистан, а не Иран, осуществил успешный запуск баллистической ракеты средней дальности «Shaheen-1A», а до этого - Индия успешно испытала «AgniV», баллистическую ракету дальнего радиуса действия.



М. Гроссман только что начал переговоры с лидерами Пакистана о перспективах возобновления американского военного транзита, а пакистанские эксперты призывают Исламабад искать новых союзников. В конце прошлого года пакистанский военный аналитик М. Султан заявила о том, что через пару недель у западных коалиционных сил закончатся все боеприпасы, и это заставит Вашингтон быть более сговорчивым.

Читайте также: Политика Путина - постсоветская интеграция и Афганистан

17 февраля в Исламабаде состоялась третья встреча президентов Афганистана, Пакистана и Ирана. На ней лидер Ирана М. Ахмадинежад заявил о том, что все проблемы региона связаны с политикой внешних сил. В связи с этим главы трех стран заявили, что не допустят того, чтобы на их территории возникла угроза кому-либо из партнеров по тройке. В частности, глава Пакистана А. Зардари заверил М. Ахмадинежада в том, что не позволит США воспользоваться пакистанскими военными объектами в случае американской агрессии против Ирана и окажет Тегерану всяческую поддержку. Кроме того, президент Пакистана высказался за прокладку газопровода из Ирана в Пакистан, подчеркнув, что давление со стороны США в данном вопросе неприемлемо.

По сообщениям пакистанской прессы, Вашингтон не является и никогда не был союзником Исламабада. В ее рядах преобладает мнение, в соответствии с которым Америка будет препятствовать сближению Пакистана, Афганистана и Ирана, так как после 2014 года шесть американских военных баз в Афганистане будут собирать разведывательную информацию об Иране, а Пакистан нужен США для борьбы с тем же Ираном и Китаем.

Странно должен был себя чувствовать глава Афганистана на прошедшей встрече. Несмелые претензии Кабула, суть которых заключается в том, что афганских талибов и боевиков «Аль-Каеды» поддерживают пакистанские спецслужбы, Исламабад категорически отверг. Однако, при этом, как сообщила «PakistanObserver», Х. Карзай попросил принимающую сторону организовать ему встречу с лидером Талибана Муллой Омаром.

Также по теме: Пакистан помог США найти Усаму бен Ладена

Короче говоря, в регионе, раздираемом противоречиями, реальных угроз предостаточно. В исследовании, которое по заказу Вест-Пойнтской военной академии США подготовил профессор С. Грегори, указано, что за последние несколько лет было зафиксировано, по крайней мере, три нападения исламских фундаменталистов на пакистанские ядерные объекты. Это - неудивительно: из-за противостояния с Индией ядерное оружие Пакистана расположено в северо-западных районах страны, которые сегодня являются прибежищем Талибана и «Аль-Каеды». Принимая во внимание настроения в пакистанском обществе, исламисты могут здесь прийти к власти в результате обычных выборов. В таком случае ядерный арсенал Пакистана попадет в руки людей с жесткой идеологией, вести переговоры с которыми, как показывает пример Ирана, крайне затруднительно. Радикальные пакистанские исламисты вообще могут отказаться от каких-либо переговоров, в первую очередь - с Индией.

Последняя со своими лидерскими амбициями – еще один «взрывоопасный» регион. Ее военный бюджет в прошлом году вырос на 12%, а в этом – на 17%, и на сегодняшний день Индия является крупнейшим импортером вооружений в мире. При этом сложные отношения у Дели складываются не только с Пакистаном, но с близким ему Китаем, с котором у индийцев давние территориальные споры.

Вот такая восточная геополитическая рулетка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.