Недавние визиты высокопоставленных российских чиновников в Исламабад, а также предстоящий приезд президента Владимира Путина, который станет первым официальным визитом российского главы в Пакистан с момента обретения страной независимости, подчеркивают усилия России по укреплению стратегических связей с этой южноазиатской страной.

Пытаясь обезопасить свое ближнее зарубежье в преддверии вывода американских войск из Афганистана в 2014 году, Россия также
стремится к тому, чтобы в целом углубить свои связи с Южной Азией, а Пакистан является «воротами» для энергетической торговли со всем субконтинентом. Россия может не только помочь гражданскому правительству в Исламабаде укрепить экономические показатели, но и предложить альтернативный источник поставок оружия для вооруженных сил страны. Вопрос диверсификации поставщиков оружия становится все более актуальным для Исламабада в связи с растущими ограничениями со стороны США по отношению к видам предоставляемого оружия и в связи с продолжающейся неспособностью Китая полностью удовлетворить потребности Пакистана.

Для Москвы шаг в сторону более близких связей означает изменение отношения к этой стране. Раньше оно концентрировалось на сдерживании угрозы безопасности со стороны  Пакистана. Например, в 2009 году президент Дмитрий Медведев подчеркнул необходимость уничтожения «гнезд терроризма» в Пакистане. Однако в настоящий момент российский истеблишмент, кажется, начал осознавать  невозможность защитить стратегически важную границу, простирающуюся от Кавказа до Центральной Азии, без помощи Пакистана. Однако, как обнаружили США, пакистанская приверженность к стабилизации региона Гиндукуш может быть переменчивой. Схожим образом, Пакистан также не оказал решительной поддержки Китаю во время восстания уйгуров в провинции Синьцзян. Несмотря  на неустойчивую позицию Исламабада, Китай и США обладают стратегическим влиянием на Пакистан. Теперь получить это влияние стремится и Россия.

В этом вопросе полезной для России станет острая необходимость в  энергетических поставках (ключевой сфере российского экспорта) в Пакистан. Действительно, нет ничего удивительного в том, что Москва стремится стать важным партнером в этом аспекте для Исламабада. Россия поддерживает проект строительства газопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) и, по всей видимости, согласилась на крупные инвестиции в строительство ирано-пакистанского газопровода. Оба проекта должны обеспечить поставки столь необходимого для транспортного сектора Пакистана природного газа. Во время визита Путина может быть официально объявлено об участии России в проекте угольного месторождения Тар. Также идет обсуждение возможного включения Пакистана в центральноазиатскую электросеть. Переговоры начались после участия в августе 2010 года президента Пакистана Асифа Али Зардари (Asif Ali Zardari) в саммите России, Пакистана, Афганистана и Таджикистана.

Помимо предоставления Пакистану стимула для сотрудничества в области борьбы с терроризмом, попытка включить страну в сеть регионального экономического сотрудничества соответствует желанию Москвы иметь важную, если не контролирующую роль почти во всех транснациональных энергетических проектах в Евразии.  Несмотря на то, что до настоящего момента России удавалось решить все серьезные  проблемы, связанные с ее трубопроводами в Европе, и увеличить поставки в Китай, Москва пока не смогла продвинуться  в сторону Индии, в- основном,  в связи с тем, что у стран нет общей границы. Включение Пакистана станет важнейшим для процесса продвижения на индийский рынок.

Улучшение экономических связей с Пакистаном также направлено на то, чтобы возобновить инвестиции в пакистанские сталелитейные заводы. Это напоминает середину 1970-ых годов, когда главным видимым символом усилий пакистанского премьер-министра Зульфикара Аль Бхутто (Zulfiqar Ali Bhutto) по сближению с СССР стала помощь Союза в налаживании сталелитейного производства. Однако, несмотря на то, что экономические отношения укреплялись в течение нескольких лет, оборонные связи так никогда и не установились. Москва теперь стремится это изменить, одновременно пытаясь усилить свое влияние, удовлетворяя пакистанские потребности в сфере безопасности.

Честно говоря, Москва движется в этом направлении уже некоторое время. В 2007-м году занимавший пост премьер-министра Михаил Фрадков посетил Пакистан с тем, чтобы завершить процесс продажи двигателей РД-93 для истребителя JF-17 совместного китайско-пакистанского производства, который должен стать главной опорой пакистанских ВВС к 2020-му году. За последние десять лет Москва также позволила Узбекистану продать четыре заправочных самолета Ил-78 Пакистану, и, возможно, предоставит ему запчасти для украинских танков Т-80УД.
 
Для Пакистана появление России в качестве поставщика вооружения – явно положительное явление, так как Россия может быть  выгодным источником оружия и платформ, которые США поставлять не планируют, а китайцы пока еще просто не могут предоставить. Помимо этого российский экспорт поможет Пакистану и дальше добиваться цели диверсификации источников поставок оружия.

Для Индии российское сотрудничество с Пакистаном – палка о двух концах . С одной стороны, Россия может ввести Пакистан в региональную торговую сеть, которая позволит Пакистану наладить более близкие экономические отношения с Индией и будет гарантом функционирования транснациональных маршрутов поставки энергоносителей в Индию. С другой стороны, желание Москвы поставлять Пакистану оружие будет означать, что Индии придется иметь дело с еще одним крупным партнером, который предоставляет оружие Исламабаду, одновременно пытаясь продавать Нью-Дели более современные системы и создавать партнерства по совместным разработкам и производству.
 
Именно так, в конце концов, действовали Франция, Германия, США, а теперь настала очередь России. Действительно, Москва может верить в то, что в эпоху балансирования интересов она способна регулировать стратегические отношения с Пакистаном так, чтобы не выводить из себя главного оборонного партнера России – Индию.

Однако Индия будет пристально наблюдать за тем, предоставляет ли сотрудничество России с Пакистаном Исламабаду стратегическое пространство для маневров теперь, когда американская позиция по динамике безопасности между Афганистаном и Пакистаном сильно сместилась в сторону поддержки Индии. Действительно, в то время как региональное экономическое сотрудничество может усилить пакистанскую экономику, если Пакистан не будет содействовать Индии в данном вопросе, это может означать ужесточение позиции Исламабада в отношении его восточного соседа. Индия определенно надеется, что ей не придется благодарить за это Москву.

Саурав Джа изучал экономику в Президентском колледже в Калькутте и в университете Jawaharlal Nehru в Нью-Дели. Он пишет о мировых энергетических проблемах и развитии экологически чистой  энергетики в Азии. Его первая книга The Upside Down Book of Nuclear Power, была опубликована в январе 2010 году. Он также работает в качестве независимого консультанта по энергетическому сектору в Индии. С ним можно связаться по электронному адресу sjha1618@gmail.com.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.