До какой крайности может дойти человек перед лицом катастрофы, новости о которой поступают из чуждых для него земель? В какое душевное состояние он может впасть?..

Я задаюсь этим вопросом в связи с последними событиями в Непале. Произошло землетрясение. Из какой бы части мира ни приходили такие вести, речь идет о внезапно оборвавшихся жизнях, разрушенных зданиях, людях, находящихся под завалами, оторванных друг от друга семьях — человеческих историях, от которых становится тяжело на сердце.

Информация о землетрясении в Непале погрузила меня именно в такие мысли. Я никогда не бывал в этой стране. Но я не могу сказать, что меня с ней ничего не связывает. В Непале живет мой знакомый, депутат по имени Амреш Сингх (Amresh Singh). И поэтому, как только я узнал о землетрясении, первым, кто пришел мне на ум, был Амреш.

Мы познакомились в прошлом году в США. В течение двух недель мы часто находили возможность побеседовать друг с другом, рассказывали друг другу о наших странах, поскольку я почти не имел представления о Непале, а он — о Турции.

При первой нашей беседе у здания Конгресса США я попросил его максимально кратко назвать самое основное, что мне нужно знать о Непале как человеку, который никогда там не бывал.

Когда Амреш услышал мой вопрос, он сначала несколько удивился, а затем произнес слова, заставившие меня улыбнуться и задуматься: «Непал ничем не отличается от сэндвича. Он зажат между двумя гигантами —Индией и Китаем — и пытается выжить, балансируя между ними; но, помимо всего прочего, это красивая страна...»

Эти слова, дающие Непалу столь лаконичную характеристику, до сих пор звучат у меня в ушах. Минувшим днем я отправил письмо Амрешу. Выразив соболезнования нации, интересы которой он представляет, я поинтересовался, в каком положении находится он и его семья.

Не получив скорого ответа, я стал беспокоиться еще сильнее. Я написал нашим общим знакомым, проживающим в других странах. Долгожданное известие пришло из Тайваня. Мне сообщили, что в социальных сетях есть сведения и фотографии, свидетельствующие о том, что у Амреша все в порядке.

Вот что я сделал после того, как узнал о землетрясении в Непале, где люди голыми руками пытаются разбирать завалы и спасть друг друга.

А теперь о том, почему я считаю нужным рассказать об этом, и почему поставил в начале статьи такие вопросы.

Одну нашу певицу новости о катастрофе в Непале не только не опечалили, но подтолкнули к тому, чтобы преподать всем нам урок гуманизма и любви к животным.

Я имею в виду Леман Сам (Leman Sam) Я нисколько не ставлю под сомнение ее талант, но ее комментарии в Twitter выглядят так, будто она получает удовольствие от того, что на нее то и дело обрушивается критика.

Оказывается, ради индуистской богини непальцы убили сотни животных, а сейчас, во время землетрясения, они просто получают по заслугам. Эти строки Леман Сам написала в своем Twitter-аккаунте. Вероятно, она намекала на то, что непальцы не так гуманны и милостивы к животным, как она...

Я не стану напоминать ей те злополучные слова, которые она ранее использовала в отношении арабских туристов, и, перефразировав их, задавать вопрос: «Эй, Леман Сам, а у вас гуманизма не хватило?» Ответ очевиден. Нет.

Если откровенно, то слышать что-нибудь из уст Леман Сам, кроме, пожалуй, ее изящных песен, мне совсем неинтересно.

Тем не менее я все же хотел бы задать ей несколько вопросов.

Как человек, который столь неуважителен к праву на жизнь всех погибших при землетрясении в Непале, может быть гуманистом и экологом, любящим животных? Да, непальцы при совершении богослужения беспощадно убивали животных. Но есть ли разница между этими жертвоприношениями и радостью от гибели людей под бетонными глыбами? Конечно, я не жду, что Леман Сам ответит нам на эти вопросы. Пусть она хотя бы поразмыслит над ними, а затем, если сможет, ответит на них перед своей совестью.