Еще со времён начавшегося в 1971 году «медового месяца» между Никсоном и Мао Индия периодически сталкивается с альянсом США, общеизвестного защитника демократических свобод, Китая, однопартийного коммунистического государства, и Пакистана — теократического суннитского государства, правят в котором преимущественно военные. Резкая антипатия, которую эти три страны в 1971 году проявили по отношению к Индии, хорошо задокументирована. Впоследствии администрация Клинтона в течение первых шести лет работы почти исключительно зациклилась на «противодействии, приостановке и ликвидации» индийской ядерной программы, одновременно умышленно закрывая глаза на передачу Китаем Пакистану чертежей ядерного оружия, технологий обогащения урана, производства и переработки плутония и оборудования для производства ракет. Это сопровождалось открытым давлением на Индию по вопросу Джамму и Кашмира, в том числе путём установления контактов с сепаратистами из Всепартийной конференции «Хуррият». Даже в настоящее время США лишь изредка поднимают вопрос о том, что Китай нарушает правила Группы ядерных поставщиков (ГЯП), когда поставляет ядерные реакторы Пакистану.

Во время нахождения у власти Буша-младшего американский подход к Индии определенно претерпел долгожданные изменения, самым очевидным выражением чего стало ядерное соглашение между Индией и США, которое расчистило путь для снятия глобальных санкций, ранее наложенных на Индию. Однако пусть Индия не стала слишком сильно переживать по поводу слов госсекретаря США Пауэлла (Colin Powell), который объявил Пакистан «главным союзником США вне НАТО», уже тогда появились первые знаки, свидетельствующие о том, что новоизбранная администрация Обамы склонна переосмыслить отношения с Индией и Пакистаном. Опасения возникли и тогда, когда Китаю фактически была отведена роль совместного с Вашингтоном наблюдателя за положением дел в Южной Азии. Однако суровая реальность, а именно чрезмерная напористость и глобальные амбиции китайцев вскоре вступили в противоречие с американскими интересами. Индия стала важным партнёром США в первую очередь потому, что Вашингтон стал работать над сохранением американского глобального господства путём установления жизнеспособного баланса сил в Азии.

Партнерство с США действительно поставило Индию в выгодное положение в плане реализации индийской политики «Взгляд на Восток», прежде всего в рамках таких форумов, как Восточноазиатский саммит, и при взаимодействии со странами вроде Японии, Австралии и Вьетнама. Однако необходимо признать, что несмотря на то, что Индия пыталась поддерживать американскую политику в Афганистане, положение дел существенно изменилось, когда спецназ ВМС США убил в Абботабаде Усама бен Ладена. Для президента Обамы ликвидация бен Ладена стала началом завершения миссии Штатов в Афганистане. США больше не видели смысла тратить на Афганистан жизни американцев и ресурсы. Начался процесс примирения с Талибаном, который стали называть уже не «террористической организацией», а «группой мятежников».

В этих обстоятельствах политика США по отношению к Пакистану перешла от «кнута и пряника» к методу поощрения одними «пряниками». Закон Керри-Лугара позволил возобновить военную помощь в Пакистан — в формате примерно одного миллиарда долларов. Что больше всего изумляет, так это то, как проводится примирение с Талибаном. Несмотря на слова, что этот процесс осуществляют афганцы и он находится в полном ведении афганцев, в действительности же США в качестве ведущих игроков-наставников так называемого «примирения» пристегнули к процессу Китай и Пакистан. Китай, который после свержения режима Талибана, с которым он поддерживал довольно тёплые отношения, экономически почти не помогал Афганистану, а лишь стремился эксплуатировать его природные ресурсы, ныне принимает делегации талибов в Пекине. На фоне всего этого талибы совершили в Кабуле нападение на отель «Парк-Палас», где проживают индийские экспатрианты, и убили четырёх граждан Индии. Как и ожидалось, Вашингтон, который в настоящее время «зачарован» талибами и, по сообщениям, уже готов даже признать талибских кандидатов на должности губернаторов южных провинций Афганистана, оказался слишком занят, чтобы осудить это нападение.

Во время недавнего скандала по поводу предполагаемой причастности пакистанской армии к убийству бен Ладена влиятельный бывший чиновник ЦРУ заявил на телеканале CNN, что, по оценке ЦРУ, в курсе координат пребывания бен Ладена в Абботтабаде могли быть только младшие должностные лица из пакистанской межведомственной разведки (МВР). Он добавил, что ЦРУ убедили в том, что ни тогдашний главком сухопутных войск генерал Кайяни (Kayani), ни глава МВР Паша (Pasha) не знали о проживании бен Ладена всего в 40 километрах от столицы страны Исламабада. Практически тогда же один из самых видных пакистанских журналистов Сетхи (Sethi) сообщил, что в курсе нахождения бен Ладена в Абботтабаде были не только Кайяни и Паша, но и сам президент Мушарраф (Musharraf)!

Нью-Дели должен признать, что помощь, которую Индия получила от администрации Обамы в поимке виновников терактов 26 ноября 2008 года в Мумбаи, была в лучшем случае вялой. В то время как Дании предоставили доступ к организатору атак Дэвиду Хэдли (David Headley), Индии пришлось месяцами томиться в ожидании. Более того, по законодательству США Лакхви (Lakhvi) и других причастных к теракту лиц можно было судить в американских судах, так как в Мумбаи были убиты шесть граждан США. Америка, однако, была не готова сделать это, что по сути означает, что американские власти явно не собирались прикладывать слишком много усилий, чтобы передать участников теракта 26 ноября в руки правосудия. Почему? Потому что такие действия привели бы к разоблачению роли пакистанской МВР в этом деле.

И вот вишенка на торте: из недавнего доклада Исследовательской службы конгресса США стало известно, что, отчаянно стремясь получить поддержку Пакистана в обеспечении беспрепятственного вывода своих войск из Афганистана, США намерены поставить Пакистану значительное количество остающихся в Афганистане вооружений по программе передачи зарубежным странам неиспользуемой военной техники и имущества. Было бы куда логичнее, если бы США при выводе войск передали по этой программе остатки своих вооружений Афганистану, которому не хватает военно-воздушных и материально-технических сил и средств, не говоря уже о такой тяжёлой технике, как БТР. Вместо этого Вашингтон намеревается подарить Пакистану 14 современных ударных истребителей F-16 A/B Fighting Falcon, 59 тренировочных реактивных самолетов Т-37 и 374 БТР M113. Как мы видим, администрация Обамы сотрудничает с Пакистаном не только в плане легитимации и поддержке талибов, но и щедро усиливает их военно-воздушные и бронетанковые силы.

Администрация Обамы хотела бы использовать Нью-Дели в качестве противовеса растущей мощи Китая и в то же время, похоже, стремится подорвать безопасность Индии двуличными высказываниями о терроризме, а также своей политикой в Афганистане и Пакистане. Неужели в этом и состоит «стратегическое партнёрство Индии и США»?

Автор — видный индийский дипломат и политолог, экс-посол в Мьянме, на Кипре, в Австралии, Пакистане.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.