При условии поступательного развития, направленного на урегулирование региональных и глобальных конфронтации, ориентированная на сотрудничество внешняя политика имеет крайне важное значение. Уже два года такая политика представляет собой одно из ключевых достижений работы команды дипломатов современного иранского правительства.

Установление «конструктивного взаимодействия» со странами региона и всего мира было одним из основных пунктов избирательной программы нынешнего главы исполнительной власти Ирана, набравшего большинство голосов избирателей в ходе последних президентских выборов, чтобы заложить новую основу внешней политики Исламской Республики. К сожалению, почти десятилетие иранские власти воздерживались от подобных дипломатических шагов.

После прихода к власти возглавляемое Хасаном Рухани правительство «благоразумия и надежды», проанализировав текущую ситуацию, при решении многих региональных и глобальных проблем сделало ставку на политику сотрудничества. Окончание споров с мировыми державами по поводу ядерной программы Ирана и подписание между сторонами исторического Венского соглашения можно назвать одним из важнейших достижений подобного рода политики.

После согласия иранских властей на коллективное сотрудничество удалось поставить точку в спорах о ядерном досье Ирана, которые более одного десятилетия омрачали отношения ИРИ с мировыми державами. Это событие можно считать отправным пунктом в процессе улучшения отношений и создания позитивных предпосылок для решения других спорных вопросов.

Одна из проблем, негативно влияющая на развитие ситуации в регионе, заключается в распространении экстремизма и активизации террористических сетей. Принимая во внимание прошлый опыт и неэффективность некоторых предлагаемых мер, стоит отметить, что данная проблема тоже может быть решена только при условии коллективного сотрудничества. Именно такой позиции должны серьезно придерживаться страны региона и всего мира.

Призыв президента Ирана Хасана Рухани создать «единый фронт борьбы с экстремизмом и насилием», озвученный им на 70-м заседании Генеральной Ассамблеи ООН, стал проявлением тактики сотрудничества в решении такой злободневной проблемы, как терроризм. Ввиду особой актуальности данной проблемы на двух прошлых заседаниях этого международного органа иранский президент выступил с идеей проекта под названием «Мир против насилия и экстремизма», который получил одобрение остальных членов Генеральной Ассамблеи.

В связи с этим необходимость реализации внешней политики сотрудничества можно объяснить двумя факторами — внутренним и внешним. Первый состоит в потребностях самого иранского общества, а второй — в реакции на нее со стороны партнеров Ирана, то есть тех стран, к котором и обращена эта политика сотрудничества. Внутренние потребности иранского общества заключаются в необходимости консолидации национальных сил и единства всех органов, имеющих отношение к внешней политике Исламской Республики и способных оказывать на нее влияние. Несмотря на наличие самых разных тенденций, политики и чиновники, решающие вопросы отношений с зарубежными странами, в конце концов должны выработать четкую единую позицию, иначе во внешней политике будут предприниматься необдуманные действия, которые создадут для иностранных партнеров ситуацию неопределенности.

Из указания на различные тенденции становится ясно, что сбалансированная и целенаправленная внешняя политика вовсе не означает, что внутри самого Ирана критика на этот счет будут каким-то образом заглушаться. Дело в том, что позиции Высшего совета национальной безопасности, Министерства иностранных дел, Организации радио и телевидения Ирана и даже мнения отдельных пятничных имамов серьезным образом влияют на толкование внешней политики Исламской Республики.

Помимо внутренних потребностей, большое значение имеют и внешние запросы, которые формируются под влиянием конкретных действий на региональном и мировом уровнях. Так, существенное изменение ранее враждебной позиции Соединенных Штатов и их пусть вялое, но все же сотрудничество в плане решения ядерной проблемы ИРИ как необходимое условие достижения соглашения на эту тему позволяют осознать то, насколько важен внешний фактор для политики сотрудничества. После десяти лет применения антииранских санкций, не давших никакого результата, США и их западным союзникам пришлось позабыть о собственных амбициях и в целях решения разногласий с Ираном признать дипломатические переговоры самым эффективным и результативным подходом.

Подобные перемены привели к тому, что летом нынешнего года было подписано историческое соглашение в Вене, поэтому, как уже отмечалось выше, способ решения ядерной проблемы может и впредь использоваться в качестве модели для урегулирования и других международных вопросов.

В рамках политики сотрудничества и в целях ее форсирования на региональному уровне необходимо добиваться устранения оснований для вмешательства во внутренние дела других стран со стороны внерегиональных игроков. Обязательным условием урегулирования ближневосточных кризисов является не только политика сотрудничества, но и недопущение внешнего вмешательства в дела государств региона, таких как Сирия и Йемен. Безопасность должна создаваться изнутри, а не основываться на насильственных методах иностранных армий.

Нет никаких сомнений в том, что убийства и бомбардировки тех или иных районов с целью борьбы с экстремизмом могут привести только к росту насилия и жестокости. Как указал на это в своем выступлении на Генеральной Ассамблеи президента Ирана Хасан Рухани, составление Совместного комплексного плана действий как завершающей стадии переговоров по ядерной проблеме в качестве фактора разрешения региональных противоречий может стать своего рода моделью сотрудничества и подготовить почву для победы над экстремизмом.

Таким образом, надеяться на мирное решение ближневосточных кризисов можно лишь тогда, когда по крайней мере ключевые игроки региона придут к выводу о том, что имеющиеся противоречия следует решать не на поле битвы, а за столом переговоров.