18 февраля 2003 года. Прошедшая неделя была удачной для России. Во-первых, английская корпорация "British Petroleum" (BP) объявила, что потратит 6,75 млрд. долл. США на создание совместного предприятия с третьей по величине в стране "Тюменской нефтяной компанией" (ТНК). Это решение крупнейшей в Великобритании нефтедобывающей корпорации сделать самую большую за последнее время прямую иностранную инвестицию было равнозначно выражению доверия перспективам в России. Затем появился важный признак, что подобное доверие, вполне возможно, является оправданным. Продемонстрировав свою готовность одобрить политически чувствительные реформы даже в год выборов, Государственная Дума приняла многократно откладывавшийся план либерализации электрического сектора страны.

Электрический сектор России почти целиком управляется одной огромной и частично приватизированной компанией, РАО "Единая электрическая сеть (ЕЭС) России". Ключевым предложением в новом плане является выделение из РАО "ЕЭС России" сети высоковольтных линий электропередачи в самостоятельную государственную компанию и передача примерно 70 его региональных подразделений по производству и распределению электрической энергии в независимые компании. Этот план следует все более распространенной в мире практике отделения передачи электрической энергии от ее производства, чтобы конкурирующие производители могли получить равный доступ к сети и честно соревноваться друг с другом за потребителей.

Дума подкорректировала некоторые из первоначальных рыночных планов Анатолия Чубайса, главы РАО "ЕЭС России" и в прошлом архитектора беспорядочной приватизации эры Бориса Ельцина, в частности, в том, что касалось контроля над ценами и темпов либерализации. Но они по-прежнему узнаваемы.

Однако президент России Владимир Путин высказался категорически против всяких перспектив аналогичных мер в газовом секторе. Параллельная либерализация этого сектора была бы желательной, как и повсюду в мире, поскольку на природном газе вырабатывается значительная часть электрической энергии в России. Но г-н Путин сказал, что у него нет планов "расчленения или раздела" находящегося под государственным контролем ОАО "Газпром". Одна из причин того, почему ОАО "Газпром" имеет возможность сохранять свою монополию и в то же время прохладно относиться к иностранным компаньонам, заключается в том, что, в отличие от РАО "ЕЭС России", ОАО "Газпром" все еще дает достаточно высокие прибыли от экспорта газа, а потому не нуждается в частных источниках финансирования.

Корпорации BP повезло с компанией ТНК. Последняя является единственной в России компанией, которая находится под контролем скорее финансовых инвесторов, нежели профессиональных нефтяников, и потому, пожалуй, более других компаний готова иметь дело с иностранным компаньоном. И все-таки BP идет на риск. Проявленная ею готовность участвовать в совместном предприятии с ТНК на условиях 50:50 отражает осознание ею того факта, что даже иностранная компания такого калибра, как BP, нуждается в русской руке, которая поведет ее через политический, бюрократический и правовой лабиринт этой страны.

К сожалению, российское правительство, кажется, уверовало в то, что одна ласточка способна сделать весну. Оно сейчас заговорило о том, что, быть может, откажется от так называемых "соглашений о разделе продукции", которые забуксовали в Думе, на том основании, что они невыгодны России. Многие западные компании ожидают одобрения Думой этих соглашений, чтобы только после этого вложить в России свои деньги.

России очень нужны прямые иностранные инвестиции, которые дадут ей не только деньги, но и управленческий и технический ноу-хау. И она, скорее всего, сможет получить эти инвестиции в свой энергетический сектор. Но бессмысленно для правительства сохранять некоторые из предприятий своего энергетического сектора вне досягаемости иностранных инвестиций и в то же время переписывать правила для других предприятий этого сектора.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.