Французская газета Le Figaro публикует репортаж из Грозного, в котором рассказывается о визите в Чечню комиссара Совета Европы по правам человека Альваро Хиль Роблеса. «По возвращении в Москву, - отмечает газета, - он повторил слова президента Франции Жака Ширака, заявив, что «у этой проблемы нет военного решения». Le Figaro подчеркивает, что российское руководство выступает за скорейшее урегулирование конфликта. Однако, продолжает газета, Москва «мечтает о полной победе, путь к которой лежит через устранение «врага».

Репортаж московского корреспондента Le Figaro под заголовком «Москва мечтает о полной победе в Грозном» опубликован в номере за 21 февраля. Автор репортажа, в частности, отмечает: «Это был достаточно красивый выход на сцену в театре абсурда. Прежде всего - широкая улыбка, одна из тех, что свидетельствуют о хорошем аппетите. Затем - глаза, бегающие от удовольствия и удовлетворения. И две руки, поднятые вверх, чтобы обнять. Наконец, хриплый голос человека, уверенного в себе: «Если Вам кто-то скажет, что это страшно, не верьте, вы же видите, что это неправда».

Так заявил Ахмад Кадыров, глава пророссийской администрации Чечни, окруженный множеством хорошо вооруженных телохранителей. Он живет в маленькой вилле, напоминающей после декабрьского теракта укрепленный лагерь: тогда взрывом разнесло в пух и прах все в радиусе в 200 метров вокруг здания его правительства, погибло 82 человека.

Гость Кадырова, комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль Роблес, отвечает: «Я приехал сказать вам, что нужно примирение. И что для достижения этой цели надо иногда протянуть руку своему противнику» На что Кадыров отвечает: «Противнику - да, но не врагу!» Несколькими словами все было сказано. Чечня не может дольше оставаться театром открытой войны, так говорят в Москве, но здесь также мечтают о полной победе, путь к которой лежит через устранение «врага».

Альваро Хиль Роблес приехал в Чечню, не питая особых иллюзий. Ахмад Кадыров организовал ему встречу с главой чеченской избирательной комиссии, штаб которой размещен в бывшем гараже. «Будут ли дебаты по радио и телевидению с участием тех, кто скажет на референдуме «да» и «нет»?" - спрашивает Хиль Роблес. «Я понимаю суть вашего вопроса, - отвечает глава избиркома.- Это было предусмотрено. Как только к нам обратятся с просьбой организовать «круглый стол», мы организуем дебаты».

В разговор вмешивается Ахмад Кадыров. «Но есть одна проблема: группы, выступающие против референдума, должны были пройти регистрацию до 6 февраля. Так как ни одна из них этого не сделала, мы имеем право вести кампанию только в поддержку референдума. Но, тем не менее, избиратели могут в последний момент голосовать против».

Хиль Роблес продолжает: «Могут ли голосовать беженцы, находящиеся в Ингушетии?». В ответ глава избиркома говорит: «Нет, это невозможно». Его прерывает Ахмад Кадыров. «Да, это возможно». «Да нет же, это невозможно, - настаивает глава избиркома, - это же закон». Кадыров нервничает: «Закон? Какой закон?». В конце концов, он заверяет, что «закон» не имеет уже значения: чеченские беженцы смогут голосовать. По крайней мере, в избранные лагерях беженцев будут привезены избирательные урны.

В маленьком гараже, где находится штаб будущей легитимной власти в Чечне, дискуссия продолжается. По меньшей мере здесь теснятся сорок человек. Невозмутимый Альваро Хиль Роблес говорит: «Надо положить конец безнаказанности. Это самое главное, что нужно для достойной жизни чеченского и русского народов. Нельзя бороться с преступниками, используя при этом преступные методы» Его прерывает Кадыров: «Только что приехал генеральный прокурор Чечни. Он вам расскажет о ситуации». Прокурор в военной форме садится рядом со столиком. «Мы добились прогресса, - заверяет он. - Сегодня у нас есть средства для проведения надлежащих процедур. Я вас уверяю, господин комиссар, что там, где были проведены операции, все хорошо и нет каких-либо жалоб».

В десяти метрах отсюда, в самом центре будущих чеченских институтов власти, только что было разогнано собрание из пятидесяти человек. Причем по приказу самого прокурора, который заявил, обращаясь к митингующим: «Вам нечего здесь делать. Возвращайтесь на работу». Митинговали чиновники министерства финансов, которые протестовали против похищения двух своих коллег, совершенного несколько часов назад вооруженными людьми в масках. Между тем прокурор продолжал: «Что касается арестов и содержания под стражей, то здесь есть проблемы. Ошибки были исправлены. Я вас заверяю: теперь нет ни случаев применения насилия, ни жалоб».

Через несколько часов, уже проехав вдоль и поперек находящейся в руинах столицы, Альваро Хиль Роблес поднял вопрос о правах человек в ходе дебатов с участием военнослужащих, находящихся в Чечне. Лояльный к Москве командир чеченских войск подчеркивает: «Война завершится после гибели лидеров сторонников независимости. А вы не могли бы забрать их с собой в Европу?».

Во второй день визита занавески театра абсурда неожиданно разрываются. Альваро Хиль Роблес посещает отделение «Мемориала» в Грозном, российской правозащитной организации. Лидия, отважная сотрудница местного отделения, рассказывает о ситуации: «Мы думали, что количество случаев исчезновения людей уменьшатся. Однако наблюдается обратная тенденция: волна исчезновения только что достигла апогея. В ходе минувших дней было отмечено 17 случаев исчезновения людей. Все они погибли. Найдены тела десяти из них. Службы прокурора подтвердили, что погибшие являлись вооруженными бойцами. Мы же знаем, что один из убитых был налоговым инспектором, а другой чиновником».

Лидия продолжает свой беспощадный рассказ: «Семьи отказываются жаловаться, они слишком боятся. Тела многих погибших похоронены без опознания. В целом, три четверти из тысяч случаев исчезновения остаются нераскрытыми. Службы прокурора принимают жалобы, проводят следствие, потом закрывают уголовные дела, не давая каких-либо объяснений». «Можно ли восстановить сотрудничество с властями?» - спрашивает Хиль Роблес. В ответ Лидия говорит: «Мы пытались делать это. Но это не дало никакого результата. Год назад телефонные линии в Грозном были установлены, когда я попросила установить у нас телефон, мне сказали, что этого никогда не будет». В разговор вмешивается представитель Кремля по правам человека Абдул-Хаким Султыгов: «Мы создадим сайт в интернете о пропавших без вести».

По возвращении в Москву Альваро Хиль Роблес повторил слова Жака Ширака, заявив, что «военного решения проблемы не существует». В ходе пресс-конференции комиссар Совета Европы осудил случаи «исчезновений». «Необходимо проявить политическую волю для того, чтобы положить этому конец и чтобы привлечь к суду лиц, виновных в совершении этих действий», - заявил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.