Москва, 26 февраля 2003 года. Когда в конце прошлой недели российский президент Владимир Путин отправил в Ирак с "конфиденциальной миссией" Евгения Примакова, он тем самым снова поднял персональную гордость этого бывшего премьер-министра, одновременно вызвав к жизни болезненные воспоминания в политических кругах Соединенных Штатов.

В 1990-1991 годах и вновь в 1998 году г-н Примаков предпринимал аналогичные вояжи в Багдад в попытках предотвратить военную акцию. Обе эти попытки провалились, в результате чего вскоре после первой попытки была проведена операция "Буря в пустыне", а вскоре после второй попытки из Ирака были отозваны инспекторы Организации Объединенных Наций (ООН) по вооружениям, и Соединенные Штаты и Великобритания начали наносить удары с воздуха по иракским объектам.

Семидесятитрехлетний г-н Примаков, в прошлом журналист, академик, обершпион и дипломат с веселым лицом и сердечным смехом, является профессиональным арабистом, хотя он также говорит по-английски и по-грузински и имеет еврейские корни.

Он персонально знаком с Саддамом Хусейном (Saddam Hussein) с 1969 года, с тех времен, когда работал специальным корреспондентом на Ближнем Востоке газеты Коммунистической партии "Правда". С тех пор он поддерживает тесные связи с ближневосточным регионом, хотя формально он провел значительную часть двух последующих десятилетий как ученый, в том числе как заместитель директора престижного Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО). В 1989 году он стал членом Политбюро ЦК КПСС, а в 1991 году был назначен главой Комитета государственной безопасности (КГБ) СССР, после чего стал начальником Службы внешней разведки РФ.

"Это только естественно использовать Примакова (в Ираке)", - говорит его бывший коллега по секретной службе. - Он занимает подходящее положение и хорошо знаком с регионом. Но, когда я услышал о его новой миссии, то понял, что война теперь неизбежна. Нам нужно сделать все, что в наших силах, чтобы ее предотвратить, но США в любом случае нападут".

Прежняя карьера г-на Примакова и круг его интересов заставляют его настороженно относиться к США, и эта его миссия в Ирак свидетельствует о новом нюансе во внешней политике г-на Путина, которая в последние 2 года является прозападной - и специфически проамериканской.

Когда в 1996 году тогдашний российский президент Борис Ельцин назначил г-на Примакова министром иностранных дел, этот шаг был расценен как примирительный жест в сторону антизападных, красно-коричневых, национал-коммунистических голосов в парламенте России. Очевидно, это принесло отдачу, когда после кризиса 1998 года политики поддержали г-на Примакова в роли компромиссного премьер-министра.

Г-н Примаков не разочаровал, критикуя политику Запада в отношении бывшей Югославии и, что самое поразительное, в 1999 году приказав развернуть свой самолет на обратный курс посреди Атлантики после того, как вице-президент США Эл Гор (Al Gore) в последнюю минуту проинформировал его о решении Организации Североатлантического договора (НАТО) бомбить Сербию.

Уволенный со своего поста вскоре после этого инцидента, г-н Примаков продолжал предостерегать об опасностях агрессии, в то же время доказывая, что не является горячим сторонником иракского лидера. "Было бы преуменьшением заявлять, что Саддам не является самой оптимальной личностью, чтобы стоять во главе Ирака", - писал он не далее как в прошлом году, проводя сравнение со Сталиным.

"Примаков всегда выступал за стабильность и мир и проповедовал совместные усилия, но США думали, что могут решить все проблемы самостоятельно, без участия Москвы, - говорит Нодари Симония, директор ИМЭМО. - Это беспокоило Примакова как человека. Его готовность к компромиссам трактовалась как то, что он занимает проарабскую позицию".

Другие идут еще дальше. Один высокопоставленный американский деятель, говоря о роли г-на Примакова в 1991 году, сказал, что тот "сидел у нас в печенках". Утечки информации из западных спецслужб - повторенные в недавно опубликованной книге бывшего главного инспектора ООН по вооружениям Ричарда Батлера (Richard Butler) - даже утверждали, что в 1997 году иракцы дали г-ну Примакову взятку в сумме 800000 долл. США.

Эти инсинуации в отношении г-на Примакова яростно опровергаются теми, кто его знает. "Соединенным Штатам крайне не нравилась роль Примакова, поэтому они распускали о нем немыслимые слухи", - говорит Сергей Караганов, директор Совета по внешней и оборонной политике России. Г-н Батлер пишет, что г-н Примаков действовал в иракских интересах, и утверждает, что он конкретно требовал, чтобы путем отмены торговых санкций (которые заморозили выплаты, равно как и контракты на добычу нефти) были созданы условия для выплаты Ираком долга России в сумме 8 млрд. долл. США.

Г-н Примаков безусловно знает значительную часть российской корпоративной элиты, и в 2001 году его назначили главой Торгово-промышленной палаты (ТПП) России - которая, тем не менее, остается довольно-таки малозначительной организацией. Наблюдатели считают, что сила г-на Примакова главным образом проявляется в политике и в дипломатии.

Как лидер короткое время выступавшего против г-на Путина движения "Отечество" и недолговечный соперник г-на Путина на президентских выборах, г-н Примаков при г-не Путине мог бы оказаться в изоляции. Он даже был в числе тех, кто конкретно критиковал Кремль за то, что тот не сумел начать переговоры с целью разрешения конфликта в Чечне.

Однако г-н Путин предпочитает привлекать политических противников на свою сторону. Он консультировался с г-ном Примаковым - в числе прочих советников - по вопросам внешней политики. Ссылки г-на Примакова на "многополярный мир" в духе "холодной войны" даже были повторены в недавних выступлениях г-на Путина и его министра иностранных дел Игоря Иванова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.