30 апреля 2003 года. Казалось, все указывало на дружескую дипломатическую встречу, которая позволит наладить отношения после многих месяцев напряженности в связи с Ираком. Вчера российский президент Владимир Путин, демонстрируя свое высокое личное уважение к британскому премьер-министру Тони Блэру (Tony Blair), решил избежать формальностей в Кремле, привезя гостя к себе на частную дачу в окрестностях Москвы. В знак своего миролюбия премьер-министр пригласил г-на Путина нанести первый со времен царя Романова в 1870-х годах государственный визит российского руководителя в Великобританию.

Однако не прошло и нескольких часов, в течение которых они общались как два давно не видевшихся друга, как их столь восхваляемые личные отношения, кажется, были разодраны в клочья, когда г-н Путин начал отпускать язвительные замечания в адрес г-на Блэра в связи с Ираком.

Вчера вечером эту встречу сравнили с дипломатической головомойкой, которую премьер-министр получил в Дамаске в 2001 году, когда президент Сирии Ассад (Assad) приравнял палестинских бомбистов-самоубийц к Свободным Французам (Free French - участники борьбы против оккупации Франции немецкими войсками в период второй мировой войны - прим. пер.).

Даунинг-Стрит (улица в Лондоне, на которой расположены резиденция премьер-министра Великобритании, Министерство иностранных дел, а также Министерство по делам содружества. В переносном смысле - британское правительство - прим. пер.) не останется безразличной к утверждениям, что премьер-министр подвергся унизительным нападкам, потому что г-н Блэр вложил в президента Путина большой политический капитал. Его решение завести дружбу с г-ном Путиным, несмотря на неуступчивую позицию президента по Чечне, возмутило правозащитные группы и тех членов британского парламента, которые считают, что премьер-министру следовало бы держать определенную дистанцию в отношениях с бывшим офицером Комитета государственной безопасности (КГБ).

Однако решение премьер-министра заключить союз с г-ном Путиным, в связи с чем на ум приходит знаменитая фраза "я могу с ним вести дела", сказанная Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) по поводу ее отношений с Михаилом Горбачевым в 1980-х годах, лежит в основе прагматичного подхода г-на Блэра к внутренней политике и к дипломатии.

Затратив много сил на установление дружеских связей с Борисом Ельциным, отчасти потому, что первый посткоммунистический руководитель России в свои последние годы в Кремле редко бывал трезвым, г-н Блэр был полон решимости тесно сотрудничать с г-ном Путиным. Он полагал, что в интересах Великобритании поддерживать дружеские отношения с новым сильным человеком России, который, скорее всего, будет оставаться в должности президента долгие годы.

Хотя экономика России, пожалуй, чуть больше, чем лондонская, ее положение бывшей сверхдержавы с постоянным местом в Совете Безопасности (СБ) Организации Объединенных Наций (ООН) означает, что это мировой игрок, с которым следует считаться.

Даунинг-Стрит полагает, что подход г-на Блэра принес отдачу в целом ряде случаев. Президент Путин решил ограничить критику Россией посягательств Организации Североатлантического договора (НАТО) на бывшие страны Варшавского Договора. В период, когда Великобритания и Соединенные Штаты готовились свергнуть режим талибов в Афганистане после нападений на Америку 11 сентября, г-н Блэр убедил г-на Путина обратиться к соседним странам, таким, как Узбекистан, с предложением о сотрудничестве в этой войне.

Однако бывший консервативный премьер-министр сэр Малькольм Рифкинд (Malcolm Rifkind) сказал, что вчерашняя встреча показала, что г-н Блэр был "наивным", когда думал, что личная дружба способна перевесить устойчивые национальные интересы. Сэр Малькольм сказал: "Премьер-министр придерживается экстраординарного мнения, что личные отношения способны одержать верх над национальными интересами. Это не так. Там, где имеется достаточно общих интересов, личные отношения способны повлиять на поведение руководителей. Но ни от какого руководителя нельзя ожидать, что он пренебрежет национальными интересами. Наивный подход премьер-министра может привести к ужасным неприятностям. Его предостерегали в отношении г-на Ассада, однако он позволил сделать из себя осла, когда согласился провести с ним в Дамаске пресс-конференцию".

Сэр Малькольм сказал, что поведение г-на Путина явилось сильным напоминанием, что посткоммунистическая Россия не является западной страной, в особенности с президентом, который сделал карьеру как шпион КГБ в бывшей Восточной Германии. "Существует предположение, что, поскольку Россия не является коммунистической страной, она стала еще одной западной страной, - сказал он. - Но до этого еще очень далеко. Интересы России состоят в том, чтобы вернуть себе былое влияние в арабском мире; она в такой же мере, как и многие арабские страны, недовольна Соединенными Штатами".

Сегодня у придерживающихся разных политических взглядов членов палаты представителей, которые выражают серьезные сомнения по поводу теплых отношений премьер-министра с г-ном Путиным, будет возможность поставить премьер-министра в затруднительное положение, когда он появится в парламенте, как это делает каждую неделю. Скорее всего, г-н Блэр в свое оправдание сошлется на то, что выражение несогласия с другим собратом-руководителем, даже на публике, является признаком добрых отношений.

Хотя г-жу Тэтчер и г-на Горбачева помнят в первую очередь благодаря знаменитым тесным объятиям на их первой встрече в Чекерс (Chequers - загородная резиденция премьер-министра Великобритании - прим. пер.) в 1984 году, они нередко рвали друг друга в клочья. Говорят, что во время своего визита в Москву перед выборами в 1987 году бывший премьер-министр от партии тори (английская Консервативная партия - прим. пер.), долгие часы разносила в пух и прах г-на Горбачева в связи с положением дел с правами человека в Советском Союзе.

Даунинг-стрит будет надеяться, что, когда г-н Путин нанесет ответный визит в Великобританию в конце июня, не произойдет обмена колкостями. Хотя расхождения между двумя руководителями, вероятно, не станут меньше, в этом им поможет сам фон первого государственного визита российского руководителя с 1870-х годов. Российские флаги будут украшать Молл (Moll - площадь в Лондоне - прим. пер.), и чета Путиных удостоится приема у королевы Великобритании.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.