Едва преодолев напряженность в отношениях с США, возникшую после иракского кризиса, Россия вновь оказалась под огнем критики. На этот раз по причине своих связей с другим противником Вашингтона - Ираном, с которым она развивает тесное экономическое и стратегическое партнерство. США косвенно обвинили Москву в том, что она помогает Тегерану в создании ядерного оружия, развивая сотрудничество с ним в сфере мирной атомной энергетики.

Первоначально казалось, что Москва пойдет на уступки. В среду президент Путин заверил Тони Блэра, а также руководителей «большой восьмерки», собравшихся на саммит в Эвиане, в том, что он собирается приостановить экспорт российского ядерного топлива в Иран. По его словам, Россия не возобновит этот экспорт до тех пор, пока Иран не подпишет дополнительный протокол с МАГАТЭ. В воскресенье в Санкт-Петербурге, где встречались Джордж Буш и Владимир Путин, глава российской дипломатии Игорь Иванов попытался развеять опасения американцев. Он призвал Тегеран подписать дополнительный протокол, который позволил бы МАГАТЭ приступить к инспекциям на территории Ирана.

Воцарилось облегчение. Однако как только саммиты и торжественные мероприятия завершились, Москва быстро скорректировала свою позицию, вспомнив о своих экономических интересах в Иране. Наиболее откровенными были высказывания министра атомной энергетики России Александра Румянцева, под руководством которого российские специалисты строят в Бушере атомную электростанцию стоимостью в 800 млн. долларов. Румянцев заверил, что сотрудничество с иранской стороной будет продолжено. Вне зависимости от того, согласится Тегеран на инспекции МАГАТЭ или отвергнет их. Такую же точку зрения высказал вчера официальный представитель МИД России Александр Яковенко.

В Москве вздохнули с облегчением после того, как вчера посол Ирана в Москве заявил о готовности Тегерана подписать соглашение о возврате в Россию отработанного ядерного топлива. Подписание этого соглашения является предварительным условием для поставок в Иран российского топлива, которые должны начаться в конце нынешнего или в начале следующего года. Москва вовсе не заинтересована иметь вблизи своих границ Иран, который бы обладал ядерным оружием. Россия, для которой Иран является важным коммерческим партнером, активизировала свое сотрудничество с этой страной после введения международных санкций в отношении Ирака.

По данным Moscow Times, в период с 1991 по 1996 гг. Россия продала Ирану вооружений на сумму в 5 млрд. долларов, но сотрудничество в этой сфере приостановлено под давлением Вашингтона. Тегеран также является стратегическим партнером Москвы «в Центральной Азии и в мусульманском мире», сообщила в среду газета «Время Новостей», которая особо отмечает, что Иран помог России «погасить пламя гражданской войны в Афганистане». Тегеран никогда не поддерживал чеченский сепаратизм.

Колебания российских руководителей не удивляют наблюдателей в Москве, которые уверены в том, что резкие заявления президента России и недвусмысленная интерпретация его высказываний британской прессой никак не повлияют на российско-иранские отношения. Так как Тегеран уже давно привык к часто меняющейся риторике Москвы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.