Раздосадованный Путин прибегает к всевозможным средствам, чтобы исправить допущенную ошибку

Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов издал постановление, согласно которому все российские граждане, проживающие в подвластной ему среднеазиатской республике, обязаны до 22 июня выбрать себе одно гражданство - российское или туркменское. Подобное решение туркменбаши вызвало сильное недовольство Кремля.

Руководствуясь не слишком правильными советами, Путин, который взял себе за правило в среднеазиатской игре делать ход первым и пытаться обхитрить своего соперника, поверил, что документ, лишающий двойного гражданства жителей Туркменистана и России - филькина грамота. Причем ею он и будет оставаться до тех пор, пока упомянутое соглашение не ратифицируют парламенты обеих стран, что казалось маловероятным, учитывая слишком жесткие условия договора.

Однако Ниязов, подозревающий, что российский коллега готовит ему законодательную западню, поступил так, как и должно поступать отцу всех туркмен - туркменбаши - принял в одностороннем порядке безапелляционное решение. Одним лишь росчерком пера он вынуждает 120 тысяч человек отказаться от одного из своих гражданств. На практике же это означает, что жители Туркмении российского происхождения вмиг оказываются на грани массовой, проводимой в ускоренном темпе депортации. Те же, кто сделает выбор в пользу туркменского гражданства, в одночасье лишатся возможности прибегнуть к защите российского государства и окажется брошенным на произвол судьбы в одном из самых тоталитарных государств в мире.

Проблема оказалась куда сложнее, чем казалось. После распада в декабре 1991 года Советского Союза Ниязов, прежде бывший председателем ВС Туркменской ССР, не стал чинить никаких препятствий россиянам, проживавшим в Туркменистане, и туркменам, имевшим российский паспорт, в получении двойного гражданства. Подобное решение Ниязова получило юридическое подтверждение в 1993 году.

Страдающий паранойей туркменбаши, ежемесячно раскрывающий заговоры врагов, грозящих ему смертью, одержим идеей полностью изолировать страну и устранить ту последнюю возможность для беспрепятственного проникновения в республику, которую - по его убеждению - давал безвизовый въезд по российскому паспорту.

Декрет Ниязова дает россиянам и туркменам, имеющим двойное гражданство, право пойти по тому или иному пути - один из которых хуже другого. Выбравшие российское гражданство как иностранцы сразу же лишаются законного основания на проживание в республике, после продажи за гроши своего жилища (в настоящий момент, к примеру, невозможно получить более 3000 долларов за квартиру площадью 120 квадратных метров в центре Ашхабада) должны немедленно покинуть пределы это среднеазиатской республики. Не стоит и говорить, что в России никто не ждет их с распростертыми объятиями.

Стать же туркменом для россиянина будет означать, что он никогда впредь не сможет покинуть пределы Туркменистана. И тому есть две причины: первая - ни один туркмен не может выехать из страны без разрешения комитета национальной безопасности, и вторая - те же немногие счастливчики, которым через месяц ожидания такое разрешение получить удалось, должны буду заплатить за него около 100 долларов, что равнозначно годовому доходу большинства туркмен.

Слишком поздно

Советники Путина слишком поздно осознали всю сложность создавшегося положения и теперь пытаются, во что бы то ни стало исправить допущенный промах. Дело доходит даже до угроз вытащить на свет не слишком привлекательные эпизоды карьеры туркменбаши.

Неожиданно глава комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Рогозин (один из тех депутатов, который всегда стоит на позиции Кремля) созвал совещание нижней палаты парламента, члены которой должны на этой неделе провести обсуждение так называемого туркменского досье.

По утверждению Рогозина, упомянутое досье состоит из «вызывающих опасение донесений» (органов безопасности, стоит полагать), согласно которым «господин Ниязов поддерживал крайне тесные отношения с режимом талибов, вплоть до того, что продолжал поставлять талибам топливо до самого начала проведения Соединенными Штатами в Афганистане военной операции».

Еще серьезнее выглядит следующее предупреждение: «Мы ставим перед собой задачу проверить достоверность сведений, указывающих на то, что руководители Туркменистана связаны с торговлей наркотиками (в регионе) и замешаны в оказании поддержки международным террористам».

В случае если все эти предположения подтвердятся, правящий режим Ниязова стоит, по мнению Рогозина, подвергнуть жесткой «изоляции со стороны международного сообщества».

Поразительная инволюция: от настоящего медового месяца между Туркменистаном и Россией до ненависти. Когда Путин и Ниязов подписывали в Кремле соглашение о сотрудничестве в области энергетики, двусторонней помощи в вопросах госбезопасности и договор об отмене двойного гражданства, никто из российских политиков не вспомнил ни об одном из прегрешений, в которых они сегодня, не рискуя ошибиться, обвиняют туркменбаши.

Ашхабад никогда не скрывал своих связей с режимом талибов. Туркменские власти попытались извлечь всю возможную выгоду от своего соседства с Афганистаном, прибрав к своим рукам торговлю, поставляя талибам топливо и запчасти к системам оружия советского производства. В обмен на подобную услугу бывшие ученики коранических школ, взявшие в середине 90-ых годов в свои руки власть в Афганистане, обязались преследовать всех оппозиционеров Ниязова.

После падения режима талибов, Ниязов был первым из соседей Хамида Карзая (Hamid Karzai) - выбранного Соединенными Штатами главой Афганистана на переходный период - заговорившим о необходимости стряхнуть пыль с проекта по строительству афганского газопровода. В то же самое время Туркменистан пытался наладить сложную цепочку отношений с местными афганскими полевыми командирами, каждый их которых правил своим соответствующим феодом. Через полтора года после освобождения Афганистана от талибов, при Карзае, эта страна вновь становится основным поставщиком героина на мировой рынок. 35% всех афганских наркотиков проходит через территорию Туркменистана и затем попадает в Россию.

И с такими союзниками Кремль хочет - или хотел? - укрепить положение России в Средней Азии. Существует много указаний на то, что подобная неразумная политика должна вот-вот привести к первому нежеланному результату.

Вторая геополитическая неудача России постепенно проявляется в кавказском регионе и затрагивает военные проблемы страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.