Москва, 2 июля 2003 года. Роману Абрамовичу, одному из богатейших, но самых скрытных людей России, нравится проворачивать грандиозные сделки, оставаясь в тени. Его стоящие многие миллиарды долларов авуары, в число которых входят весьма значительная доля в нефтяной группе "Сибнефть", 50-процентная доля в группе "Российский Алюминий" и целый ряд других разнообразных деловых интересов, от производства бекона, до целлюлозы и электроэнергии, контролирует его зарегистрированный в Великобритании инвестиционный фонд "Millhouse Capital".

Тридцатишестилетний г-н Абрамович вынырнул из беспощадного мира российского бизнеса в середине 1990-х годов - более молодой, более богатый и более поздний, чем большинство его собратьев, так называемых "олигархов". Его имя было почти неизвестным до 1999 года, когда газеты предложили премию за его фотографию, где был изображен скромно одетый человек с поросшим щетиной лицом, на котором застыла нелепая ухмылка.

Говорят, что он сделал свои первые деньги на торговле товарами широкого потребления и работал вместе с Борисом Березовским, ныне находящемся в зарубежной ссылке "делателем королей" при бывшем российском президенте Борисе Ельцине, в тот период, когда была приватизирована по крайне низкой цене компания "Сибнефть".

Еврей, как и многие из его корпоративных коллег, г-н Абрамович воспитывался в детском доме, где, по утверждению некоторых, он проявлял огромные персональные амбиции. Под патронажем г-на Березовского он установил тесные связи с семьей г-на Ельцина, в первую очередь с его дочерью, Татьяной.

Когда к власти пришел Владимир Путин, г-н Абрамович переключился с бизнеса на политику, заставив многих удивленно поднять брови, когда его избрали сначала членом федерального парламента, а затем губернатором Чукотского автономного округа, на северо-востоке России.

Это дало ему парламентский иммунитет во времена, когда все опасались нападок на окружавших г-на Ельцина олигархов, поскольку г-н Путин заявлял, что пытается сделать всех бизнесменов равноудаленными от власти.

Некоторые усматривали в Чукотке своеобразную внутреннюю ссылку, с помощью которой г-н Абрамович пытался вернуть свой долг обществу; другие же видели в этом желание расширить свои интересы за пределы бизнеса; а кое-кто еще считал это вполне оправданным с точки зрения бизнеса, ибо данный регион обладает огромными ископаемыми ресурсами, не говоря уже об огромных налоговых скидках для бизнесменов.

Г-н Абрамович и по сей день остается скрытным, избегает журналистов, а когда его загоняют в угол, дает на все вопросы очень короткие ответы. Он предпочитает перепоручать выступления - равно как и значительную часть повседневной работы по управлению своими авуарами - другим. Однако в частной жизни он способен выставлять напоказ свое богатство в более экстравагантной форме.

Когда в 2000 году г-н Березовский бежал заграницу, г-н Абрамович стал брокером при распродаже долей своего бывшего партнера в "Сибнефти" и в телевизионной станции ОРТ. Он продолжал расширять свои деловые интересы, когда в Россию потекли дивиденды от высоких мировых цен на нефть. Однако инвестиции не принесли ему таких прибылей, как сама компания "Сибнефть", в которой, как говорят знающие люди, он в принципе является единственным крупным держателем акций (около 90%). После слияния этой весной со своим российским соперником, компанией "Юкос", одни лишь ценные бумаги нефтяного бизнеса г-на Абрамовича стали стоить около 8 млрд. долл. США.

Он был первопроходцем в деле перегруппировки своих деловых интересов в единую холдинговую инвестиционную компанию, зарегистрированную за рубежом; однако он позднее других российских олигархов начал приобретать имущество за границей. Если некоторые его зарубежные приобретения и отдают скорее символичностью, чем деловыми интересами, то внезапная покупка футбольного клуба "Chelsea" стала, по крайней мере, примечательным и красочным событием, которое ознаменовало расширение его зарубежных интересов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.