Г-н Берман является вице-президентом по политическим делам в Американском совете по внешней политике, Вашингтон, федеральный округ Колумбия

4 июля 2003 года. Если на Ближнем Востоке окончание войны в Ираке и новые усилия в направлении мирного урегулирования израильско-палестинского конфликта, возможно, обусловили расширение сотрудничества между Соединенными Штатами и Европой, то в Средней Азии, где возрождающаяся к жизни Россия вновь устремляет взор на слабые республики этого региона, администрация Буша-младшего (George W. Bush) и европейские союзники Америки быстро теряют свои позиции.

Двадцать восьмого апреля с.г. представители Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизстана, России и Таджикистана встретились в Душанбе, чтобы формально провозгласить рождение Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Появился региональный альянс, в котором Москва занимает доминирующее положение. И это только начало. Годами Кремль добивался в Средней Азии амбициозной стратегической цели: стать господствующей силой на "постсоветском пространстве". И теперь его планы, отложенные в связи с событиями 11 сентября в Америке и обусловленной ими войной против терроризма, осуществляются с удвоенной энергией.

В последние месяцы официальные лица России публично выражают свое стремление к расширению российского стратегического военного присутствия в среднеазиатском регионе. И вот теперь Кремль, несмотря на свою занятость законными проблемами безопасности, такими как терроризм и наркотрафик, прилагает большие усилия к тому, чтобы превратить свои замыслы в действительность.

Москва, таким образом, наращивает военные мускулы на территории своих южных соседей. Только что с Казахстаном заключено важное соглашение о совместном военном планировании, которое закладывает основы более тесной координации и совместной боевой подготовки вооруженных сил двух государств. Кремль усилил свою военную активность в Киргизстане, где размещается штаб сил быстрого реагирования ОДКБ, начав строительство там новой авиабазы. Объявлено о проведении ОДКБ этой осенью крупных региональных военных игр под названием "Южный Щит Содружества".

На этом усилия России не заканчиваются. С помощью искусных дипломатических маневров Москва очень многого добилась в деле укрепления Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). Этот, созданный в июне 2001 года альянс, в который вошли, наряду с Россией и Китаем, также Казахстан, Киргизстан, Таджикистан и Узбекистан, теперь может стать постоянной международной организацией, в которой уже в следующем году будут действовать постоянный секретариат и центр контртеррористических операций. ШОС, которую Россия и Китай задумали как противовес Соединенным Штатам, в значительной степени поставит под контроль двух главных ее участников политический курс, экономическую политику и политику в области безопасности этого региона.

В то же самое время Кремль укрепляет свои позиции в вопросе энергоресурсов Каспийского бассейна. В апреле с.г. г-н Путин подписал с президентом Туркменистана Сапармуратом Ниязовым рассчитанное на 25 лет соглашение в сфере энергоносителей. Москва получила решающий голос в энергетическом секторе Ашхабада, что существенно снижает шансы Запада на строительство трансафганского газопровода для перекачки туркменского природного газа на мировые рынки. В том же месяце на встрече между г-ном Путиным и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в Омске было принято политическое обязательство добиваться общего экономического пространства в Средней Азии. Ухаживания Кремля и его терпимое отношение к процветающей в Казахстане коррупции дали значительные результаты. Вопреки возражениям других стран региона и к значительному неудовольствию западных инвесторов, Москва и Астана, кажется, приходят к новому консенсусу в отношении энергоресурсов Каспия.

На фоне растущей озабоченности мирового сообщества Москва крепит связи с Ираном, который потенциально является стержневым проводником для каспийских энергоносителей.

А тем временем, действуя через "Газпром", Россия получает новые преимущества в сфере энергетики. Пятнадцатого мая с.г. глава "Газпрома" Алексей Миллер заключил с правительством Киргизстана выгодное соглашение на 25 лет, которое фактически создает партнерские отношения между Россией и Киргизстаном и дает Москве право контролировать инфраструктуру энергетического сектора этой республики и участвовать на привилегированных условиях в разработке ее нефтегазовых месторождений. "Газпром" после встречи г-на Миллера с таджикским президентом Эмомали Рахмоновым добивается лицензии на право широкой добычи природного газа также в соседнем Таджикистане.

Результаты являются впечатляющими. Успехи Кремля уже начинают сокращать американское влияние в регионе. Проникновение Соединенных Штатов в данный регион после событий 11 сентября, в частности установление американского военного присутствия в Киргизстане и Узбекистане, стало возможным благодаря беспрецедентной поддержке региональных правительств, зачастую в ущерб их отношениям с Россией.

После изгнания режима талибов из Афганистана, однако, очевидное политическое неучастие Соединенных Штатов в решении вопросов региональной безопасности, экономического развития и международной помощи оттолкнуло ранее поддерживавших Америку среднеазиатских союзников от западного лагеря. Последовавшие за этим инициативы России уже сегодня негативно сказываются на Европе, ослабляя притягательность Организации Североатлантического договора (НАТО) для стран региона, в частности, Казахстана, Киргизстана и Туркменистана, которые участвуют в программе "Партнерство ради мира", а также еще больше уменьшая слабые надежды на развитие энергоресурсов Каспийского бассейна.

Шаги Москвы, возможно, знаменуют возврат к прежней стратегии, но их результатом может стать значительное ухудшение позиций как Вашингтона, так и западноевропейских столиц. Что касается Соединенных Штатов, они сейчас борются за построение демократии на Ближнем Востоке, тогда как их главным приоритетом остается более широкая война с терроризмом - а вместе с ней и потребность в активном присутствии на турбулентном постсоветском пространстве. Тем временем Европа, которая впадает во все возрастающую зависимость от России в удовлетворении своих внутренних энергетических потребностей, имеет законный интерес к проведению странами Средней Азии независимой, ориентированной на Запад энергетической политики.

Однако для того, чтобы снова покрепче привязать к себе этот регион, требуется расширить европейские и американские обязательства перед Средней Азией. Увеличение военной помощи и политической поддержки союзникам, все еще сражающимся с угрозой исламского экстремизма, могло бы снизить притягательность для них России как гаранта региональной безопасности. А крепкая, управляемая платформа инвестиций могла бы продвинуть среднеазиатские республики вперед по пути внутренней политической либерализации, а также снова сделать энергетический потенциал Каспийского бассейна альтернативой Персидского залива.

В противном случае недалек тот день, когда лидеры по обе стороны Атлантики могут проснуться и обнаружить, что их долговременные интересы в Средней Азии подорваны успехами Кремля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.