Москва, 10 июля 2003 года. Михаил Ходорковский - нефтяной магнат и, по мнению большинства, богатейший человек России. И у него возникли трудности в отношениях с правоохранительными органами. В конце прошлой недели его пригласили в Генеральную Прокуратуру РФ для допроса, связанного с деятельностью некоторых его деловых партнеров и служащих. Разумеется, вещи такого рода не уникальны для российского бизнеса: на Западе не раз случалось, что многих важных людей уводили в наручниках.

Но в случаях с партнерами г-на Ходорковского и с другими здешними видными руководителями бизнеса дело не столько в принципе главенства закона, сколько в том, что можно назвать "правосудием наездов". Эта пародия на правосудие компрометирует доверие к российскому президенту, когда тот божится, что Россия является государством закона. Она вредит также и экономическому развитию России. Она угрожает свести на нет усилия страны по привлечению столь нужных ей иностранных инвестиций.

В последнее время заведено несколько дел против людей, связанных с большой и успешной компаний "Юкос" г-на Ходорковского. В числе предъявленных им обвинений присвоение собственности, мошенничество и уклонение от уплаты налогов. Двое уже в тюрьме, в их числе Платон Лебедев, миллиардер и совладелец контрольного пакета акций компании "Юкос".

Вчера поступили сообщения, что прокуратура занялась также расследованием якобы имевшего место уклонения компании "Юкос" от уплаты налогов. (Также вчера посольство США в Москве формально запросило у российского правительства разъяснений по поводу гонений на г-на Ходорковского.) Что может стоять за этим наездом? Никто в среде журналистов и аналитиков не верит, что дело против г-на Лебедева или других фигурантов из компании "Юкос" является чисто правовой акцией. Нанося удар по г-ну Ходорковскому и его компании, генпрокуратура и Федеральная служба безопасности (ФСБ), по-видимому, действовали во исполнение приказов человека, обладающего огромным политическим весом.

Г-н Ходорковский думает, что "Юкос" была выбрана в качестве объекта нападок потому, что это компания мирового класса и что, особенно после своего недавнего слияния с другим российским нефтяным гигантом, она стала лакомым куском для ряда людей в этой стране. По утверждению г-на Ходорковского, суть всего происходящего в борьбе за власть "между различными фракциями в ближайшем окружении Владимира Владимировича Путина". Магнат не приводит никаких доказательств в пользу этого своего утверждения, но не приходится сомневаться, что тот, кто на него напал, должен занимать очень высокое положение.

На первых порах своего президентства г-н Путин провозгласил "диктатуру закона". В то же самое время Кремль стал использовать генпрокуратуру и ФСБ для наездов на заклятого врага г-на Путина, медиамагната Владимира Гусинского (на которого, надо заметить, я в то время работала). Кампания против г-на Гусинского и его партнеров длилась более года и включала разнообразные акции запугивания: налеты сотрудников безопасности в масках, обыски, аресты и расследования. В большинстве случаев дела рассыпались, однако эта тактика сработала: г-н Гусинский был вынужден покинуть Россию, а его медиаимперия была разрушена.

Аналогичные методы использовались и против другого магната, Бориса Березовского, который сегодня проживает заграницей. Как результат, люди, которые считали, что им не досталась их законная доля богатств, видели для себя выгоды в том, чтобы "нанимать" правоохранительные органы для борьбы со своими конкурентами или просто для вымогательства у них денег.

Вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс недавно заявил, что его организация получает сотни жалоб от провинциальных предпринимателей на аналогичные наезды. Им нередко приходится откупаться от назойливых представителей власти или рисковать стать объектами притеснений правоохранительных органов, которые используются в качестве орудия при перераспределении собственности.

Вполне вероятно, что г-ну Ходорковскому еще удастся отстоять себя и посрамить тех, кто на него наехал. Он утверждает, что российский президент не испытывает враждебности по отношению к нему. Г-н Ходорковский полагает, что, поскольку г-н Путин уверен в своем переизбрании, речь идет о том, кто будет составлять второй эшелон его команды. Если догадки г-на Ходорковского верны, и в самом деле не лично президент, а какая-то группировка в Кремле захотела с ним расправиться, тогда его связи, его деньги, его репутация и его умелые советники, возможно, сумеют отбить нападение. Но, чем бы ни кончилось это дело, оно не имеет никакого касательства к отправлению истинного правосудия. В России считают, что окончательное решение в подобных случаях выносит не суд; оно принимается в высших эшелонах Кремля.

Безусловно, можно было бы думать, что г-н Путин встревожится, если окажется, что его высшие помощники в самом деле используют правоохранительные органы для своекорыстной борьбы за власть и богатство. Но есть и более важная причина, почему ему следовало бы озаботиться делами такого сорта. Г-н Путин вот уже какое-то время подчеркивает важность привлечения в Россию иностранного капитала. Ему в этом не особенно везет. Во время его недавнего визита в Великобританию российский президент сделал все, что было в его силах, чтобы убедить всех, что в его стране существуют "благоприятные условия для инвесторов". Вопрос: насколько иностранные инвесторы будут заинтересованы, когда они увидят, что даже бизнес мирового класса не может себя чувствовать в безопасности в России или рассчитывать на праведный суд?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.