На одной неделе - две террористки-смертницы: в России растет опасность террора. Причина - политика Москвы в отношении национальных меньшинств. Они хотят больше свободы.

Статистику террористических актов в России приходится обновлять столь же часто, как и веб-страницы уважающим себя компаниям: ежедневно. Еще не погребены были последние жертвы террористического акта, совершенного в отношении посетителей рок-фестиваля в прошедшую субботу, как милиции удалось в последнюю минуту предотвратить в одном из московских ресторанов новое кровопролитие. И снова это была молодая чеченка, которая опять же хотела ценой своей собственной гибели унести как можно больше жизней других людей.

Террористы-смертники - к тому же женщины - для России это относительно новый феномен. Дьявольские всходы посеянного радикальными фундаменталистами семени, которые вытесняют классический, толерантный ислам, осуждающий самоубийство и убийство невинных людей. Процесс, - о возможности которого эксперты предупреждали сразу после начала первой чеченской войны. Но Чечня это лишь вершина айсберга.

Федерализм, прописанный в конституции, и создание вертикали власти - вопрос, объявленный президентом страны Владимиром Путиным абсолютным приоритетом три года назад, при вступлении в должность - это для государства цели, взаимоисключающие друг друга: противоречие, которое Кремль пытался устранить путем переименования Министерства по вопросам национальной политики в Министерство по делам Федерации. «Прямо-таки самоубийственная затея», как выразился один из членов Академии наук.

Пожалуй, и правда: Россия сегодня представляет собой ковер из этнических лоскутков. Это результат 400-летней экспансионистской политики, проводившейся на территориях, начиная от приволжских степей и Кавказа, и вплоть до Тихого океана.

Некоторые из 130 народностей, на такой цифре сошлись после переписи населения, проводившийся осенью прошлого года, лингвисты и этнологи, насчитывают несколько миллионов человек, другие - всего несколько тысяч. Чеченский и татарский языки столь же мало похожи между собой, как немецкий и турецкий языки. Язык калмыков и ненцев имеет столько же общего, что и английский и идиомы пигмеев. Только в кавказской республике Дагестан - по территории она равна площади земли Баден-Вюртемберг - среди населения, насчитывающего два миллиона человек, существует двенадцать народностей, которые имеют помимо русского еще пять официальных языков. Новые конфликты интересов возникают чаще, чем удается разрешать прежние.

Пагубное наследие Советов

Все это является частью пагубного наследия Советов, где Сталин в двадцатые годы произвольно устанавливал границы, проводя их по районам расселения народностей, насильно создавая из расчлененных районов искусственные административно-территориальные образования. Так, карачаевцев, тюрков по происхождению, он объединил с кавказской народностью черкесами, а родственный с последними кабардинский народ - с родственной народностью карачаевцев - балкарами. Мина замедленного действия, которую Россия не может обезвредить до сегодняшнего дня.

Национально-территориальные единицы - в России насчитывается 21 национальная республика, десять национальных округов и одна автономная область - и договоры о распределении полномочий между Центром и регионами ничего не значат, если самоуправление значится только на бумаге, а решение основополагающих вопросов политики с Москвой переговорным путем не представляется возможным. Внутренняя автономия, с помощью которой последним царям удалось добиться на Кавказе покоя - основное требование и чеченцев, большинство которых перед войной не ставило под сомнение свое пребывание в составе Российской Федерации, - в большей мере, как это гарантирует новая конституция, выдаваемая Путиным за начало политического процесса, означает свободный выбор между волом и орлом в качестве государственного герба. «Мы готовы, жить вместе с вами, но дайте нам возможность быть счастливыми на своей земле по своему разумению», - возражал русским предводитель мятежников Шамиль, когда 150 лет назад чеченцы и дагестанцы завоевали часть Кавказа.

«В переводе на современный язык, - считает бывший министр национальностей Рамазан Абдулатипов, этнический аварец и профессиональный знаток предмета, - Шамиль требовал только порядка, который превратил Швейцарию в рай». Между тем, Москва даже сетовала на обычно лояльного президента Татарстана Минтимера Шаймиева, «оказывала давление даже там, где в этом не было необходимости»: при принятии закона о едином «государственном алфавите» для всех народностей России, невзирая на фонетические особенности их языков. Закон навязывает им придуманную специально для славян кириллицу.

Как национальная идея - в поисках ее потерпел неудачу бывший президент Борис Ельцин, терпит пока крах и Путин - это не подходит в той же мере, как и попытки поставить Иисуса на пьедесталы поверженных памятников Ленину. По крайней мере, с теоретической точки зрения, коммунистический принцип равноправия в Советском Союзе не позволял устанавливать среди народностей иерархию, что для православной церкви является само собой разумеющимся делом. «Православными», так называют себя сами представители российской государственной церкви, не являются христиане других конфессий. Не говоря уже о представителях других мировых религий, а их в России - пятая часть населения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.