Сенсационный оборот принял в Лондоне процесс против представителя чеченского президента Аслана Масхадова Ахмеда Закаева.

Закаева обвиняют в том, что он является организатором террористических актов. Один из главных свидетелей обвинения Дух-Ваха Дашуев теперь заявляет, что его показания были сделаны под давлением российской спецслужбы. По словам Дашуева, в конце 2002 года его в течение шести дней подвергали пыткам в одном из подвалов в Чечне и под угрозой смерти принудили подписать ложные показания.

Россия требует выдачи Закаева с той поры, как в прошлом году вдруг объявила ничем незапятнанного человека террористом.

Почти одновременно стало известно, что в результате психологического и физического давления сильно ухудшилось здоровье находящегося вторую неделю в московской тюрьме спецслужбы менеджера крупнейшей российской нефтяной компании «Юкос». В отношении одного из заключенных было установлено, что в результате применения психотропных средств, которые подмешивали в кофе и вводили в виде инъекций, он был парализован. В последнее время все единодушны в том, что за неожиданными арестами руководителей из сферы экономики, начавшимися с начала июля, стоит группа представителей спецслужбы из Кремля. Они, как считается, подают своим конкурентам сигнал держаться подальше от политики или же стремятся даже к переделу приватизированной в 90-е годы государственной собственности.

Если говорить с точки зрения соблюдения прав человека, то в данном случае наносится политико-экономический ущерб. Один лишь образцово-показательный концерн «Юкос» потерял в течение трех недель 20 процентов своей рыночной стоимости, что соответствует семи миллиардам долларов США. В целом значительно ухудшился инвестиционный климат.

Спецслужба в России еще с советских времен следует гибельной традиции. В отличие от других стран, здесь отсутствует действенный парламентский контроль или контроль со стороны других институтов. Буквально несколько месяцев назад президент Владимир Путин вернул ФСБ почти все полномочия прежнего КГБ. Но, прежде всего, он все чаще назначает на посты в Кремле, в правительстве и в федеральных органах управления своих бывших коллег, особенно из Петербурга.

Если раньше разведывательное прошлое считалось позорным пятном, то теперь это все равно, что козырная карта. Сам Путин с гордостью заявлял, что до избрания на пост президента служил в ФСБ. Все чаще встает вопрос, не стал ли Путин пленником своей кадровой политики, и информирован ли он о всех акциях ФСБ и своих политических выдвиженцев.

Если информирован, то почему допускает все это? Свой первый президентский срок преемник Ельцина завершает, судя по всему, тем же вопросом, с которого он и начинал: кем же все-таки считать Путина?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.