Москва, 31 июля 2003 года. Конфликт между богатейшим человеком России Михаилом Ходорковским и Генеральной прокуратурой РФ бросает тень на политическое и экономическое будущее страны. Пока никто не может предсказать точный исход этого спора, который начался более 3 недель назад с ареста Платона Лебедева, одного из партнеров г-на Ходорковского по нефтяной группе "Юкос". Однако эта схватка поставила тревожащие вопросы относительно осуществления государством своих властных полномочий, масштабов экономической свободы и главенства закона в России президента Владимира Путина.

Г-н Путин, став преемником хаотичного Бориса Ельцина, поставил своей первоочередной целью достижение политической и экономической стабильности. Для этого он заключил неформальное соглашение с г-ном Ходорковским и другими политически влиятельными бизнесменами - так называемыми олигархами - которые сделали свои состояния, захватив контроль над природными ресурсами страны в ходе сомнительных приватизационных сделок. Президент обещал, что, если олигархи будут оставаться вне политики, то они смогут сохранить свои богатства. Последние 3 года г-н Путин был верен своему обещанию. Дома и за рубежом росло убеждение, что Россия становится все более предсказуемой для инвестиций.

Но, по мере того как богатства олигархов стремительно увеличивались, кое-кто из них начал высовывать голову над политическим парапетом, и особенно г-н Ходорковский, который делал все, от финансирования политических партий до заявлений относительно российской внешней политики. Г-н Путин, безусловно, был раздражен. Кремль отрицает, что г-н Путин недвусмысленно санкционировал действия прокуратуры против г-на Ходорковского, но едва ли этот наезд мог иметь место без того, чтобы о нем заранее не был поставлен в известность президент. Как бывший офицер КГБ президент инстинктивно является защитником государственной власти. Но такими же защитниками является и большинство его чиновников, включая тех, кто работает в Генеральной прокуратуре РФ.

Именно они инициировали расследование, которое началось с ареста г-на Лебедева по обвинению в том, что он в 1994 году якобы обманул государство в ходе одной приватизационной сделки, после чего вооруженные сотрудники правоохранительных органов совершили налет на офисы компании "Юкос". В дальнейшем расследование было расширено и стало включать обвинения в якобы имевших место в 1990-х годах убийствах и покушениях на убийство. Г-н Ходорковский был в числе тех, кого вызывали на допрос.

В политическом плане, российская общественность высказывает сильную поддержку наступлению на олигархов и перераспределению их богатств. Многие россияне говорят, что 17 российским долларовым миллиардерам нужно поделиться хотя бы частью своих денег с 40 миллионами бедняков.

Как свидетельствуют результаты недавнего опроса общественного мнения независимой исследовательской организацией РОМИР, большинство россиян считают, что результаты приватизационных сделок периода 1990-х годов следует пересмотреть, и выступают за уголовное преследование олигархов. Целых 88% опрошенных полагают, что все большие деньги в России были получены нечестными путями.

В этом месяце рейтинг популярности президента вырос на 2% и сегодня составляет 78%. Прокремлевская партия "Единая Россия" идет голова к голове с Коммунистической партией, а последние события могут обеспечить ей первенство. Публичная кампания против главных российских олигархов может стать популистской картой как для президента, так и для его партии. "Г-н Путин должен уважать мнение своего народа, особенно перед выборами", - говорит один высокопоставленный российский чиновник.

Однако экономическая цена, которую предстоит уплатить за эти политические выигрыши, может оказаться достаточно высокой, если будет разрушена репутация России как стабильной страны. Последние 3 года темпы экономического роста в России были самыми высокими почти за столетие. В первой половине текущего года выпуск продукции вырос еще на 7,2%. Магнаты делового мира России, которые в течение почти десятилетия вывозили свои капиталы заграницу, начали возвращать со счетов в офшорных зонах и вкладывать деньги в своей собственной стране. Иностранные инвесторы начинают принимать решения о крупных инвестициях в России. Нефтяная группа "British Petroleum", например, в этом году вложила 6,75 млрд. долл. США в организацию совместного предприятия.

Однако с момента ареста 2 июля г-на Лебедева иностранные портфельные инвесторы бегут с (российского) рынка, крупные иностранные прямые инвесторы занервничали, и за прошедшие 3 недели российский рынок потерял 20 млрд. долл. США, или 13% своей капитализации. Резервы Центрального банка России за 2 недели, предшествовавшие 18 июля, сократились на 900 млн. долл. США - признак, как опасаются некоторые экономисты, возобновившегося бегства капиталов заграницу. В докладе Голландского инвестиционного банка "ING Barings" сказано: "При сохраняющихся высоких мировых ценах на нефть и в отсутствие нерегулярного оттока капиталов из страны или интервенций резервы должны были бы возрасти примерно на 800 млн. долл. США. Другими словами, чистое сокращение резервов составляет 1,7 млрд. долл. США. Наш вывод: сокращение резервов является прямым следствием озабоченности относительно прав собственности в связи с делом компании 'Юкос'".

Бывший министр экономики Евгений Ясин говорит: "Ключевым фактором (экономического) роста в России была не девальвация рубля и даже не высокие мировые цены на нефть, а улучшающийся инвестиционный климат и твердая вера в то, что правительство не станет вмешиваться в частный бизнес. Акция против 'Юкос' заставляет думать об изменении позитивной тенденции. Если российские деловые круги почувствуют неуверенность, рост прекратится".

Начальник аналитического отдела московского инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Стефен О'Салливэн (Stephen O'Sullivan) с этим согласен: "Сегодня у людей складывается ощущение, что риски в России становятся более высокими. Это, быть может, не повлияет на тех, кто уже инвестировал свои деньги в России, поскольку они в течение какого-то времени мирятся с взлетами и падениями, однако это наверняка отразится на тех, кто планирует инвестировать деньги в России".

Нарождающийся российский малый и средний бизнес равным образом озабочен значимостью атаки Кремля на нефтяного гиганта. Представитель малого и среднего бизнеса Сергей Борисов недавно заявил: "Мы не сомневаемся, что преследования в отношении большого бизнеса распространятся и на малый и средний бизнес. Сегодня они взяли в оборот 'Юкос', а завтра они придут за нами".

Г-н Ходорковский, должно быть, давно уже знает, что он сделал себя мишенью. После того как Бориса Березовского и Владимира Гусинского, двух самых политически активных олигархов 1990-х годов, вынудили покинуть путинскую Россию, большинство остальных олигархов пытались особенно не высовываться и сосредоточиться на своем бизнесе. Примером этого является глава "Норильского никеля" Владимир Потанин. Другой пример - Михаил Фридман, который "застраховался" от политической атаки, продав "British Petroleum" половину акций своей нефтяной компании ТНК.

Однако г-н Ходорковский продолжал идти своим путем, пытаясь создать огромную независимую нефтяную компанию, которая стала бы слишком большой, чтобы можно было на нее нападать. Ранее в этом году он начал готовить дружественную операцию присоединения к своей компании нефтяной компании "Сибнефть", в результате чего "Юкос" стала бы крупнейшей нефтяной компанией России и четвертой в мире, после "British Petroleum", "Shell" и "Exxon". Он щедро раздавал деньги на благотворительные цели, в том числе музеям, больницам и университетам как в России, так и на Западе. Он финансировал две либеральные партии, "Яблоко" и Союз правых сил, и в частном порядке вел разговоры о конституционной реформе, которая включала бы замену президентской республики парламентской республикой. Что еще более важно, он приобрел влияние в Государственной Думе РФ, пользующейся большой властью нижней палате парламента, обеспечив себе голос в таких, например, вопросах, как налог на природные ресурсы.

Это стало очевидным в ходе недавних переговоров между компанией "Юкос" и министерством финансов по вопросу налоговых ставок на природные ресурсы. "Ходорковский отказался от всех предложенных ему компромиссов, - говорит один высокопоставленный политик. - Это не был вопрос денег: что значат для 'Юкос' 70 млн. долл. США налогов на нефть в год? Он хотел напрячь мускулы и показать, насколько он силен".

Самое явное предупреждение, что г-н Ходорковский подставляет себя под удар, было сделано в декабре, когда г-н Путин встречался с группой руководителей российского бизнеса, чтобы обсудить вопрос коррупции. Г-н Ходорковский выступил с речью, в которой, по сути, обвинил чиновников и налоговых инспекторов в коррупции. Ответ г-на Путина был скорым и резким: "Этот камешек я возвращаю в Ваш собственный огород", - заявил он г-ну Ходорковскому.

Несмотря на это предупреждение "заткнуться и сесть на место", как выразился один инвестор, г-н Ходорковский продолжал бросать вызов Кремлю. Он публично критиковал внешнюю политику России в связи с Ираком и обхаживал политическую и деловую элиту Соединенных Штатов. Однако его персональная внешняя политика, возможно, обернулась против него, когда один высокопоставленный американский дипломат в этом месяце выразил свою озабоченность делом "Юкос". Тот факт, что г-н Ходорковский начал плакаться в жилетку американцам, по-настоящему обозлил г-на Путина, заметил один российский политик. "Я никогда не видел его таким рассерженным", - сказал он.

Г-н Ходорковский завоевал себе такую независимость, которая в России беспрецедентна и которую не могло больше терпеть все возрастающее число чиновников. Вот что говорит глава московской независимой аналитической организации Центр политических технологий Игорь Бунин: "Он начал добиваться легитимности не только в глазах инвесторов, но также и в глазах российского общества в целом. Он попытался вырваться из старого олигархического круга и начал вести себя как бизнесмен новой формации, независимый от государства". Вот почему нападки прокуроров ограничились компанией "Юкос". И г-н Путин, и премьер-министр Михаил Касьянов пытаются успокоить инвесторов, что пересмотр результатов приватизации исключается. Но в стране, которой на протяжении большей части 20-го века правили с помощью страха, угрожающая акция такого рода имеет далеко идущие последствия. "Мы являемся страной с тоталитарным прошлым, и потому, как только поступает сигнал бояться, все сразу пугаются, - говорит г-н Ясин. - Каждый понимает, что может оказаться следующим".

Практически все олигархи могут стать жертвами подобных расследований, потому что с хаотичных 1990-х годов у каждого из них в шкафу тоже прячется скелет. Как выражается г-н Ясин, "среди олигархов нет ангелов".

Московский аналитик политических проблем Кирилл Рогов говорит, что выбор в качестве мишени "Юкос", крупнейшей и самой могущественной нефтяной компании России, не случаен. "Генпрокуратура и те, кто за ней стоит, выбрали 'Юкос' именно в силу того, что она самая крупная, самая могущественная и самая прозрачная российская компания, имеющая самое большое число иностранных акционеров. Тем самым кто-то пытается показать, что, коль скоро он способен положить на лопатки 'Юкос' и г-на Ходорковского, то он в состоянии одолеть любого в этой стране", - утверждает он.

Личное мнение г-на Путина по вопросу о необходимости заставить компанию "Юкос" сдаться не ясно. Однако с тех пор, как он стал президентом, он является решительным защитником государственной власти. Он сумел вернуть под контроль Кремля газовую монополию "Газпром", самую могущественную компанию России, сохранил доминирующую роль в банковском деле контролируемого государством Сберегательного банка России и пытался приструнить региональных губернаторов, которые при г-не Ельцине сумели захватить себе большую свободу. Он, кроме того, обуздал независимое телевизионное вещание.

В своей администрации г-н Путин способствует выдвижению на важные посты бывших коллег по Федеральной службе безопасности, которая является наследницей советского КГБ. Вполне возможно, что эти люди, сохранившие связи с Генпрокуратурой, теперь пытаются усилить свое влияние посредством нападок на "Юкос". Лилия Шевцова из московской аналитической организации Центр Карнеги думает так: "Действия Генпрокуратуры, очевидно, являются делом рук сотрудников безопасности, стремящихся укрепить свое могущество в стране. Если г-н Путин хочет сохранить стабильность, он должен их одернуть".

Однако в администрации Путина влияние бывших сотрудников спецслужб уравновешивается поднаторевшей в управленческих делах командой кремлевских чиновников, которые работали еще на президента Ельцина и до сих пор сохраняют свои кресла. В их числе глава президентской администрации Александр Волошин и г-н Касьянов. Некоторые из этих чиновников поддерживают тесные отношения с олигархами. Президенту оказывает помощь также команда ориентирующихся на свободный рынок реформаторов, таких, как министр экономики Герман Греф.

На данный момент, если г-жа Шевцова права, бывшие ка-гэ-бэшники берут верх. Однако многое зависит от того, насколько далеко г-н Путин разрешит им преследовать г-на Ходорковского.

Из этого конфликта все еще может получиться что-нибудь хорошее. Г-н Путин может решить, что, коль скоро прокуроры хорошенько постращали олигархов, те, быть может, будут более сговорчивыми и согласятся на перераспределение хотя бы малой толики своих богатств, например, путем реформы налогового кодекса. Многим россиянам хотелось бы, чтобы олигархи платили более высокие налоги и помогали справляться с нищетой и недофинансированием государственных учреждений и предприятий, которые заняты обслуживанием населения. Некоторые из олигархов могут прийти к мнению, что более высокие налоги являются той ценой, которую им следует заплатить в интересах большей социальной стабильности.

Если Россия хочет когда-нибудь стать полностью функционирующей рыночной экономикой, она должна сократить концентрацию капитала в руках олигархов посредством поощрения предпринимателей и привлечения иностранных инвестиций. Лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский говорит: "Олигархи представляют реальную проблему для России и оказывают колоссальное негативное влияние на экономику. Эта система должна быть разрушена, но так, чтобы не навредить инвестиционному климату".

Однако в том, как власти нападают на "Юкос", кроются серьезные политические опасности. Чиновники, инициировавшие этот наезд, продемонстрировали, что государство в России неохотно, если вообще, делится политической властью с независимыми силами. Вот что заявляет г-н Ясин: "У нас в стране никогда не бывало предприятий, которые не были бы зависимы от государства. 'Юкос' - единственный пока пример борьбы между частным бизнесом и государством. Но государство во всех случаях выигрывает, потому что на его стороне армия".

Рука государства очень сильно укрепляется благодаря тому, что экономическое богатство России опирается на природные ресурсы, которые поддаются централизованному контролю. Многие страны пытаются создать действительно рыночную экономику именно на подобной основе - или создать подлинную многопартийную демократию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.