Власти российского государства всегда обладали способностью делать вещи, которые вызывали отвращение на Западе. Постепенно в ходу появляется нечто новое - и неожиданно! Когда я был маленьким, у нас было принято говорить: это все равно, что пернуть в лужу. Я все время поражаюсь этой способности. Поражен и в случае с Ходорковским.

Чванливая изысканность

У меня нет причин любить Ходорковского. Мне лично он в поддержке отказал. Когда я обратился к нему с идеей издавать в России журнал для интеллигенции наподобие "New Yorker", то потерпел неудачу. После этого я встречал его этим летом во время одной популярной телепередачи. Он источал изысканную чванливость - не оставалось ничего другого, как досадовать по этому поводу.

Существует правило: олигархи России не умеют себя вести. Они, конечно, уже сняли с себя золотые цепи и пиджаки малинового цвета, которые носили десять лет назад в целях самоутверждения, но они подозрительно быстро разбогатели, чтобы дорасти до интеллигентного образа жизни и мышления. Социальные и образовательные программы наших нефтяных магнатов напоминают собой желание дореволюционных купцов строить церкви, чтобы замаливать там свои грехи, при этом церковь, конечно, лучше, чем бордель. В России периода перестройки на основе разных махинаций появился большой бизнес. Дело постоянно за тем, кто же признает себя в качестве козла отпущения.

Никакого уважения перед законом

Я могу понять растущее раздражение власть предержащих с психологической точки зрения, и в каком-то отношении сочувствую им. В стране нет элементарного порядка, никакого уважения перед законом. Российские законы всегда отличались своей негуманностью, их неисполнение считалось геройством, а не преступлением. Правительство не хочет назад в коммунизм, но опирается на принципиальную модель российской государственности, которая признает лишь вертикаль власти, причем вертикаль единственную. Вечный страх, что громадная страна расколется, как французский багет, является для власть предержащих ночным кошмаром. Россия в условиях любой идеологии автоматически сползает к авторитаризму.

Деньги в России никогда не имели позитивной ценности, особенно не приветствовались большие деньги в частных руках. В последнем случае властитель пользовался услугами аппарата принуждения, такого, как опричнина при Иване Грозном. Арест Ходорковского является самым свежим примером борьбы против центробежных устремлений, которые в данном случае приняли формы политической демократии, свободного предпринимательства и, таким образом, как это представляют себе правители, - мошенничества в особо крупных масштабах. Все смешивают в одном котле. Правительство, опасающееся поражения, использует всеобщий страх перед ним в качестве единственного средства для достижения социальной стабильности. Но страх позволяет бороться не только с российской расхлябанностью, он отрицательно влияет на производительность. Россия хотела бы лететь в цивилизованное пространство, но сама себе подрезает крылья, думая, что подрезает только когти хищной птицы. Схема, которая-то как раз и отличается сомнительной простотой.

Накаты стыда

Когда стыдишься своего собственного разложения, выходом из ситуации является жизнь в раскаянии и по обету, а не во лжи. Арест Ходорковского - плохой сигнал для исторической перспективы. Однако безумное технологическое развитие Запада не позволяет России отсиживаться за печкой. У нее нет выбора. Она уже обречена на то, чтобы быть частью западной цивилизации или не быть вовсе.

Но Россия до сих пор уподобляется корове, которую люди пошиба Ходорковского хотят вытащить на рынок Запада, но та упирается, так как думает, что там ее обесчестят или чего доброго съедят.

Либеральный ресурс России невелик, он с исторической точки зрения не развит, не опробирован.

Конфликт между верхушкой российской власти, не раз чувствовавшей слабость этого ресурса после хаоса девяностых годов и не доверяющей ему, а также Ходорковским, делающим ставку на демократический плюрализм и уже видящим себя просвещенным президентом образца 2008 года, пришлось заканчивать тюрьмой при возмущении общественности всего мира. Есть одно утешение: русский народ, ненавидевший Ходорковского на свободе, быстро полюбит Ходорковского в тюрьме. После этого от него придется избавиться: или совсем вывалять его в дерьме или окончательно сломать или же выслать из страны. Увидим. Россия всегда готова удивлять не только других, но и самое себя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.