11 декабря 2003 года. Оглушительная победа Владимира Путина на выборах в российскую думу является глубоко угнетающей и угнетающе предсказуемой одновременно. Он сумел раздавить как загнивающих коммунистов, так и неоперившихся либеральных демократов. Принимая во внимание использованные для достижения этого результата средства - явную эксплуатацию влияния и благорасположения Кремля плюс господство в средствах массовой информации (СМИ) - это очень плохой день для демократии в России. Он должен бы также послать предостерегающие сигналы всей Европе. Он заставляет предположить, что в России демократия остается исключением, а не правилом.

Разумеется, вполне может статься, что это в действительности пагубное поражение для г-на Путина. Он выпустил из бутылки джина национализма, которого, вполне возможно, не сумеет затолкать обратно. Он популярен именно в силу того, что обещает избирателям порядок и дисциплину. В конце избирательной кампании появились признаки, что Кремль начинает нервничать по поводу своих новых союзников.

Можно рассчитывать на то, что "Единая Россия", крупнейшая партия в новой думе, завоевавшая более 37% голосов, будет надежной. Ее члены обязаны своими местами в думе почти исключительно популярности г-на Путина. У них нет другой платформы, кроме как лояльность к Кремлю.

Внушающими тревогу союзниками являются "Родина" во главе с четко выражающими свои мысли парламентариями-националистами Дмитрием Рогозиным и Сергеем Глазьевым и абсолютно неправильно названная Либерально-демократическая партия России (ЛДПР) во главе с непостоянным Владимиром Жириновским.

Обе эти партии поднялись на популистской волне национализма, недоверия к иностранцам и иностранным инвестициям, ностальгии по старой империи и нелюбви к многим национальным меньшинствам в России. Враждебность к новой бизнес-элите окрашивается чем-то более существенным, чем просто намеки на антисемитизм, тогда как война в Чечне разбудила в русском народе также и антимусульманские настроения.

Все три партии обязаны своим существованием властям, то есть инфраструктуре власти, которая начинается с Кремля и включает высшие эшелоны государственного чиновничества и спецслужб. "Родина" является самой молодой партией, которая была создана специально для того, чтобы отобрать голоса у коммунистов. Но почва, в которую она была высажена, оказалась более плодородной, чем осмеливался мечтать даже г-н Путин.

Почти столь же тревожащим является провал либеральных демократов, Союза правых сил (СПС) во главе с Борисом Немцовым и Анатолием Чубайсом, и партии "Яблоко" во главе с Григорием Явлинским. Обе партии были запачканы своими связями с показным богатством "новых русских" и олигархов делового мира, таких, как ныне прохлаждающийся в тюрьме Михаил Ходорковский. И здесь тоже сыграл свою роль глубоко укоренившийся антисемитизм.

Несколько лет назад г-н Явлинский заявил, что учиться демократии - значит учиться проигрывать. С тех пор он делает это регулярно. А чиновник г-н Путин вместо этого научился "управлять" (демократическим) процессом.

Но почему это должно волновать кого-то за пределами России? "Холодная война" вроде бы в ближайшем будущем снова не начинается; г-н Путин все еще кажется преданным идее интеграции России в мировое сообщество, а, кроме того, он настаивает, что поддерживает приток иностранных инвестиций. Разве кто-нибудь всерьез рассчитывал, что Россия станет стабильной демократической страной на протяжении жизни одного поколения?

Ответ заключается в том, что националистический популизм и произвольное злоупотребление властью в России приведут к дестабилизации ее соседей и прежних субъектов бывшего Советского Союза и Организации Варшавского Договора. Эти факторы сделают Россию непредсказуемым партнером и вполне могут отпугнуть от нее иностранные инвестиции, которые ей нужны для строительства рыночной экономики. Признаки этого уже очевидны.

Это не только арест г-на Ходорковского или нападки в советском стиле на правительство Великобритании за отказ выдать России Бориса Березовского и других эмигрантов. Это также и сознательное затягивание Москвой подписания пересмотренного соглашения о партнерстве с Европейским Союзом (ЕС), который намерен в мае следующего года принять в свой состав 10 новых членов. Россия использует грубые политические методы в вопросе ратификации Киотского протокола о борьбе с глобальным потеплением и пытается силой проложить себе дорогу во Всемирную торговую организацию по политическим, а не экономическим соображениям.

Когда сегодня вечером в Брюсселе соберутся лидеры готовящегося к расширению ЕС, чтобы окончательно согласовать договор о конституции, им не следует забывать о том, что происходит в Москве. Это как раз подчеркивает важность того процесса, в котором участвуют они сами. Поддержка новоприобретенной демократии в странах, готовящихся присоединиться к ЕС, является самым важным вкладом, который может сделать ЕС в стабильность Европы.

Речь идет не о тонкостях расширения внутреннего рынка, субсидиях сельскохозяйственному сектору или о том, сколько будут стоить голоса государств в расширившемся союзе. Речь идет о политической гарантии, которую ЕС уже распространил - и с заметным успехом - на такие страны, как Греция, Испания и Португалия.

Многим наблюдателям ЕС, возможно, видится просто как клуб богатеев. Другим он, быть может, представляется неуклюжей бюрократической структурой. Но он, прежде всего, является клубом демократических стран. Он сам должен быть демократическим и должен требовать демократического поведения от всех своих членов. Это та фундаментальная гарантия, которую предлагает ЕС.

Именно над этим сообщением необходимо поразмыслить г-ну Путину, как и тем лидерам ЕС, которые, возможно, испытывают соблазн оправдать результаты выборов в России, неверно думая, что это им гарантирует крепкий ночной сон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.