Царь или шпион? Красной нитью этот вопрос проходит в новой книге Владимира Федоровского «Кремлевские романы»**. Политику какого из российских царей намерен перенять Владимир Путин: тиранов Ивана Грозного и Сталина или же реформаторов Петра Первого и Горбачева, которые пытались повернуть эту огромную империю лицом к Западу? Поддастся ли Путин соблазну абсолютной власти и имперских устремлений? Должны ли мы верить Евгению Примакову, который утверждает, что Россия не вернется к диктатуре?

В любом случае, ясно, что переход страны под контроль бывшего офицера КГБ означает, что между спецслужбами и властью заключена сделка. Рассказывая о тайнах Кремля, Владимир Федоровский показывает, что такого рода сделка не является чем-то новым в истории России. Автор отмечает, что несмотря на то, что Россия положила конец своей политике самоизоляции, тем не менее, эта страна все еще остается удивительной, необычной и озадачивающей.

Анализируя отношения между властью и «высшей полицией», автор книги проливает свет на культуру, пропитанную болезненным недоверием и культом тайны, систему функционирования правительства, которая немыслима для французов. Сначала читатель погружается в варварскую и кровожадную обстановку России XV века. Все еще находясь одновременно под сильным влиянием Азии и Византии, Россия того периода получила в наследство от Золотой орды культ грубой силы и методы Чингисхана, который умело использовал информацию, полученную от своих лазутчиков.

От Византии Россия унаследовала тонкость в политике и идею религиозного мессианизма. Православная Церковь стремилась к расширению границ своего влияния, но при этом она была полностью подчинена власти царя. Эпизоды книги, которые иллюстрируют жестокость Ивана Грозного, позволяют нам понять, почему этот странный правитель оставил столь неизгладимый след в сознании русского народа. Для тайной полиции России опричнина Ивана Грозного надолго стала моделью жестокой системы, которая в последующем еще не раз найдет свое воплощение в политике кремлевских правителей.

Подобно царской «охранке» начала прошлого века, советские чекисты, от Дзержинского до Берии, черпали в институте опричнины отвратительные рецепты, подтверждающие эффективность террора. Вот почему Владимир Федоровский в своей книге не слишком подробно рассказывает об истории военных и дипломатических разведслужб тех времен, когда Россией правили цари. Им далеко до того, чтобы тягаться с сетью Коминтерна по разжиганию мировой революции.

Некоторые эпизоды книги иллюстрируют подвиги особо выдающихся шпионов, таких как «великолепная кембриджская пятерка», в которой самым известным был Ким Филби. Другой шпион по имени Рихард Зорге тщетно предупреждал Сталина о неизбежности нападения со стороны Германии в июне 1941года. Сталин не поверил ему, и это один из наиболее удивительных примеров ослепления тиранов в их паранойе.

Таким же образом Леонид Брежнев будет действовать в период «холодной войны»: он сам себе внушил, что американцы готовились к ядерному нападению и дал команду всем резиденциям КГБ найти доказательства этого тезиса. Примечательно, что «высшая полиция» двулика. Мы видим, как руководители «охранки» дают мудрые советы царям, убеждая их осуществить либеральные реформы, чтобы предотвратить революцию.

Мы видим, как Андропов борется против мафиозного окружения Брежнева и создает условия для прихода к власти Горбачева, который должен изменить прогнившую систему. Однако тот же Андропов подавлял в 1956 году мятеж в Венгрии и отправлял диссидентов в психиатрические лечебницы. Это был руководитель, которым восхищались подчиненные, это был ленинец, убежденный в необходимости спасения советского режима от краха.

У Владимира Путина, который является наследником и продолжателем традиций кремлевских правителей, мы также обнаруживаем многоликость. С ранней юности Путин был очарован деятельностью КГБ. Путин - дзюдоист высочайшего класса, он прекрасно контролирует ситуацию и способен действовать молниеносно, используя любую оплошность и слабость противника. Реакция Путина на теракты 11-го сентября 2001 года подтверждает эту удивительную способность.

На маску «Джеймса Бонда» накладывается маска хорошего управляющего мэрии Санкт-Петербурга и приближенного к царю придворного, «который не пьет». Он также политик, который для поиска выхода из сложной ситуации способен к макиавеллизму. Об этом свидетельствует двусмысленная роль, сыгранная Путиным при «царе Борисе» и его «семье», которые были связаны с мафиозными олигархами, виновными в разграблении страны.

Сторонник жесткой силы, Путин жестоко подавил чеченский мятеж, и теперь берет под свой контроль все сферы жизни общества, везде ставя верных себе силовиков, которые являются выходцами из КГБ. Путин усвоил правила поведения современного государственного деятеля. Он хорошо понял, насколько сильно влияние СМИ и могущественна власть денег. Чтобы оправдать чаяния своего народа, униженного распадом бывшей империи, разрушенной бесчинствами мафиози и утечкой капитала, Путин использует язык и уловки предвыборной демагогии.

Он без колебаний идет на союз с сомнительными олигархами, чтобы уничтожить других, опальных олигархов, чтобы привлечь в страну иностранных инвесторов, которые больше нуждаются не в атрибутах демократической формы правления, а в стабильности России.

Итак, кто он, Владимир Путин: царь или разведчик? Является ли хозяин Кремля прежде всего патриотом своей страны или же он - циничный реалист? Владимир Федоровский, который сам был активным действующим лицом первой попытки демократизации страны, с беспокойством размышляет о том, какое будущее уготовано его стране.

* Пьер Лякост - бывший командующий Высшей школы ВМС Франции, бывший генеральный директор Главного Управления внешней разведки Франции.

** Сегодня в книжные магазины Франции поступила в продажу книга Владимира Федоровского "Кремлевский роман", которая вышла в свет в издательстве Rocher.