Состояние российской политики сегодня таково, что, пожалуй, самый главный конкурент российского президента Владимира Путина на намеченных на этот год президентских выборах воспринял решение партийного собрания о выдвижении его кандидатом с бесстрастным одобрением человека, привыкшего подчиняться. "Когда руководитель, который пользуется доверием, вступает в борьбу, его нельзя оставлять в одиночестве, - сказал в прошедшее воскресенье о Путине председатель верхней палаты парламента и лидер Российской партии жизни Сергей Миронов. - Нужно сплотиться вокруг него".

Россия, кажется, пока еще не придерживается логики демократической политики.

На выборах Путину будут противостоять, очевидно, девять кандидатов, все они в той или иной мере проявляют почтительность к Кремлю и едины в своем понимании того факта, что у них нет никаких шансов на победу.

Фармацевтический и водочный магнат Владимир Брынцалов держит в своем рабочем кабинете фотографию Путина, а на стене здания его штаб-квартиры установлено огромное мозаичное панно с изображением символа пропутинской партии "Единая Россия". В одном интервью г-н Брынцалов поведал, что намерен использовать свою избирательную кампанию как платформу обсуждения экономических бед страны, но более чем за 2 месяца до дня выборов он уже готов признать свое поражение.

Два других кандидата выдвинуты от новой политической партии "Родина", которая была создана накануне парламентских выборов с молчаливого согласия Кремля. Один из них, Сергей Глазьев, выдвинул политическую повестку, которая не согласуется с некоторыми установками Кремля, но даже он отказался прямо заявить, что надеется победить Путина.

Переизбрание Путина на второй президентский срок представляется делом решенным. Однако отсутствие серьезного альтернативного кандидата означает, что громадная политическая власть Путина стала чуть ли не абсолютной.

"Та форма демократии, которую мы имеем сегодня - это спектакль, - считает Ирина Хакамада, один из лидеров либерального Союза правых сил (СПС), которая самостоятельно выдвинула свою кандидатуру в президенты, несмотря на то, что ее партия потерпела сокрушительное поражение на парламентских выборах.

Огромная популярность Путина и решительная победа "Единой России" в прошлом месяце оставили оппозицию в таком смятении, что самые известные российские политики последнего десятилетия предпочли не бросать вызова Путину.

В их числе Геннадий Зюганов, глава Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ), Григорий Явлинский, глава партии "Яблоко", и даже Владимир Жириновский, глава Либерально-демократической партии России (ЛДПР), который до этого не упускал ни одной возможности выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах. Вместо него ЛДПР выдвинула своим кандидатом его личного телохранителя Олега Малышкина.

Потенциальной "темной лошадкой" короткое время был нефтяной магнат Михаил Ходорковский, однако с октября прошлого года он находится под стражей по обвинениям в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. До своего ареста Ходорковский выступал с планами строительства в стране гражданского общества; в настоящее время, по свидетельству одного инсайдера, он отказывается бросить политический вызов Путину.

Какое-то время казалось, что у Путина вообще не будет конкурентов, что вынудило прессу к спекулятивным размышлениям, будто бы Кремль вербует людей вроде Миронова в кандидаты, чтобы создать впечатление о реальной конкуренции. Миронов это отрицал, однако его подобострастные высказывания говорят о том, что Путин занимает господствующее положение в политике.

Путин является независимым кандидатом. Из девяти его конкурентов действительными идеологическими оппонентами являются всего трое: Хакамада из СПС, Николай Харитонов от КПСС и Иван Рыбкин, бывший спикер парламента и помощник Бориса Ельцина, принимавший участие в мирных переговорах в Чечне.

Рыбкин, союзник опального магната Бориса Березовского, считает, что России необходима серьезная дискуссия по целому ряду вопросов вроде коррупции, удушающей власти бюрократов, произвольного применения закона и неспособности освободить экономику страны от нефтяной и газовой зависимости.

Поскольку государство контролирует телевещание и административные ресурсы, далеко не факт, что эта избирательная кампания позволить провести значимую дискуссию. Однако Рыбкин сказал, что путинский Кремль, несмотря на всю свою кажущуюся силу, является не более неуязвимым, чем в свое время - советское руководство.

Хакамада, единственная женщина-кандидат, заявила, что результаты парламентских выборов вызвали у российских избирателей опасение, что страна дрейфует к однопартийному правлению. "Единая Россия" сейчас контролирует 300 из 450 мест в думе, то есть имеет достаточное большинство, чтобы не только доминировать в любом аспекте законодательного процесса, но также и изменять конституцию, если этого пожелает Путин. (Пока что он исключает такую возможность.)

Хакамада считает, что опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что стабильный блок россиян выступает за демократию в европейском стиле, даже несмотря на то, что эти люди разочаровались в годы беспорядочного перехода от советского правления. Ее цель как кандидата, сказала она, заключается в объединении их в реальную оппозиционную силу. "Я хочу переломить господствующее настроение, - сказала она. - Я хочу, чтобы люди поняли, что у них есть альтернатива".

Даже Глазьев, несмотря на его нежелание прямо критиковать Путина, сказал, что новая российская демократия нуждается в преобразовании в по-настоящему конкурентную систему. Его партия "Родина" в которую влились националисты и бывшие коммунисты, в общем поддерживавшие Путина, показала на удивление хорошие результаты на состоявшихся в прошлом месяце выборах, но теперь оказалась в незначительном меньшинстве в парламенте, где доминирует "Единая Россия". "Нам не нужна авторитарная демократия, - сказал он. - Чтобы у нас была демократия, нужна реальная конкуренция на выборах".