"Из-под глыб" - так назывался сборник статей Александра Солженицына и других выдающихся критиков советской системы, который вышел в свет в самиздате незадолго до краха советской системы. В этом сборнике авторы призывали своих соотечественников найти возможность выбраться из-под руин, в которые система превратила советское общество.

Спустя два десятилетия политическая система России вновь в руинах, а само общество превращается в невольника государственной власти. Процесс теперь подходит к завершению, он начался как раз в момент, когда подпольные авторы писали свои материалы с критикой советской системы: КГБ и идеология российского национализма заменили Компартию и ее идеологию, которые были опорой государства в советский период.

Потерпевшая неудачу перестройка 80-х годов и неумело осуществленные реформы 90-х годов просто прервали или замедлили эту замену символов государственной власти, которую сейчас осуществляет президент Владимир Путин, воплощающий государство с приоритетной ролью КГБ. Этот внутренний процесс находит свое отражение во внешнеполитической программе экономической, политической и военной экспансии, главной мишенью которой являются постсоветские страны в регионе Евразии, где у Запада свои интересы.

Западные политики не очень-то охотно признают и анализируют последствия этих событий. Причины такого нежелания в каждой из западных столиц различны, но анахронизм всюду очевиден. Западные политики должны теперь вырваться из плена своих собственных заблуждений, избавиться от попыток выдать желаемое за действительное, а также от ошибочной стратегической оценки внутренней и внешней политики Кремля.

Когда три года назад президент Джордж Буш и Республиканская партия взяли власть в Вашингтоне, они отреклись от политики администрации Клинтона-Гора в отношении России по двум главным причинам. Первая причина заключалась в чрезмерной персонификации этих отношений, основанной на показной дружбе Билла Клинтона с Борисом Ельциным. Другое обвинение в адрес администрации Клинтона заключалось в «укрывательстве провалов» за счет красивой риторики, что помешало своевременной переоценке потерпевшей неудачу американской политики.

Однако, к сожалению персонификация и риторика достигли нового уровня в период после терактов 11 сентября. Американскому президенту советуют хвалить Путина за успехи в деле развития демократии и создания правового государства в тот самый момент, когда Путин завершает процесс восстановления авторитарного режима. И создается впечатление, что советники еще больше вредят Бушу, ограждая его от неудобных фактов и подменяя их приятными фальсификациями.

Такая риторика не может быть оправдана в качестве вознаграждения Кремля за поддержку в международной войне против терроризма, которую возглавляют США. Ожидания, которые возлагались на Путина, не оправдались. Вместо того, чтобы превратиться в союзника, российский президент чинил препятствия проводимой США политике (например, в Ираке), а также пытался извлечь выгоду из ситуации, при которой Россию изображает себя в роли «посредника» между Вашингтоном и странами-изгоями, которые способствуют распространению ядерного оружия. Путин также попытался настроить Евросоюз и США друг против друга. Он также не оправдал надежд США и Европы на то, что Россия может стать надежным поставщиком энергоресурсов.

В только что завершившемся году Путин и его окружение завершили работу над похоронами российской демократии. Государство монополизировало общенациональные телеканалы, превратив их в рупор пропаганды. Между тем набирает силу ремилитаризация общественной жизни. Кадровые офицеры бывшего КГБ занимают ключевые политические посты, при этом они частично несут ответственность за антизападные настроения, которые теперь лежат в основе политики России. Парламентские выборы, состоявшиеся в прошлом месяце в России, были подстроены, и теперь законодательный орган России оказался целиком под контролем трех «партий власти».

На этом фоне во внешней политике Кремля основной упор делается на возвращении постсоветских стран в орбиту российского влияния. Поражение демократии внутри России исключило любые попытки создания оппозиции такому внешнеполитическому курсу. В случае успеха эта стратегия Кремля может на следующей стадии превратить Россию в очень серьезную проблему для Запада в том, что касается непосредственного доступа западных стран к источникам энергоресурсов, а также использования транспортных коридоров и развертывания военных баз для борьбы с терроризмом. Такая тенденция может даже негативно отразиться на военной безопасности новых евроатлантических границ.

Ответом Запада на такую политику Москвы должно стать постепенное расширение НАТО и Евросоюза, пока в обе эти организации в той или иной форме не войдут страны, находящиеся в непосредственной близости от них: Украина, Белоруссия, Молдова, Грузия и Азербайджан, что позволит обеспечить сухопутный доступ к каспийским резервам нефти и газа. Теперь это «новая заграница» для Запада. Белоруссия оказывается в сердце Европы, Молдова занимает стратегическое положение на юго-востоке Европы. Что же касается Украины, то ее независимость после краха СССР стала неожиданным геополитическим «подарком» для Запада.

Пауза в процессе расширения ЕС и НАТО, как и активизация политики Кремля в отношении Белоруссии, Молдовы и Украины, которая происходит на фоне самодовольства или усталости Запада, может привести к созданию новой разделительной линии в регионе Балтийского и Черного морей. Белоруссия и Молдова находятся в регионе, который исторически играл роль ворот Европы. Сегодня у власти в этих находятся лидеры советского типа, рассчитывающие остаться у власти при поддержке Кремля.

Более сильны прозападные политические силы на Украине, где Кремль в преддверии президентских выборов активизирует свои усилия по поддержке партий, ориентирующихся на союз с Россией. Западные страны не должны допустить поражения демократии и прозападных политических сил в непосредственной близости от своих границ, как это случилось в России. И теперь представилась возможность для активной поддержки демократических партий на Украине, Молдовы и Белоруссии.

Демократические партии в этих странах остро нуждаются в финансировании предвыборной кампании, обеспечении доступа на телевидение и защите от вмешательства административного аппарата. Результаты приближающихся выборов (или референдумов) в указанных трех республиках покажут, получат ли они шанс для того, чтобы стать частью евроатлантического мира. Или же будет создана новая «красная линия», которая отрежет от остальной Европы 60 млн. европейцев.

Между тем руководство Грузии и Азербайджана, как и общественное мнение этих стран, настроено на союз с Западом. Главная опасность в этих республиках - в слабости государственных институтов и существовании локальных конфликтов, унаследованных с советских времен. Эти факторы и пытается использовать Россия в надежде изменить прозападный выбор этих стран. Преодолеть слабость государства можно за счет усиления американской помощи в сфере обеспечения безопасности, а также за счет поддержки со стороны ЕС в деле создания четко функционирующих административных органов.

Долгожданный ввод в действие проектов по транспортировке нефти и газа (в 2005 году ожидается завершение строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан) должен обеспечить Грузии и Азербайджану возможность для экономической и политической интеграции с Западом. Но эти две республики продолжают существовать в условиях сохранения угроз интересам своей безопасности, и здесь остаются нерешенными проблемы сепаратизма. С целью урегулирования проблем Южного Кавказ необходима тесная координация политики ЕС, США, и НАТО в этом регионе.

НАТО и новые страны-члены ЕС от республик Прибалтики до Польши, Румынии и Болгарии могут внести большой вклад в этот процесс. Евроатлантический мир не должен допустить, чтобы в постсоветских республиках повторился опыт России, пережившей поражение прозападных политических сил.

* Владимир Сокор - старший научный сотрудник вашингтонского Института стратегических и политических исследований (Institute for Advanced Strategic & Political Studies).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.